Сегодня - 18.08.2019

C точки зрения банальной эрудиции

28 ноября 2011

 

Лет пять назад студенты журфаков определяли свою будущую специализацию без тени сомнения: юноши жаждали работать по политической, спортивной и криминальной тематике, а девушки тянулись к культурной жизни и светской хронике. Сегодня наука стала не менее привлекательной. Руководство вузов  оглядывается на тренд и уже на студенческой скамье старается формировать вкус к научной журналистике, а для начала – понимание того, что это такое. С разрывом буквально в несколько дней Новосибирский педагогический университет провёл круглый стол с громоздким названием «Журналистика и наука: актуальные проблемы взаимодействия медийного и научного сообществ», а в Новосибирском госуниверситете прошел мастер-класс редактора отдела науки журнала «Русский репортёр» Григория Тарасевича «Как писать о науке». Более лекция, чем практикум, она состоялась в рамках проекта «Медиаполигон», в котором студенты-журналисты разных вузов вместе с репортёрами журнала готовят спецвыпуск «100 часов России». Один из условных «часов» будет посвящен Новосибирску и Академгородку.
 
Встреча в педуниверситете оставила впечатление дебюта, пробного шара. Для начала студентам надо было показать, что наука – это интересно. И даже круто. Сделал это кандидат экономических наук и член Союза журналистов СССР/России Юрий Воронов. Сделал красиво и образно, показав студентам прелесть «непривычной науки», в которой и происходит большинство открытий. Нина Пашкова, шеф-редактор портала Sibkray пространно рассказала о том, как непросто общаться с академиками, которые, по ее мнению, интеллектуально выше журналистов, равно как и прочих смертных. В общем, «тяжело, но достойно». Представители Сибирского отделения РАН пошли по иному пути: показали взаимный интерес научного и медийного сообществ. Учёным нужно понимание налогоплательщиков и поддержка властей, а зрителям-читателям-слушателям – интересная информация.
 
В НГУ разговор шел как раз об этом - как сделать науку популярной, то есть понятной и привлекательной. «Хорошая научная журналистика, - считает Григорий Тарасевич, - это когда журналистика дополняет науку». И речь идет не только о навязшей в зубах проблеме перевода научного лексикона («С точки зрения банальной эрудиции атрибуты катаклизмов адекватны интегральному дискурсу…») на общечеловеческий. Студенты НГУ (почти все с ноутбуками) показали себя продвинутой публикой, пришедшей за конкретными техниками работы с  учёными. Коллега из «Русского репортёра» предостерег их от типовых ошибок: «Не будьте экскурсантами. Не давайте себя таскать за руку из одной лаборатории в другую». По мнению Тарасевича, надо  вообще избегать пресс-туров и прочих ознакомительных мероприятий, а информационные поводы искать в научных журналах и сборниках: «Событие в научной журналистике – вещь довольно эфемерная». Не следует журналисту и перенимать информационные приоритеты своих учёных собеседников: «Вежливо выслушайте всё, что вам расскажут про недофинансирование науки и Петрика, а потом спрашивайте о том, что вам интересно». Доблесть для медиапрофи – самостоятельно найти метафору для научного феномена, наподобие «яблока Ньютона» или «кота Шрёдингера».
 
Международный опыт постарались привнести в НГПУ. Телемост с русскоговорящими коллегами из Назарета и Лондона получился хрупким. Дмитрий Зозуля успел сказать буквально пару слов о свирепой военной цензуре в государстве Израиль – и связь оборвалась безвозвратно. Зато Светлана Скарбо из британской Daily Express (пример успешной международной карьеры журналистки-выпускницы НГУ) удивила, для начала, тиражом бумажной версии своего издания – 700.000 ежедневно. Вот вам и «переход СМИ в Интернет»… Касательно же работы журналистов в науке было интересно узнать некоторые принципы, строго соблюдаемые в Daily Express. Например – проверять самые невероятные сообщения с мест. Сама Светлана выезжала в Казахстан, где якобы «семилетний мальчик забеременел собственным братом». Чушь? Оказалось, уникальный случай формирования повторного эмбрионального тела в детском организме, о чём потом немало писали и в научной литературе, и в популярной прессе. Еще один стандарт Daily Express – при публикации интервью или комментария всегда давать сведения о возрасте, семейном положении и доходе ньюсмейкера. 
 
Образ «учёного-коммуниста на «Лексусе» не оставил равнодушным и Григория Тарасевича – правда, он сделал акцент не на автомобильных, а политических пристрастиях светил науки, и газета на институтском стенде с рассказом о визите Геннадия Зюганова врезалась в память московского журналиста. Впрочем, Григорий  считает, что как раз для работы в научной тематике лучше получить не журналистское, а классическое университетское образование, после чего пройти огни и воды – хоть в заводской многотиражке, хоть в «горячих точках». А затем уже не страшно договариваться и об интервью с академиками, какими бы небожителями их не представляла Нина Пашкова.
 
Студенты педуниверситета вели себя не по-журналистски смирно, и на всех  докладчиков пришлась одна робкая записочка…НГУ показал себя привычной вольницей: гомон, хождения туда-сюда, череда вопросов с мест (ответы тут же наколачивались в ноутбуки). Впрочем, обе встречи получили продолжение. В НГУ – совместной работой всероссийской студенческо-журналистской команды над «Ста часами России» («мы хотим самостоятельно найти всех героев, все события, но если будут трудности, обратимся к вам»). А круглый стол в НГПУ принял нечто вроде резолюции – проводить дискуссии по теме «журналистика и наука» на более открытой и привычной площадке – например, в ГПНТБ СО РАН.
 
Действительно, научная библиотека – чем не место?
 
Андрей Соболевский
 
Фото: freeportals.info
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus