Наука в Сибири | Тернистый путь к новоселью | Наука в сибири
Сегодня - 18.08.2018

Тернистый путь к новоселью

25 апреля 2014

Жилищно-строительные кооперативы (ЖСК) в РАН — не менее трудный объект для отображения, чем научное открытие. С одной стороны кажется, что об этом начинании всем всё давным-давно известно, в том числе и по нашим публикациям. А с другой стороны, всегда найдётся читатель, соприкоснувшийся с этой темой впервые. Поэтому рассказ о прошедшем в новосибирском Академгородке всероссийском семинаре-совещании по специализированным ЖСК всё-таки нужно предварить небольшой справкой.

Многоквартирный дом ЖСК "Сигма"ЖСК: инфоминимум

Слово «специализированный» не случайно. Оно обозначает, во-первых, то, что в эти кооперативы могут вступать не все, а лишь определенные категории граждан. В нашем случае — работники системы РАН (теперь и ФАНО), проработавшие на должностях научных сотрудников не мене 5 лет, инженерно-технических – от 7 лет. При этом учитывается исключительно «чистое» время нахождения на том или ином виде ставок, смешанный стаж не принимается за целое. Во-вторых, члены ЖСК должны получить по окончанию строительства жильё по минимальной цене, установленной Минрегионразвития: для Новосибирской области на сегодня это 35 900 рублей за квадратный метр, для Томской — 34 450, а в Москве, чтоб вы знали, 90 000. Точнее, сумма всех взносов пайщика не должна превышать исчисленной по этому минимуму стоимости его жилища. В третьих же, земля под застройку изымается из оперативного управления той или иной (теперь уже единой) Академии и передаётся кооперативу через Фонд содействия развитию жилищного строительства (Фонд РЖС), который помогает с планированием территории, проектированием жилья, может оказать и финансовую поддержку.

Первым таким кооперативом стал ЖСК «Сигма» сотрудников СО РАН. Он прошёл на сегодня непростой путь от учредительного собрания до получения отмежёванных участков земли под застройку и окончательного выбора проектов жилых домов и домиков.  За «Сигмой» последовала «Веста», аналогичные кооперативы в других научных центрах, в том числе и сельхозакадемии. На сегодня в стране, по данным Фонда РЖС, зарегистрировано 25 ЖСК, сильно различающихся по численности и по «степени готовности». До этапа строительства жилья как такового ещё не дошел никто.

Голландское искушение

ЖСК — не единственный путь льготного обзаведения учёными своей крышей над головой. Есть жилищные сертификаты, есть покупка служебных квартир для сотрудников.  Это чисто городские варианты, не всегда самые комфортные. Ведущий упомянутого семинара, председатель жилкомиссии профсоюза РАН Яков Леонидович Богомолов рассказал о так называемых голландских аукционах, с недавних пор проводимых Фондом РЖС. Это «аукцион наоборот»: вначале объявляется самая высокая цена на землю, а затем ставки снижаются до той, на которую согласится первый из участвующих девелопперов. «Компания, назначившая низшую цену, строит жильё, и вы просто покупаете его по неизменной цене, гарантированно не выше установленного минимума», — убеждал Богомолов. На вопрос «А что делать, если застройщик разорится?» он ответил кооператорам: «По крайней мере, вы не рискуете внесенным паем».
Индивидуальный дом ЖСК "Сигма"
Но у каждой медали есть и оборотная сторона. Существенным минусом «голландской» застройки является то, что выгодоприобретатели не могут влиять на планировку территории, выбирать для себя проекты жилых строений. Как в «Жалобной книге» Антона Павловича Чехова: лопай, что дают! Есть и другое обстоятельство. Учёному или инженеру в варианте ЖСК сравнительно просто претендовать на недорогое жильё: надо иметь необходимый стаж и попасть в списки, которые составляют институты, а утверждают вышестоящие академические инстанции и Фонд РЖС— отсеиваются буквально единицы. Списки же «голландцев» формирует муниципалитет, затем согласовывает субъект федерации: нужно быть, прямо говоря, в фаворе у руководства, которое в ряде регионов поддерживает науку и учёных больше на словах…

Да, ЖСК — сравнительно более рисковый вариант. Как сказал председатель Фонда развития жилищной кооперации Северо-Западного федерального округа (Санкт-Петербург) Андрей Игоревич Цилосани, «…вы собрали свои деньги и должны идти до конца». Но учёные, особенно молодые, готовы чем-то рисковать и жертвовать. Примеры тому председатель Совета научной молодёжи СО РАН Андрей Викторович Матвеев приводил из истории жилищных проектов Академгородка, начиная с МЖК советских времен. Участники этих молодёжных жилых комплексов, чтобы получить квартиру, вынуждены были на год, а то и на два, оставить свою лабораторию и работать на стройплощадке или домостроительном комбинате.  Из «эмжековцев», кстати, и Валерий Геннадьевич Кеслер, председатель «Сигмы».

ЖСК — не МЖК, отрыва от научной практики не требует. Кроме рисков, в этой модели заложены и преимущества, основное из которых носит интегральный характер: учёный, ещё не достигнув академического Олимпа, получает реальную возможность обзавестись коттеджем или комфортабельной квартирой в шаговой доступности от работы. Причём это жильё строится в живописной местности и с учётом его пожеланий. Разве что соседей он не выбирает — индивидуальные участки распределяются по жребию. Так что риски рисками, а вступивших и подавших заявления в «академические» ЖСК скрупулёзная статистика Фонда РЖС насчитала 3 323 человека.

Просека под дорогу до домов ЖСК "Сигма"Стоянка хунхузов и кирпич эконом-класса

Как уже было сказано, кооперативы очень разнятся по степени продвижения к цели. Перед «Сигмой» стоят уже вполне материальные задачи: например, вынуть 140 тысяч кубометров грунта. И разобраться с невынимаемым. «Мы с удивлением обнаружили различие в подземных структурах, — поделился Валерий Кеслер. — На севере супеси, на которые можно ставить достаточно лёгкие фундаменты, а на юге — суглинки и просадочные грунты, в некоторых местах подземные воды залегают всего в полутора метрах от поверхности». Другая проблема — в условиях властных пертурбаций добиться от  правительства Новосибирской области выполнения его обещаний. Например, построить дорогу, под которую уже прорублена просека. «Мы на сто кругов прошли через все кабинеты, но не добились содействия ни по одному вопросу», — посетовал председатель «Сигмы». И тут сработала магия слова: буквально на следующий день на сайте госзакупок появилось объявление о конкурсе на строительство той самой дороги…

У коллег из Дальневосточного отделения РАН и Дальневосточного федерального университета возникло иное затруднение: на участке под застройку растут деревья, занесенные в красную книгу. Дело в том, что совместный кооператив «Остров» назван не с оглядкой на знаменитое озеро под Санкт-Петербургом, а потому, что жильё будет строиться на острове Русский, теперь соединённом с Владивостоком и получившим, после саммита АТЭС, университетский кампус и научный городок. Строительный участок «Острова» расположен в живописном месте — среди сопок, на берегу внутренней бухты. Но как быть с редкими растениями? Пришлось провести подеревную (!) съемку леса, а краснокнижные деревья с разрешения Росприроднадзора либо пересадить в другое место, либо, при невозможности, компенсировать новыми посадками в пропорции 2 к 1. Попутно на территории ЖСК обнаружился и объект культурного наследия — «стоянка каких-то хунхузов одно-двухвековой давности», как сказал председатель «Острова» Роман Владимирович Ромашко. Тем не менее, он уверен, что строительство посёлка для 400 семей дальневосточных учёных начнётся в нынешнем июне, а завершится до конца 2016 года. Жильё островитян будет, кстати, подороже, чем у новосибирцев — расчётная цена составляет 41 500 рублей за квадратный метр.

«Дом учёных»: название ЖСК Томского научного центра СО РАН вполне адекватно, поскольку на самом деле решено строить многоквартирный дом. Точнее, 208 квартир, поэтому рассматриваемые проекты одним зданием не ограничиваются. Как рассказала председатель «Дома учёных» Елена Александровна Петрова, общение членов кооператива с потенциальными подрядчиками и между собой идет, в основном, через сайт ЖСК. В частности, здесь проголосовали за конструкцию многоэтажек: единодушно предпочли кирпич, но с сохранением весьма запутанных требований к жилью эконом-класса. Но проектанты утверждают, что это осуществимо. «Директор одной из компаний, — рассказала Елена Петрова, — является также депутатом томской городской думы от Академического района, и мы надеемся, что в случае выбора в их пользу это прибавит ответственности».

ЖСК "Остров" на РусскомНелинейная господдержка

Участники новосибирского семинара поднимали немало проблем. И основная из них находится за границами участков, стройплощадок и проектных бюро. И Петрова, и её коллеги говорили, что стремящихся в ЖСК намного больше, чем участвующих: «У нас есть желающие ещё на целый дом, но они пока не могут легализоваться». Поэтому активисты ЖСК приняли антибюрократическую резолюцию, обращённую к руководству РАН, ФАНО и Фонда РЖС. Документ требует сделать кооперативы доступными для всех сотрудников научных и вспомогательных организаций моложе 35 лет, а для их старших коллег установить минимальные ограничения по стажу работы. В случае увольнения по сокращению штатов  или выхода на пенсию в период членства в ЖСК его предложено сохранить (а не исключать с возвратом пая, как велят сегодняшние правила). Резолюция содержит и другие позиции по максимальному упрощению деятельности кооперативов и участия в них.

А теперь откроем страшную тайну. Есть ещё одна модель решения жилищной проблемы для учёных. Она вполне доступна в странах уровня России и Китая (как показывает опыт последнего). Она очень проста и заключается в таком уровне достатка работников интеллектуальной сферы, который позволяет им за свой счет и на своё усмотрение обзавестись жильём. Без иезуитских ограничений по приёму в полузакрытый кооператив, без лотерейного распределения сертификатов, без пролезания в списки приобретателей по схеме «голландских аукционов», без, без, без… Разве что с ипотекой, но это не страшно.

Если страна нацелена на развитие, она должна пестовать науку. Привилегированность (в лучшем смысле слова) учёных и профессуры понимали и в худшие времена.  «Учёному хуже: фосфор нужен, масло на блюдце. Но, как на́зло, есть революция, а нету масла». (В. В. Маяковский, «Хорошо!», 1927 г.). Масло, заметим, не метафорическое, а из пайков, которыми советское правительство обеспечивало учёных. Сегодня жизнь посытнее, но государство стало стеснительным. Ему неловко платить академику как министру или депутату (хотя ещё непонятно, кого в стране больше). И далее, ниже по ступенечкам до аспиранта, идёт стыдливая подмена достойного профессии заработка различными льготами и «мерами господдержки».

Да и пусть, это всё равно лучше, чем ничего. Но когда жизнь учёных пытаются облегчить чиновники, то вместо простой и действенной помощи получаются мытарства на пути к её получению. Пример тому — всё те же многочисленные ограничения по вступлению в ЖСК и их деятельности: полное перечисление таковых заняло бы ещё пару страниц.

Но люди всё равно вступают и вносят деньги. Потому что и это лучше, чем ничего.

Андрей Соболевский

Фото: 1,2,3 - ЖСК "Сигма",4- ЖСК "Озеро"

Ваша оценка: Нет Средняя: 3.8 (6 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus