Сегодня - 23.10.2019

Делай или умри

25 мая 2015

Фильм «Территория» возрождает жанр научно-производственного романа.

Поскольку современное кино, как правило, индустриально, то и рецензии штампованы. Вот, наверно, самый популярный критический шаблон. Фильм Х не убедителен: сценарий вторичен (скучен, далёк от первоисточника — если речь идёт об экранизации), актеры фальшивят (переигрывают, не соответствуют), вдобавок допущено множество «киноляпов» (вроде знаменитых часов на руке гладиатора из одноименной картины). Всё это можно сказать и про «Территорию» Александра Мельника. Кульминационный момент: геолог выколачивает молотком нечто золотоносное из останца, гордо возвышающегося над плоскогорьем. Модно одетая и намакияженная внучка оленевода в яранге. Вертолет Ми-2, который в 1961 году (герои радуются полету Гагарина) ещё не пошёл в серию.

Но скажу другое. В «Территории» нет ни одной погони, ни одной драки, всего один выстрел, а единственная интимная сцена настолько мимолётна, что напоминает подростковое выражение «кусочек секса» об эпизодах, не влекущих возрастных ограничений. Фильм Мельника — вызывающе жанровый. Но это не боевик, не мелодрама, не триллер, не эпопея  и не катастрофа. Про науку — но не фантастика. «Территория» — производственный роман, снятый по одноименному производственному роману. Сравнивать фильм с текстом Олега Куваева, «гения одного произведения» — занятие абсолютно бессмысленное. Сочный куваевский слог («Один из них погиб, один стал академиком, остальные просто вошли в легенду») не передаваем «картинкой», но и у кино есть свой язык, недоступный писателям.

Герои российского фильма не спасают мир, как персонажи другого великого «производственника», Артура Хейли. Здесь проистекает, в лучших советских традициях, борьба отличного с превосходным. На далёком Севере есть абстрактная Территория. Впрочем, в ней как-то угадывается Магаданская область, поскольку административный центр, некоторый Город, стоит на берегу океана (у Куваева: «был одним махом воздвигнут в эпоху архитектурных излишеств»). У него же: «Территория — страна олова. Заповедь «Северстроя» гласит, что олово и золото несовместимы в одной провинции». Главный инженер этого управления, Илья Николаевич Чинков по прозвищу Будда, берется доказать обратное. И для достижения этой цели не щадит ни себя, ни подчинённых. «Лишь ярость окончания сезона давала им в это время силы. Им предстояло запомнить это лето до конца дней, потому что оно напоминало о себе перебоями сердца, ночной испариной тела. Может быть, это было последнее лето по старой методике «Северстроя» — «делай или умри».

Собственно, предыдущим абзацем фильм и пересказан. Из 2 часов и 43 минут экранного времени не менее двух третей приходится на поисковые работы. Великолепные арктические ландшафты завораживают. Они настолько нереальны, что во время просмотра я слышал реплику: «Это не настоящее, это 3D». Побывав на севере Кольского полуострова, на Ямале и в разных местах Якутии, скажу уверенно: нет, не 3D. Единственное, в чём можно упрекнуть художника-постановщика Эдуарда Гизатуллина, так это в предельной концентрации красот, на самом деле «размазанных ровным слоем» от Мурманска до Берингова пролива. Впрочем, точками для натурных съёмок стали на самом деле фантастические места: бухта Провидения на Чукотке и плато Путорана на севере Эвенкии.

В этих неземных декорациях герои «Территории» ищут и золото, и самих себя. Созвездие мужских образов. Фанатичный, как Ахав из «Моби Дика», Чинков. Самоуглубленный, собранный начальник изыскательской партии Монголов, характером сравнимый с мелвилловским же Стаббом, а вязаной шапочкой — с участниками группы Дятлова. Позитивный сноб Гурин. Также возникает ленинградская журналистка Сергушова, комментирующая события закадровым голосом. Все они не только герои, не только профессионалы. Прежде всего, они романтики. «Нашими предками были купцы, авантюристы, охотники за сокровищами. Одиссей был нашим предком, аргонавты имеют к нам такое же отношение, как наши деды. Там, где купец останавливался  на ночлег, выросли торговые города древности. По нашим следам также растут города».

Поэтому более чем гармонично в конце фильма звучит «Песня о тревожной молодости» Льва Ошанина и Александры Пахмутовой. Кстати, тоже из кинофильма («По ту сторону») и того же времени (1958 год). С одной стороны, трендово патриотичная («Жила бы страна родная, и нету других забот»), с другой — проникнутая неподдельной романтикой («И снег, и ветер, и звёзд ночной полёт»). Той самой, которая делает «Территорию» неуловимо похожей на другую картину о научном подвиге — «Девять дней одного года».

В которой есть новосибирский Академгородок, интерьеры Дома Учёных, Баталов, Смоктуновский и радиация. Год выпуска — 1961. Как раз время действия «Территории».

Круг замкнулся.

Андрей Соболевский

Фото: автора, openli.ru (кадр из фильма)

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (4 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus