Сегодня - 26.02.2020

Нужны ли России «умнограды»?

08 июня 2015

О том, как использовать достижения цивилизации для улучшения условий жизни горожан говорили учёные и бизнесмены на мозговом штурме, прошедшем в рамках III международного форума технологического развития «Технопром-2015».

«Футуристический Париж» – проект развития концепции «умного» города в столице Франции к 2050 году  Научный прогресс вполне позволяет в XXI веке строить так называемые city-smart — «умные» города с интегрированными системами управления, развитой инфраструктурой и широким применением инноваций, обеспечивающих рациональное использование экономических и экологических ресурсов полиса. Но как создавать такие поселения в России, учитывая, что до сих пор в нашей стране не ликвидировано технологическое отставание (при наличии высокого научного потенциала нет ни качественных дорог, ни должного медицинского обслуживания граждан, ни налаженной нормальной работы ЖКХ)?

Популярный сейчас термин city-smart, как ни странно, не новый: он появился в 60-х годах прошлого века. Поселениями, идущими по пути этого тренда, считаются Сеул, Токио, Шанхай, Дубай, и Нью-Йорк. Представитель Российской венчурной компании Никита Уткин рассказал о необходимости строительства мегаполисов такого типа в России:

— В 2007 году случилось крайне важное историческое событие — количество городских жителей превысило численность сельских. Это значит, что изменилась нагрузка на инфраструктуру, модифицировались взаимосвязи, появились новые задачи, в первую очередь, перед государственным и муниципальным управлением».

Срочную необходимость создания таких city-smart специалист связывает с требующимся усовершенствованием систем безопасности: «Мы видим, что количество техногенных катастроф из года в год растёт. Какая-то обратная логика получается! Казалось быть, с развитием hi-tech риск возникновения серьёзных антропогенных аварий и подобных проблем должен падать, но получается обратная статистика. Это говорит о том, что нужно управлять безопасностью: и информационной, и физической», — считает Уткин.

Архитектор Винсен Каллебо в 2014 году представил план по преобразованию Парижа в футуристического вида «умный» город, где "городские джунгли" в действительности похожи на тропический лес. Представитель РВК утверждает: «умный» город — нечто большее, чем красивый маркетинговый термин.

— Это действительно несколько интегрирующее понятие, которое показывает многообразие всех систем, взаимодействующих в рамках полиса. К ним относятся и структуры, связанные с образованием, ЖКХ, транспортом, обеспечением безопасности, медицинской помощи, и многое другое. Все элементы должны работать вместе, чтобы достичь эффективности и удовлетворить потребности граждан в комфорте.

Партнер Strategy Partners Group Сергей Лозинский говорил об обратной стороне всеобъемлющей технологизации.

«В Москве любой гражданин может подключиться к веб-камерам, которые установлены по всем городу, и следить за своими квартирой, машиной, дачей и так далее. Это очень удобно, — отмечает эксперт. — Но возникает проблема: что делать с полученным массивом данных камер? Ведь злоумышленники тоже могут использовать этот материал!»

Уткин не мог не согласиться с Лозинским о необходимости развития IT-безопасности:

— Действительно, с прогрессом технологий, с увеличением объемов переносимой информации термин «big data» стал все более востребованным в стране. Получается довольно интересная ситуация. С одной стороны, ради безопасности, комфорта, эффективности и государство, и бизнес копят данные. С другой — девиантные представители человечества, к сожалению, эти сведения могут использовать как раз во вред».

Также Лозинский задался вопросом: готовы ли сами граждане обитать в продвинутых местах и делают ли технологии умными самих пользователей?

В городах Китая сегодня проживает более 700 миллионов граждан. Главной целью концепции китайского «умного города» является создание комфортной и максимально экологичной среды обитания для миллионов жителей.«Как вообще говорить о внедрении smart hi-tech, когда у нас люди выбрасывают мусор прямо  на улице? Город можно сделать умным, а человека..? Большой культурный вопрос. Но он первоочередной», — считает партнёр консалтинговой копании.

Руководитель энергетического бюро Schneider Electric в России и СНГ Максим Агеенко согласился с предыдущим спикером:

— Первая крайне актуальная для России задача — ликвидация технологического отставания. Имеет ли концепция «умнограда» отношение к этому? Косвенное. Вопросы модернизации инфраструктуры, строительства дорог и прочие напрямую к  city-smart не относятся. Можно ли при этом использовать какие-то интеллектуальные технологии? Конечно. Но отрыв сначала нужно преодолеть».

Никита Уткин добавил: «Я видел документы 60-ых годов, где вовсю использовалась терминология «умный» город. Потом выяснилось, что близкие и актуальные последнее десятилетия  понятия тоже давно известны — big data, cloud systems, internet of things. Это значит, что мы в течение 50 лет пытались что-то определить, а лишь потом создали!»

Директор-координатор Троицкого инновационного кластера Виктор Сиднев рассказал про определение «city-smart», которое ему больше нравится.

«Из тех терминов, которые прозвучали, больше всего мне импонирует: «умный» город там, где людей правильно сортируют». Пока не дошло до разговоров про импортозамещение наших граждан, хотя процесс уже активно идет, — пошутил руководитель Троицкого кластера. — Но всё-таки city-smart — это люди, живущие в городе, которым важно, что в нём происходит».

Проект одного из первых российских умных городов под Санкт-Петербургом, который планируют возвести к 2028 году. Главный эксперт мозгового штурма Нелли Сигизова из НИИ «Высшая школа экономики» сказала, что интеллектуальное поселение, в её понимании —  это, прежде всего, город удобный.

— Абсолютно не важно, умный там житель живет, или нет. В этот эпитет входит абсолютно всё: от транспорта до оптимальной законодательной политики. Если я иду на выборы, хочу, чтобы они были удобными — нажал на кнопку и видишь, кого выбираешь и так далее. Мне кажется умным город — тот, который смог написать свою программу стратегического развития», — поясняет Сигизова.

В завершение встреч сотрудник ВШЭ рассказала:

— Однажды у меня спросили, сможет ли, например, Армения стать таким же «умным» государством как Сингапур, ведь там нет даже выхода в море? А я считаю, что у неё в миллион раз больше шансов, чем было у последнего! Самый главный опыт, который мы можем взять от азиатской республики — это сила воли. Написал программу развития — и следуй ей!»

Марина Москаленко

Фото: из открытых источников

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (4 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus