Сегодня - 21.01.2021

Досье на Деда Мороза

06 января 2015
 
Праздники — известная форма «консервации» культуры. Так, наряжая елку и бегая за подарками, современные атеисты и скептики вряд ли отдают себе отчет в том, что этим самым они соблюдают христианскую традицию и одновременно поклоняются языческим богам.
 
Возьмем, например, главный символ Рождества и Нового года — пушистую зелёную ель. Вы когда-нибудь задумывались, зачем огромная часть человечества каждый год совершает на первый взгляд совершенно абсурдное действие — притаскивает в дом хвойное дерево(от которого потом мусора — не впроворот!) и увешивает его разноцветным стеклом?
 
Если заглянуть совсем далеко, то выяснится, что привычная нам рождественская елка является символом Мирового древа. Этот характерный для мифопоэтического сознания многих, особенно индоевропейских, народов образ воплощает модель вселенной, сводящую воедино бинарные противопоставления,которые служат для описания основных параметров мира:день — ночь, животные — люди и так далее. Как правило,  ветви этого дерева соотносятся с небом, ствол — с земным миром, корни — с преисподней. Оно воплощает в себе пространственные и временные координаты, выступает как связующее звено между вселенной (макрокосмом) и человеком (микрокосмом) и является местом их пересечения. Например, в русских  заговорах древо помещается в сакральном центре мира, на острове посреди океана, где на камне Алатыре стоит «булатный дуб» или кипарис, берёза, яблоня и прочие. В загадке: «Стоит дуб, на дубу 12 сучьев, на каждом сучке по 4 гнезда», говорится о годе, 12 месяцах, 4 неделях.
 

Так, филологи установили, что знаменитое «растекаться мысию по древу» в «Слове о полку Игореве» — не метафора широты человеческого мышления (речевые тропы для красного словца вообще не были свойственны писателям Древней Руси), а об обыкновенной мыши, точнее — белке (тогда её называли «мысь»), которая бегала туда-сюда по стволу и передавала информацию из верхнего мира в нижний и обратно.

 

Конечно же, ближайшим прообразом рождественской ели послужило не это языческое растение, а его библейский собрат — райское древо жизни, вкушение плодов которого, согласно легенде, дает человеку бессмертие.Впоследствии оно соединились в одном мифологическом образе с древом познания добра и зла, сыгравшем роковую роль в грехопадении Адама и Евы.
 
Таким образом, шары и игрушки, которые мы развешиваем на елке — это напоминание о райских плодах. Чем больше украшений, тем ближе она к своему прототипу. Наряжая её, мы как будто возвращаемся в эдемский сад.На верхушке дерева горит Вифлеемская звезда — небесное тело, которое привело волхвов-звездочетов к месту рождения Иисуса (впрочем, в советское время она была заменена на пятиконечную красную).
 

В языческой Руси Новый год отмечался весной, а праздничным деревом была берёза (она распускалась первая, поэтому считалась средоточием животворящих сил, отпугивающих зло). Ель же была связана с символикой смерти, её до сих пор используют в погребальных ритуалах. Традиция наряжать пушистую во время Рожественских праздников пришла к нам только в конце XVII века (а прижилась ещё позднее — лишь в середине XIX).

 

Теперь переходим к главным героям Нового года и Рождества — Деду Морозу и Санта-Клаусу. Оказывается, эти два персонажа, которые сегодня считаются практически одним (с той лишь разницей, что первый наш, родной, а второй  — «засланный иезуит»), изначально имеют совершенно разные функции и происхождение.
 
За историей русского властителя зимних праздников также нужно обращаться к языческим верованиям славян. Дед Мороз (Трескун, Студенец, Зимник) — это дух холода, который с ноября по март обладал неограниченной силой на всей земле и был способен устроить стужу. Представляли его как седого, сильного старика, имеющего длинную бороду, одетого в белый серебристый кафтан (без пояса) до пола, разгуливающего по лесам с посохом в руке. У него был суровый характер, в тоже время он был справедлив и наказывал только лентяев и провинившихся. В случае надобности бог холода мог защитить поселения от нападения врагов, умерщвляя последних или обращая их в бегство. Чтобы задобрить духа Мороза северные народы  в торжественные ночи преподносили ему дары (как правило, выставляя их за порог своего дома). Считалось, что тогда он смилостивится над людьми и не будет губить посевы, поможет в охоте.
 
Корни же Санта Клауса следует искать на территории Малой Азии, там, где нынче расположена Турция. Недалеко от горячо любимой сегодня русскими туристами Антальи, когда-то располагался древний город Мира, один из важных центров древней Ликии и раннего христианства. Там на рубеже III-IV веков нашей эры жил епископ Николай. Есть легенда, что однажды он спас от бесчестия трёх девушек, дочерей разорившегося богача, которым отец, дабы семья не умерла с голоду, хотел предложить заняться проституцией. Узнав об этом, Николай подкрался ночью к их дому и незаметно подбросил в окно мешочки с золотом, в итоге девушек удачно выдали замуж. 
 

Именно благодаря этой истории возник также обычай незаметно делать рождественские подарки, перекладывая «ответственность» на волшебного персонажа

 

Позже епископа причислили к лику святых, и он приобрёл известность под именем Николая Чудотворца или Николая Угодника.
 
Образ рождественского добродушного толстяка этот исторический персонаж примерил на себя сравнительно недавно — в 1822 году. Именно тогда американец Клемент Кларк Мур написал поэму “Приход святого Николая”, в которой тот предстал жизнерадостным и веселым эльфом с круглым животом и с курительной трубкой, а также обзавёлся оленьей упряжкой и мешком с подарками.Довершила становление современного образа Санта Клауса рекламная кампания бренда «Кока-кола» в 1931 году, призванная увеличить объём продаж прохладительных напитков в зимнее время. Специально для неё художник  Хэддон Сандблом нарисовал обаятельно бородатого старичка в красном костюме с белой опушкой, полюбившегося во всем мире.
 
Так современные новогодние и рождественские праздники оказываются жгучим сплавом христианства, языческих верований(вспомним хотя бы святочные гадания) и, конечно же,нещадно спекулирующей на всём этом коммерции. Чего здесь больше в каждом конкретном случае, каждый для себя решает сам.
 
Диана Хомякова
 
Фото: 1,3 - wikimedia.org, 2 – кадр из фильма «Морозко»
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus