Сегодня - 20.02.2018

Льготная категория ученых

12 ноября 2012

Система поддержки начинающих ученых в России достаточно хорошо развита, ведь такие преференции – один из способов привлечения кадров в науку. В других странах поддержка не столь обширна, причиной чему, скорее всего, служит отсутствие необходимости в ней.

В Сибирском отделении РАН достаточно высок процент молодых ученых, среди всех сотрудников – около 20% и более 25% среди научных.  Помимо интересной исследовательской деятельности их стараются поддерживать материально, помогают решать «ненаучные» проблемы, чтобы молодого специалиста ничего не отвлекало от пробирки и ускорителя.


Всего в СО РАН работает около 25 000 человек, из них более 9000 – научные сотрудники.
Молодых сотрудников всего – около 5500, среди них 2500 – научные, 1700 – инженерно-технические, 1300 – аспиранты.


Основным органом, который курирует поддержку молодых ученых в Сибирском отделении, можно считать Совет научной молодежи. Поскольку Академия весьма рассредоточенная структура, то помимо Головного совета отделения, в каждом институте есть свой такой орган, работающий непосредственно с сотрудниками этого института.

По словам Елены Мельниковой, которая исследовала вопрос социальной поддержки молодых ученых в ННЦ СО РАН в рамках дипломной работы в НГТУ, у совета и его институтских отделений три основных направления деятельности: поддержка кадрового потенциала сибирской науки и повышение уровня квалификации молодых ученых, формирование позитивного имиджа СО РАН и помощь в решении непрофильных проблем.  

Александр ШапеевОднако несмотря на то, что у советов собственный бюджет, который они вправе распределять достаточно свободно в рамках своих направлений, источник этой поддержки все же Академия наук. Если сравнить российских молодых ученых с зарубежными коллегами, то мы увидим, например, что в США начинающих исследователей поддерживают университеты, что связано со структурой научного сообщества, но такая поддержка во многом различается.

По мнению сотрудника университета Миннесоты (США) Александра Шапеева,  основное отличие в том, что в России необходимо удержать ученых в академической науке, тогда как в других странах, в которых мне приходилось работать, такой потребности нет. Александр получил степень PhD в Сингапуре, а затем защищался еще и в России, поэтому о различии систем знает не понаслышке.

 - Зарплата постдока, например, в Америке  – средняя зарплата по экономике.  Да, человек может пойти работать в банк, получать в 2 раза больше. Но для меня это было бы неприемлемо, потому что рабочий день длится 10 часов с 15-минутным перерывом на обед. Если человек переходит работать в коммерческую структуру, его зарплата не вырастает кардинально, как это случается в России.


Четкая система обращения не разработана, - рассказывает Елена Мельникова, - часто бывает достаточно просто устного обращения, но например,  в Институте геологии и минералогии им. В. С. Соболева СО РАН, на сайте Совета научной молодежи этого института аспирант или молодой ученый заполняет форму, их разработано две: по жилью и по командировкам. Затем на общем собрании СНМ выясняют наиболее нуждающихся, которые пишут заявление на предоставление материальной помощи.


Петр МеньшановИнформация как ресурс

Для повышения квалификации и поддержки кадрового потенциала сибирской науки советы научной молодежи информируют своих членов о грантах и конкурсах, выделяют деньги для участия в конференциях, учреждают конкурсы научных статей, организуют языковые курсы, помогают с планированием экспериментов и доступом к информационной базе.

Председатель СНМ Института цитологии и генетики СО РАН кандидат биологических наук Петр Николаевич Меньшанов отмечает, что, например, в ИЦиГ СО РАН языковые курсы проводятся периодически. Это нужно для того, чтобы молодые кандидаты наук и аспиранты могли свободно общаться на конференциях с коллегами.

- Сейчас мы сотрудничаем постоянно с одной школой – IQ. При этом оплачиваются такие курсы 50 на 50, то есть половину платит совет, а половину – сам обучающийся. Это сделано, чтобы привлечь людей, которым занятия по английскому действительно нужны. Если бы совет оплачивал их полностью, то на курсы ходило бы много немотивированных людей.
За рубежом курсы английского (если этот язык не родной для ученого) входят в список обязательных.

- Я прошел курс английского (Advanced English) в Сингапуре, - рассказывает Александр Шапеев, -  но обучение было весьма специфическим: не столько языку, сколько особенностям академического письма: нам рассказывали, как написать введение, что должно быть в заключении и так далее.  Но, подчеркиваю, это был обязательный курс. Также была возможность с огромной скидкой прослушать курс личного развития (personal development), но это скорее исключение, чем правило, возможность льготного посещения таких курсов редка.

Что касается участия в конференциях, в ИЦиГ, например, работает система тревел-грантов для поездок на крупные всероссийские и международные конференции. В год от 30 до 50 молодых сотрудников получают финансовую поддержку по этой программе.

- Суммы, при этом, различные: от 5 до 15 тысяч рублей, в зависимости от конференции, потребностей, а также от того, насколько в финансировании этой поездки участвует лаборатория или какой-либо фонд. Участие в международных конференциях приводит к повышению результативности работы, – объясняет Петр Меньшанов.

В других странах тоже есть такая форма поддержки. По словам, Александра Шапеева, получить деньги для поездки на конференцию можно на конкурсной основе от университета, например.

- Сумма разная, может быть 400 долларов на билет, например, 500 – регистрационный взнос, 300 – на проживание.  Существуют отдельные программы тревел-грантов, где можно получить какую-то сумму на несколько поездок. Но все равно, они не большие, 10% от зарплаты, к примеру. Больше приятно вставить строчку в резюме, что ты получил какой-то грант.

Кто на свете всех милее

В рамках работы с имиджем, Совет научной молодежи СО РАН участвует в организации мероприятий ко Дням науки, международному форуму «Интерра». Кроме того, начинающие исследователи активно работают со школьниками.

Петр Меньшанов считает, что это важно, поскольку позволяет привлекать в институт новых сотрудников.

- Сотрудники ИЦиГ участвуют в подготовке школьников к научно-практическим конференциям, например, у нас постоянное партнерство со 130-м лицеем, 162-ой школой и гимназией «Горностай» в Академгородке. В городе мы сотрудничаем с 1-й и 4-й гимназиями, с 22-й школой.

Профессор Пальчиков показывает физические опыты
По словам Александра Шапеева, за рубежом такой практики нет.

- Существуют, конечно, специальные учреждения при университетах, как наша ФМШ, однако, с обычными школами никто не работает. Бывают дни открытых дверей, когда аспиранты и профессора читают школьникам научно-популярные лекции, отдельные экскурсии по предварительной договоренности, но системной работы нет. Зато в университетах старшие студенты активно работают с младшекурсниками, помогают иногородним студентам, могут даже встретить в аэропорту, например. В России это не принято.  

В Америке существует совершенно непохожая ни на одну российскую льгота, которой ученые могут добиться на конкурсной основе – если можно так выразиться, «откуп от преподавания», то есть ученому снизят преподавательскую нагрузку, если он докажет свою эффективность. Это может сделать как университет за счет собственных средств, так на такую затею можно получить и отдельный грант. Его средства пойдут полностью университету, чтобы он нанял человека, который будет читать за вас лекции.
Для России это может звучать как фантастика, потому что ученые здесь преподают больше по желанию, и  скорее возможна обратная ситуация: когда молодой специалист хочет поделиться знаниями, но у университета или факультета нет ставки для него.

О хлебе насущном

Помощь со стороны СНМ  в решении непрофильных проблем тоже обширна.
- Нужно, чтобы молодые ученые не отвлекались, и могли все свои силы и знания приложить к решению  научных пробле, - считает Петр Меньшанов.

Само собой, сюда входит решение жилищной проблемы: сертификаты, строительство жилья, финансовая помощь, если сотрудник все-таки вынужден арендовать жилье (до 50% от суммы аренды).
Академик Ляхов вручает ключи от служебных квартир на ул. Шатурской
- Мы надеемся через 3 года полностью возродить жилищные цепочки для молодежи, которые существовали раньше, - говорит Петр Меньшанов. –  Структура такова: аспиранта мы селим в общежитие, затем, когда у него появляются научные успехи и семья, мы можем переселить его в служебное жилье, затем, опять же, в случае эффективной работы, через жилищный сертификат или как-то еще он переезжает уже в собственный дом или квартиру. Несмотря на то, что в целом ситуация с общежитиями сложилась сложная, нам удалось сохранить половину своего жилого фонда в общежитиях – 15 мест – которые мы используем при расселении наших аспирантов, преимущественно иногородних.  Конечно, в будущем нельзя допускать ситуацию, которая сложилась сейчас с невыселенцами. С одной стороны, я понимаю их. Но с другой, жилье – это один из ресурсов, который помогает привлекать кадры в Сибирское отделение РАН.  Совет категорически против приватизации служебного жилья.

Если говорить о непрофильной поддержке, то в ИЦиГ это, например, еще спорт и творчество. Например, институт помог закупить ряд музыкальных инструментов, которые позволили организовать заинтересованным сотрудникам музыкальную группу.

- Сначала они публично выступали только на мероприятиях института, но последнее время их приглашают на Фестиваль науки и техники и на ряд других мероприятий, - рассказывает Петр Меньшанов.

Также в ИЦиГ есть собственный спортивный и тренажерный залы, с закупкой оборудования которым также помог СНМ. В свободное от работы время сотрудники могут там заниматься совершенно свободно.

- Конечно, там установлена очередность, чтобы хватало всем спортивного оборудования, но денег за посещение с них никто не берет.
Соревнования "Лыжня России", в которых принимают участие члены лыжной секции ИЯФ СО РАН
За рубежом жилищных программ мало, но это связано с уровнем зарплаты ученых, который позволяет им снимать жилье, а также с развитостью кампусов при университетах.

- Например, что касается жилья, то аспиранту могут предоставить жилье в кампусе со значительной скидкой. При этом кампус, действительно, большой комплекс, - говорит Александр Шапеев. – Но в целом молодые ученые получают приемлемую зарплату, которая позволяет им снимать комнату вместе с друзьями или даже однокомнатную квартиру. После защиты диссертации зарплата увеличивается еще в 1, 5 раза, само собой, человек не нуждается в этом случае в каких-то особенных жилищных программах.  В Сингапуре, где я писал диссертацию, или в Нью-Йорке молодые ученые могут снимать жилье ниже рыночной стоимости, потому что аренда квартир достаточно дорогая и не очень доступная. Но в целом, случаи такой поддержки редки.

 Также, считает Александр Шапеев, многие социальные проблемы помогают решить в кампусе.

- За рубежом университеты гораздо больше по размеру, чем в России, соответственно кампус тоже крупнее, он включает, например, спортивный городок (тренажерный зал там тоже есть), где студентам и аспирантам можно прийти и бесплатно позаниматься.  При университете может быть детский сад для сотрудников. Если папа и мама оба работают в университете, то это удобно.

Подготовила Юлия Позднякова
 

Фото: 1 - предоставлена А. Шапеевым, 2, 3, 4 - Ю. Позднякова, 5 - С. Таскаев.

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.2 (5 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus