Сегодня - 22.03.2019

Cколково: сибиряки не отстают

16 февраля 2011

Валентин ПармонО процессе развития сколковского проекта и его ближайших перспективах рассказывает член консультативного научного совета «Сколково» директор Института катализа им. Г.К.Борескова СО РАН академик Валентин Николаевич Пармон.

Несколько дней тому назад я участвовал в очередном рабочем совещании консультативного научного совета (КНС) Фонда «Сколкова». Окончательная роль КНС, я бы сказал, доопределяется. Уже есть согласованное с соучредителями Фонда «Сколково» Положение о его работе. Тем не менее, на последней встрече несколько членов КНС, в основном зарубежные ученые, выступили с предложением о дополнениях, которые бы уточнили и расширили права КНС. Совет не вмешивается и не должен вмешиваться в финансовую деятельность Фонда «Сколкова», но в организации отбора и экспертиз проектов потенциальных резидентов Сколкова он должен играть очень важную, если не определяющую роль. Предлагается также, чтобы КНС участвовал в мониторинге хода реализации одобренных проектов и в оценке их результативности, вплоть до права приостановки проектов.

– А таковые уже рассматривались вашим Советом?

– На сегодня при Фонде «Сколкова» аккредитовано 26 проектов. Это не значит, что они сразу получают финансирование, но, по крайней мере, им уже гарантирован «входной билет» в Сколково. Проекты аккредитованы пока не по всем направлениям. Хочу напомнить, что в Сколково должно быть создано пять отраслевых кластеров соответственно «пяти приоритетам модернизации», обозначенным Д.А.Медведевым. Первый из них – это энергоэффективность и энергосбережение, в том числе вопросы разработки новых видов топлива. Второй – ядерные технологии. Третий – космические и телекоммуникационные. Четвёртый – всё, что связано с медициной, и пятый – стратегические информационные технологии. По каждому кластеру созданы экспертные коллегии из числа российских и зарубежных членов КНС, а также экспертов, приглашенных по рекомендации Совета, и представителей непосредственно Фонда «Сколково». Я, вместе еще с тремя членами КНС, вхожу  в экспертную коллегию по кластеру энергоэффективности. Всего в коллегии количестве около 80 экспертов, а саму коллегию возглавляет академик Владимир Евгеньевич Фортов.

– По каким существенным критериям прежде всего отбираются и рассматриваются поступающие проекты?

– Каждый проект оценивают 8-10 экспертов, в том числе обязательно и зарубежных. Прежде всего ставится вопрос – «А есть ли наука?», то есть насколько проект ценен как исследовательская программа, какую имеет перспективу и потенциал развития. Попутно, разумеется, тема каждого проекта рассматривается на предмет соответствия тому приоритетному направлению, одному из пяти, о которых говорилось выше. Второй важнейший момент – компетенция заявителей. Дело в том, что по правилам Фонда «Сколково» заявки подаются от лица малых инновационных компаний – ЗАО, ООО – которые могут быть аккредитованы при Сколково и получать значительные льготы. Хорошо, когда в названии этих компаний есть привязка к известному исследовательскому центру, например, «ООО такое-то при Физико-техническом институте им. А.Ф.Иоффе». Это сразу обо многом говорит. Но обычно мы читаем никому ни о чем не говорящие названия. И тогда очень многое решают личные знания и  контакты экспертов. Например, один проект был подан от компании, которая должна быть  хорошо знакома академику Эдуарду Павловичу Круглякову – увы, не как физику, а как председателю комиссии РАН по борьбе со лженаукой… Мне попадались также проекты, просто далекие от науки, никак с ней не связанные. Кстати, есть и такое требование: чтобы в составе заявителей обязательно был хотя бы один зарубежный участник, на него подается отдельное CV (сurriculum vitae – резюме). Попутно встал вопрос – считать ли иностранным представителем специалиста, некогда уехавшего из СССР или России, но сохраняющего гражданство России? В известном мне конкретном случае один наш такой соотечественник, ныне известный профессор из Голландии, все же был признан иностранным специалистом.

– Какого рода проекты уже прошли аккредитацию?

– Я назвал цифру 26. Из них 7 относятся к телекоммуникационному кластеру, 8 – к биомедицинскому, а максимальное число, 11 – к направлению энергосбережения. Всем им присвоен официальный статус участника Сколкова, а 10 из 26-ти уже получили гранты на реализацию инновационных проектов. По двум кластерам будущие резиденты еще не аккредитованы. Замечу, что в проектах, которые попадали мне на рассмотрение, иностранные участники были вовсе не случайными людьми. Это или профессора известных западных университетов, или менеджеры серьезных компаний.

– А есть ли проекты из Сибири, как-либо связанные с СО РАН?

– Да. По кластеру энергосбережения один такой проект прошел экспертизу и получил грант. Он представлен инновационной компанией «Метакон», зарегистрированной в Тюмени. Тематика напрямую связана с проблемой освоения ресурсов Крайнего Севера, я беседовал с одним из руководителей проекта. Из соображений конфиденциальности я не буду раскрывать специфику предлагаемых решений, скажу только, что они относятся к решению очень важной задачи – энергосбережения и обустройства удаленных нефтегазовых промыслов на площадках, не связанных с «Большой Землей» постоянной инфраструктурой.

Градостроительная концепция Сколково– Где проходила работа экспертных коллегий? Уже непосредственно в Сколково?

– Конечно, нет. Там пока еще по-прежнему голое поле. Нам, правда, уже показали планы архитектурных решений по застройке. Я впервые познакомился с участком, на котором будет строиться инновационный центр. Если ехать от Юго-Западной в сторону аэропорта «Внуково», то сразу после пересечения МКАД налево и будет сколковская территория, 400 гектаров. Ее часть занята опытными полями Россельхозакадемии, но уже есть решение о выделении РАСХН угодий в других местах. Территория очень удобная. Фонд «Сколково» сообщил о том, что прошел первый этап архитектурного конкурса, победителями которого стали две компании – обе иностранные, из Франции и Голландии. Кстати, французская концепция «городской деревни» очень созвучна новосибирскому Академгородку, похожа она и на университетские кампусы. Г-образная территория сколковского участка будет делиться двумя скоростными магистралями на четыре сектора. Окончательное же решение о выборе градостроительной концепции Инновационного центра «Сколково» будет принято в конце февраля на заседании Совета Фонда.

– А как обстоят дела с созданием в Сколково нового университета?

– Нашему консультативному научному совету был представлен проект, подготовленный Массачусетским технологическим институтом (MIT).Напомню, что одна из главных сколковских задумок – это открыть  международный магистерско-аспирантский университет (IGUST – International Graduate University of Sciences&Technologies), опирающийся на опыт тех университетов мира, где активно развиваются инновации. Тем не менее проект, подготовленный MIT, был отклонен, причем, в основном, по инициативе зарубежных экспертов, также представляющих инновационные университеты. По их мнению, предложения MIT мало учитывали опыт других и слишком уж «тянули одеяло на себя». В мире есть немало других инновационно активных высших школ, например, университет Пердью из США. Кстати, это был первый случай голосования в работе КНС. Оно показало, что проект MIT недостаточно полно учитывает как мировой опыт, так и российский. К сожалению, на начало 2011 года не было альтернативных проектов IGUST: тем не менее, уже объявлен открытый конкурс на его русскоязычное название.

– Посещали ли совещание КНС, в котором Вы участвовали, первые лица Фонда "Сколково", представители высшего руководства страны?

– Нет, это была работа в своем кругу. Состав Совета сформирован, он стабилен… Хотя есть идея увеличить его еще на 5 членов, пригласив несколько ученых с мировым именем. В частности, речь идет о Нобелевском лауреате по химии Жане-Мари Лене из Франции – основоположнике супрамолекулярной химии. Могу предположить, что его интересы и участие будут реализованы в медико-биологическом кластере Сколкова.

– Насколько, по Вашему мнению, в целом сколковский проект жизнеспособен в такой достаточно нестабильной стране, как современная Россия? Выдержит ли Сколково заданный ему очень жёсткий темп?

– Главный «зонтик» для Фонда «Сколково» – это Комиссия по модернизации и технологическому развитию экономики при Президенте России. Мандат, по сути дела, выдан в соответствии с ее решением. Очень важна поддержка главы государства, этого нельзя не брать в расчет. Дмитрий Анатольевич Медведев сказал открытым текстом, что в нашей стране крупные проекты реализуются только тогда, когда их поддерживают первые лица. Если бы такое масштабное начинание базировалось  на основе действующего Академгородка, тогда такого патронажа, вероятно, не требовалось бы. Что касается темпов, то до 2014 года сохраняется возможность экстерриториального участия для резидентов Сколкова, но уже сегодня идут разговоры о том, чтобы для некоторых участников элементы «удаленного доступа» сохранялись  и далее.

– Валентин Николаевич, приносит ли Вам работа в КНС фонда "Сколково" профессиональное, человеческое удовольствие?

– Я бы отнес эту работу к научно-организационной. Мои учителя обращали внимание на то, что когда занимаешься организационными вопросами, КПД очень невелик, порядка 5%. Но если потом эти 5 % воплощаются в жизнь, то чувствуешь себя счастливым. Академик Кирилл Ильич Замараев, передавая мне штурвал директора Института катализа, сказал, что от самой этой работы особого удовольствия не получаешь. Но оно приходит, когда видишь успехи тех людей, которых ты поддержал.

Подготовил Андрей Соболевский

Фото: COPAH.info, www.i-gorod.com
 

 

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 

Система Orphus