Сегодня - 19.04.2021

Компас земной

13 ноября 2020

Наверное, ни о чем за последние пятьдесят лет не писали так подробно и так претенциозно, как о коронавирусе. Причем научно-популярные СМИ стараются быть максимально осторожными и достоверными, а другие на этот счет не заморачиваются, заполняя эфир практически одинаковыми текстами, которые журналисты в меру своих способностей стараются сделать как можно более яркими и жуткими. 

Коронавирус — вообще очень интересный образ врага. Это враг, которого не одолеть, что резко отличает его от «коллег» в массовой культуре, в том числе литературе, кинематографе и публицистике. Самая распространенная схема борьбы добра со злом, работающая на протяжении веков в самых разных воплощениях: противник всего хорошего может побеждать тактически, но в тот момент, когда всё станет совсем плохо, обязательно останется последняя надежда (запомните это слово). Из этого-то семечка и вырастет обязательное древо победы, ведь, как говорится, если в конце не всё хорошо, то это еще не конец. 
 
Одно из главных качеств нормального, традиционного образа врага — уязвимость. Это касается не только масскульта, но и эталонных образцов пропаганды двадцатого века. Вспомним Вторую мировую и, в частности, Великую Отечественную войну как наиболее яркий пример: непобедимых врагов просто не существовало, это было противно самой идее взращивания боевого духа во вчерашних рабочих, крестьянах и студентах. Неслучайно был очень популярен сюжет напряженной борьбы с хорошим концом и выводом: «…так мы увидели, что врагов можно побеждать». Ковид в глазах наших СМИ таким счастливым качеством не отличается. Напротив, это некое хтоническое зло, «чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй», изменчивые и приспосабливающиеся темные искусства из книг о Гарри Поттере. Любого, без исключения, кто столкнется с коронавирусом, будут ждать нечеловеческие мучения и столь же мучительная смерть. 
 
Это очень любопытный момент, потому что именно им оправдывается многое из того, что выпускается в СМИ. Можно преувеличивать, можно запугивать, можно выжимать из уже и без того истерзанного человечества всё новые и новые эмоции — ведь это ради общего блага, ради победы над врагом, которого, как мы помним, просто нельзя победить. Более того, складывается ощущение, что стало хорошим тоном писать о коронавирусе наиболее черными красками, а если ваша палитра хоть немного отличается, то вы — ковидоотрицатель, ату его, ату, сколько старушек убили сегодня?
 
Еще один интересный момент — оценки и прогнозы. И тем лучше, чем они хуже. Слишком взвешенные оценки и слишком осторожные эксперты, которые совершенно справедливо говорят, что даже из статистики нельзя сделать далеко идущих выводов, в наиболее массовых изданиях не котируются. Оптимисты тоже не годятся, ведь очевидно же, что всё будет плохо. Самые любимые претенциозными СМИ — грозящие локдауном на ближайшие пару лет, смертностью на уровне 50 %, страшными осложнениями, мутациями вируса и так далее. Дальше в игру вступают особенности распространения информации, согласно которым громче всего в общем шуме слышно наиболее шокирующие суждения. Их начинают распространять, на них начинают ссылаться. 
 
К сожалению, какими бы ни были старания ответственных СМИ, ответственных журналистов и ответственных научных коммуникаторов, они всё равно теряются в этой цепочке. Как бы аккуратно ни подходил начальный автор к тексту, как бы тщательно он ни проверял научные публикации, всё равно материалу не избежать путешествия по цепочке «глухого телефона», чтобы всплыть на форуме вязальщиц в виде призыва уничтожить всех норок в мире. В качестве одной из причин этого я бы назвала синдром завышенных (и сложившихся определенным образом) ожиданий: ведь на протяжении многих месяцев СМИ убеждают людей в том, что коронавирус невероятно опасен, непобедим и неуловим. Соответственно, люди не могут поверить в такие простые меры предосторожности, как маски, мытье рук и социальная дистанция, в такие простые методы лечения (при легких проявлениях, конечно), как пить побольше жидкости и сбивать температуру парацетамолом. К тому же каждая деталь или особенность жизни вируса, выясненная учеными, интерпретируется аудиторией как нечто опасное, добавляющее SARS-CoV-2 еще больше неуловимости и смертоносности. Получается замкнутый круг, куда дополнительной прелести добавляет тот факт, что человек, подлец, ко всему привыкает, соответственно, градус надо постоянно повышать, в результате чего уровень психологического напряжения, тревожности и агрессии в обществе растет. 
 
И вот здесь нам всем — и в первую очередь СМИ — нужно вспомнить о той самой надежде (и пусть она будет не последняя) и о навыках поддерживать в обществе боевой дух (желательно более тонко, чем напоминанием о печенегах и половцах). Пропаганда непобедимого врага и смерти приводит к слабости, унынию и безразличию. К борьбе, даже если она выражается в ношении маски и мытье рук, приводит пропаганда дальнейшей жизни. Именно в интересах жизни нужна минимизация потерь, ведь если впереди рисуется ужас без конца, то к чему сопротивление? И даже с точки зрения кликбейтов надежда продается лучше, в чем нам порука литература и искусства, среди которых важнейшим в этом отношении является кино. Никто не будет раз за разом смотреть фильмы, в которых все герои мучительно умирают, а их враги радостно торжествуют. Людям не нравится бесконечно страдать, им нравится, пусть и в самый последний момент, распрямиться и победить, это в менталитете любой расы и национальности. Пожалуй, самое время СМИ об этом вспомнить.
 
Екатерина Пустолякова
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (7 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus