Сегодня - 10.12.2018

Научная деятельность в российских вузах: и тебя посчитали

17 августа 2018

С 2012 года в нашей стране реализуется проект Топ 5—100, направленный на повышение престижа российского высшего образования, улучшение позиций университетов в международных рейтингах (вплоть до вхождения пяти отечественных вузов в сотню лучших в мире к 2020 году). Общая задача для всех участников — увеличить исследовательский потенциал и повысить индекс цитирования научных статей своих сотрудников. Новосибирские ученые проанализировали публикационную активность вузов в период с 2010 по 2016 год и выделили семь основных стратегий. За этот период количество статей аффилированных с университетами Топ 5—100 выросло более чем в пять раз, хотя эффективность, а в некоторых случаях и этичность отдельных стратегий дискуссионна. Детали изложены в журнале Scientometrics.

 
 
Источником сведений для статистического исследования сотрудников Государственной публичной научно-технической библиотеки СО РАН и Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН послужила международная база данных «Скопус», позволяющая идентифицировать организации, издания и авторов. Публикационных стратегий, как и гномов в известной сказке — ровно семь. Одна из них, так называемая «Истинная», наименее подвержена влиянию извне, в связи с тем, что большинство статей в этой категории опубликованы в международных журналах, у которых не возникает конфликта интересов при выборе материалов от российских авторов. В эту категорию попали статьи, в которых хотя бы у одного автора указана только аффилиация университета (то есть один из участников исследования проводил соответствующие работы исключительно в вузе).  Стратегии «Российская конференция» и «Зарубежная конференция» подразумевают издание статей в сборниках, выходящих по результатам соответствующих событий, «Хищнический журнал» — содержит работы, опубликованные в журналах с сомнительной репутацией, впоследствии исключенные из базы данных «Скопус» или внесенные в список Билла (реестр научных журналов открытого доступа, которые взимают плату с авторов за публикацию статей, обычно не производя надлежащего рецензирования и редактирования. — Прим. ред). Суть стратегии «Российский журнал» понятна из названия: она предполагает публикацию статей в отечественных сборниках, индексируемых в «Скопусе», «Приглашенный ученый» — сюда попали работы известных ученых, опубликованные в зарубежных и нехищнических журналах, в том случае, если одна из аффилиаций исследователя относилась к российскому вузу. «Множественная аффилиация» — работы, вышедшие в тех же изданиях, что и у предыдущей категории, при этом авторы публикаций указывали как минимум еще одно место работы, кроме университета.
 
Исследователи сопоставляли два трехлетних периода 2010—2012г и 2014— 2016г: «Эти интервалы были выбраны из-за резкого изменения в темпах роста числа публикаций для большинства университетов: 13 из 21 вузов продемонстрировали подобный скачок в 2013 году, а пять — в 2012 и 2015 годах», — отмечают авторы обзора.
 
Увеличение числа публикаций от российский вузов во втором периоде произошло в основном благодаря трем стратегиям: «Дополнительная аффилиация» (24 % от всех работ), «Российская конференция» (19 %) и «Истинная» (15 %).
 
У каждого вуза свой успешный гном, то есть стратегия
 
Максимальная доля «истинных» статей за весь период — у Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Это неудивительно: авторы подчеркивают: хотя «Вышка» сравнительно молодой вуз, исследовательская деятельность ведется в нем почти с момента основания в 1992 году. 
 
Предпочтительные стратегии Новосибирского государственного университета — «Множественная аффилиация» и «Приглашенный ученый». Первая логично объясняется тем, что подавляющее большинство преподавателей НГУ — совместители, основное место работы которых — институты СО РАН. «НГУ отличается от других вузов небольшим размером (имеется ввиду количество студентов) и внушительным количеством авторов, это объясняется тем, что с момента создания университета осуществлялось его тесное сотрудничество с академией наук», — говорят исследователи.
 
Хищническое поведение свойственно Казанскому федеральному университету, одному из лидеров программы Топ 5—100 по объемам финансирования: «Любопытно, что в 2013 году у КФУ было всего лишь восемь статей в журналах-хищниках, а в 2015 — уже 1125. Статьи в сомнительных изданиях чаще всего публикуют руководители лабораторий и административный персонал. Предметные области университета — социальные и экономические науки. Публикационные “лидеры” работают в Институтах управления, экономики и финансов; психологии и образования; филологии и межкультурной коммуникации», — сообщают новосибирские ученые.
 
 Максимальное число статей в российских журналах у Сеченовского университета, ИТМО увеличил свою публикационную активность за счет зарубежных конференций, а Санкт-Петербургский государственный электротехнический и Томский политехнический университеты — благодаря российским. 
 
«Конференции, в которых принимали участие сотрудники ТПУ, проходили в основном в Томске и ближайших к нему областях: Кемеровской, Омской и Алтайском крае», — отмечают авторы обзора. Кроме того, ТПУ демонстрирует яркий пример эффективного ограничения публикационной активности в хищнических журналах. Сразу после вхождения в пятерку университетов Топ 5—100, этот вуз опубликовал 312 работ (23 % от общего количества) в журналах сомнительной репутации. В следующем году рост числа таких статей прекратился, а количество все-таки опубликованных уменьшилось в восемь раз благодаря административному контролю.
 
Крупных ученых больше всего привлекал Тюменский государственный университет. «В ходе реализации этой стратегии появилась почти половина публикаций ТюмГУ: 219 из 594. А 218 из них относятся к области сельскохозяйственных наук и в основном являются результатом труда двух исследователей — совместителей», — комментируют авторы обзора.
 
 
Количество перейдет в качество? 
 
Многие ученые и руководители университетских подразделений приложили большие усилия, чтобы обеспечить как увеличение абсолютного числа, так и высокие темпы прироста публикаций, индексируемых в международных наукометрических базах данных, не всегда уделяя внимание качеству изданий. Побочным эффектом такой политики стали множественные работы в хищнических журналах и не всегда обоснованная постановка университетской аффилиации. 
 
Проведение международных конференций «у себя дома» и участие в аналогичных мероприятиях «на стороне» позволяет увеличить количество публикаций. Однако подобные работы, судя по всему, имеют низкий индекс цитирования, что подталкивает руководителей вузов переключаться на взаимодействие с высокорейтинговыми научными журналами.
 
Хотя количество работ выпущенных российскими университетами в период с 2010 по 2016 год, лавинообразно выросло (5092 против 26 415), авторы обзора отмечают, что усредненный показатель — одна статья в год на одного сотрудника вуза — не достигнут.
 
Что дальше?
 
Самая естественная модель увеличения числа статей — самостоятельное «выращивание» ученых университетами, что находит отражение в «Истинной стратегии»: «В конечном итоге именно это самая важная цель стимуляции публикационной активности и ее результат должен выражаться в постоянном приросте сотрудников факультета, чьи труды появляются в международных научных журналах», — говорят авторы обзора.
 
Лучший потенциал для развития — у вузов, в которых есть постоянное сотрудничество с другими исследовательскими организациями, зарубежными партнерами, институтами РАН. «Нужно отметить, что в последние годы университетам трудно привлекать зарубежных коллег из-за скромной оплаты труда ученых в России. При этом проект Топ 5—100 укрепил сотрудничество среди его участников, что привело к увеличению числа совместных работ», — сообщают ученые. Из их статистического исследования ясно, что совместная работа максимальна в регионах, где есть крупные научные центры. В первую очередь — это Москва, Санкт-Петербург и Новосибирск, а также Нижний Новгород, Екатеринбург, Томск, Красноярск и Владивосток. Остальным участникам проекта Топ 5—100 приходится полагаться на другие стратегии.
 
Бурный рост числа публикаций за сравнительно короткий промежуток времени вызывает закономерные опасения: насколько устойчивы эти достижения? Как изменения в финансировании и государственная политика в области науки и образования может повлиять на ситуацию? Ответить на эти вопросы можно будет только через некоторое время.
 
Статья подготовлена по материалам обзора «Boosting research productivity in top Russian universities: the circumstances of breakthrough», опубликованного в журнале Scientometrics, https://doi.org/10.1007/s11192-018-2890-8 
 
Надежда Дмитриева
 
Фото с сайта pixabay.com
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 3.8 (8 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus