Сегодня - 22.05.2019

Креативный жаргон

14 сентября 2012

Готовясь к очередному новосибирскому форуму «Интерра», я засел за изучение ее программы. Не только необъятной, но и непонятной – по крайней мере, человеку, не искушенному в форумостроении. Мероприятия, в основном, называются так: «Экспертный симпозиум "Инновации как драйвер социо-культурного развития", «Панельная дискуссия "R&D-management как драйвер инновационной системы: кадровый аспект", «Академия креативных индустрий. Мастер-класс "Геокультурный брендинг территории", «Экспертная панель «Креативная экономика и территориальное развитие». Это я вас ещё щажу. Не привожу названий из якобы культурной области, там термины круче. По количеству использований (я честно считал, ставя палочки) первое место делят «инновации» и «креатив» с многочисленными производными.

Может показаться, что «Интерра» - это полигон новых форм интеллектуального взаимодействия. Вынужден вас разочаровать. Всё это давным-давно придумано и практикуется. И для модных слов есть куда более внятные синонимы. Что такое, к примеру, «экспертный симпозиум»? Это зал с президиумом. В президиуме сидят гуру (столичные и заграничные) и вещают мудрое. Их местные коллеги задают вопросы и имеют право на короткие реплики с мест. Рвите меня на части, если это действо едва ли не с адамовых времен называется заседанием. «Панельная дискуссия» - это круглый стол. «Форсайт» - по сути, мозговой штурм. И так далее.

Тогда в чем причина навязывания нового лексикона? Зачем называть совещание панелью, а творчество креативом? Вариантов ответа может быть несколько. Автору этих строк близка социально-психологическая версия. Как самоутверждается подросток, юноша, девушка? Прежде всего, старается «выделиться», отстроиться от себе подобных. Для начала внешне. Вот панковский «ирокез» на голове, вот прозрачное платье на выпускном, вот стайка студентов, татуировкам которых позавидовал бы дикарь Квикег из «Моби Дика». Арсенал номер два – лексика. Юное создание «выделяется» особыми словечками и оборотами. Подслушанными у ровесников, выхваченными из общения в Интернете или даже собственного сочинения. Когда я учился в университете, студенты гумфака любили вворачивать в речь слова «экстаз» и «экстазно» (вероятно, с оглядкой на Игоря Северянина). У математиков всё было «глобально». А парнишка из рабочего пригорода подчеркнет свою сильную взрослую личность чем-нибудь из уголовного жаргона.

Теперь представим на месте подросшего индивида  целую социальную группу. Это люди сравнительно новых профессий: менеджеры (прежде всего), работники IT-сектора, сетевых масс-медиа, Интернет-бизнеса и тому подобных. Полагаю, их место в экономике и обществе уже осознано достаточно адекватно. На племя младое, незнакомое давно не смотрят с опасливым презрением,  как на алхимиков в средние века. Но ведь подросткам свойственен комплекс мнимой внешней недооценки. «Надо им всем показать, кто я такой!». Чтобы громче заявить о себе, в ход идёт самоназвание «креативный класс». Американский экономист Ричард Флорида обозначил им работников «постиндустриального сектора». Википедия причисляет к «креативному классу» вот кого: «артисты и художники, дизайнеры, учёные и инженеры, специалисты PR (ой, не надо!) и др. В целом это участники основанной на знании высокотехнологичной экономики, требующей наличия творческого мышления и способности нешаблонного решения задач».

То есть креативный класс завёлся в России еще при Петре Великом. Сегодня часть людей (которым это нравится) причисляют себя к нему по праву. Которым не нравится – не причисляют (учёные или инженеры в своём большинстве),  а третьи, пардон, примазываются. Те же менеджеры. В основном их работа – операции с бумагами и файлами, а креативность ограничивается составлением презентации в Power Point. В сухом осадке получаем две частично совмещающиеся общности: «креативный класс» как таковой и тех, кому хочется им быть.

Вот они и выделяются. И самоназванием, и особой мифологией прогресса, символами которого становятся не Curiosity на Марсе и не бозон Хиггса в коллайдере, а гаджеты и логотипы. Выделяются особым стилем, то есть как раз не особым, а просто собственной модой. В том числе и на слова.

Но общество, по большому счёту, не дура. Оно терпеливо  взирает на молодых программистов и делопроизводителей, объявивших себя солью земли и будущим человечества. Общество даже подыгрывает им, соглашаясь с переименованием унылых заседаний в креативные форсайты.

Однако, законы природы (в том числе человеческой) неумолимы. Инфантильное сословие возмужает и займет свое место в социуме сообразно материалистическим предпосылкам. И тогда драйвер снова станет компьютерной программой, а стейкхолдер – влиятельным субъектом.

Андрей Соболевский

Карикатура: 9e-maya.ru

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (9 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus