Сегодня - 13.11.2019

Как результаты научных экспериментов влияют на нашу картину мира?

12 января 2012

На лекции «Применение научных идей» от кандидата экономических наук, сотрудника Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, члена Союза журналистов СССР Юрия Петровича Воронова, состоявшейся в научном кафе «Эврика» в первый рабочий день 2012 года, слушатели узнали о том, как важна для человека непротиворечивая картина мира и для чего сотруднику Института гидродинамики  женские капроновые чулки.
 
«Моё выступление – это попытка разобраться, каким образом, те, чаще всего непонятные, занятия, которые ведут научные сотрудники в многочисленных  институтах СО РАН, связаны с экономической пользой», - начал своё выступление Юрий Петрович. И на слайде появился тот самый волнующий всех вопрос: «Зачем нужны научные идеи?»
По словам Ю.П.Воронова, давно открыт и известен «список» из полутора тысяч физических эффектов, которые можно брать и применять, но для практических приложений научные идеи сами по себе не нужны, тем более, что учёными замечена незначительная часть перечисленных в списке эффектов.

«Например, был такой выдающийся человек Георгий Степанович Федоссеев - заслуженный изобретатель СССР и житель Академгородка, и вот он решил сделать себе теплицу, которая бы открывалась и закрывалась без всякого электричества. Он посмотрел в справочнике, какой доступный материал имеет наибольший коэффициент расширения, и, оказалось, что это капрон», - рассказывает аудитории, ожидавшей услышать об инновациях, Юрий Петрович. – «Пару лет Г.С.Федосеев собирал капроновые чулки своей жены, потом переплавил их, нарубил, засунул в бутылку из-под шампанского и поставил её в шток, который крепился на одном торце и должен был регулировать открытие и закрытие окна, находящегося с другой конца теплицы. Когда в первый же день его устройство разорвало, он стал интересоваться, откуда же взялась такая сила?».

История с чулками закончилась тем, что изобретатель узнал о существовании коэффициентов линейного расширения и объёмного расширения, хотя, на самом деле, ему нужно было совсем не это, а, чтобы бутылка не разлеталась на осколки. Впрочем, когда Георгий Степанович нашёл сосуд Дьюара, то на протяжении нескольких лет его теплица, действительно, открывалась и закрывалась.

Юрий ВороновПо словам Ю.П. Воронова, самое забавное, что множество изобретений Федоссева вызывали раздражение у руководства Института гидродинамики, которое пришло после М.А.Лаврентьева. Потому что на исследованиях вокруг тех же процессов, которые Георгий Степанович изучал дома на коленке, в институте строились кандидатские и докторские диссертации. «А он то, что сваривают взрывом, взял и скрепил на токарном станке. В итоге, проблема как бы закрыта, но никакой науки из этого нет», - отметил Юрий Петрович.

В своей лекции Ю.П.Воронов рассказал, что область рождения научных идей и место, где их применяют,  разделены даже территориально. Американский экономист и историк Джоэль Мокир задался вопросом: «Почему в первую промышленную революцию основные изобретения делались во Франции, а внедрялись в Великобритании?» -  и в своей книге он приходит к выводу, что это совсем не случайно. Отношение к науке в Великобритании было особенным: правительство платило учёным не за исследования, а за то, что они читали публичные лекции, на которых человек совершенно не сведущий может узнать что-то полезное. Например, ремесленник услышал, в какой последовательности закипает чайник, и смог применить знание, полученное от учёного, у себя в лавочке. В этих обществах перед первой промышленной революцией состояли 200 000  дилетантов, которые постоянно ходили на публичные лекции. Во Франции всё было совершенно иначе: там университеты и академики гордились своими уникальными знаниями. Поэтому так исторически сложилось, что научные идеи рождаются в одной стране, а применяются в другой, где сфера приложения изначально сильнее развита.
            
«Существует два источника научных идей: первый – непротиворечивая картина мира, а второй – универсальность методов. Обычно оба источника переплетаются в каждом исследовании, в особенности, если ставится масштабная проектная задача, и приводят к заблуждениям, которые имеют право на долгое существование исключительно благодаря институционализации», - объяснил Юрий Петрович.
   
По словам лектора, человек стремится каким-то адекватным способом создать в себе простую и ясную картину мира для того, чтобы с её помощью изменить окружающую действительность. «Этим занимаются художники, поэты, теоретизирующие философы и естествоиспытатели, но каждый по-своему. На эту картину мира и её оформление человек переносит «центр тяжести» своей духовной жизни, чтобы в ней обрести покой и уверенность, которые он не может найти в слишком тесном головокружительном круговороте собственного существования», - рассказал Ю.П.Воронов.

Юрий ВороновСпециалист в области применения научных идей процитировал Ульяма Оккама: «Не следует умножать сущности без крайней необходимости», - и остановился на их порождении в современной физике. По его словам, бозон Хиггса – единственная частица стандартной модели, не обнаруженная до сих пор. Она создаётся из-за спонтанного нарушения симметрии поля Хиггса, взаимодействием с которым могут быть объяснены все присущие элементарным частицам массы.
 
По мнению Ю.П. Воронова, если у Академии наук есть начальник, который приказывает работать над конкретным проектом, будь то космос, ракеты или ядерная бомба, тогда наука развивается. Функция проектного подхода: в том, что он сужает рамки требований к непротиворечивой картине мира и позволяет ограничиться относительно небольшим набором методов. По этой причине наука с иерархически построенной институциональной структурой  эффективно работает только, если извне в неё приходит крупный проект и ограничения по картине мира и методам становятся небольшими.

Нарушают ли проекты непротиворечивую картину мира? «Несомненно, например, возможность существования материалов с любым коэффициентом преломления ставит под сомнение всю оптику, в которой наличие таких природных сред и материалов необоснованно не допускается. Дыры во времени ставят под сомнение всю физику, построенную на гипотезе непрерывности времени. Иными словами, если и то, и другое возможно создать искусственно, то, почему бы не предположить, что это имеет место и без вмешательства человека?» - задаёт Ю.П.Воронов вопрос и, как и обещал, не отвечает на него, потому что ещё в начале лекции специально отметил, что готов вслух поразмышлять вместе со слушателями, а не рассказать правильное решение.

Ангелина Иванова

Фото: shnurwebnet.narod.ru, автора материала.

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus