Сегодня - 14.11.2018

Негибридная демократия

13 декабря 2010

Как говорил Уинстон Черчилль, "Демократия – самая отвратительная форма правления. Но остальные еще хуже". О том, что такое демократия, не утихают споры с того дня, когда жители Спарты впервые избрали себе царей (напомню, что хитрые спартанцы двоецарствием страховали себя от тирании). Но бесспорно, что демократия зиждется  на двух китах – праве избирать и праве быть избранным. И чем больше у людей этих прав, чем меньше они как-либо ограничены или обусловлены – тем больше демократии.

У нас в стране демократию все время норовят селекционировать, выводя неуcтойчивые гибридные сорта типа "социалистической" или "суверенной". Тем удивительнее выглядит система Академии наук с ее сплошной, снизу доверху, выборностью руководителей по сложным правилам, практически исключающим не то чтобы давление, а вообще, какое-либо воздействие на избирателей, кроме убеждения. Академическая демократия, существуя  века, не просто доказала свою жизнестойкость, но и опровергает хронически входящий в моду тезис о якобы несовместимости эффективного руководства с принципом его выборности.

Это всего лишь преамбула к событиям, недавно происходившим на Общем собрании Сибирского отделения РАН. Помимо интереснейшей научной сессии по лазерной тематике, на повестке дня стояли выборы директоров двух институтов Кемеровского научного центра СО РАН: института углехимии и химического материаловедения и института угля, образовавшихся после разделения на две разные организации. Директора химического института избрали без каких-либо коллизий: и его коллектив, и Объединенный ученый совет, и Президиум СО РАН единодушно поддержали единственного кандидата, доктора химических наук Зинфера Ришатовича Исмагилова. С институтом же горного профиля произошло следующее: не абсолютное, но легитимное большинство научных сотрудников выдвинуло в директора исполняющего его обязанности. доктора технических наук Олега Владимировича Тайлакова, а несколько членов Академии – доктора технических  наук Владимира Ивановича Клишина из новосибирского  Института горного дела им. Н.А.Чинакала.

"Праймериз" (голосования в поддержку кандидатов) укрепили этот расклад: за Тайлакова снова выступило большинство научного коллектива Института угля, а за Клишина – членов Объединенного ученого совета  и Президиума СО РАН. Дело в том, что Олег Владимирович считает необходимым развивать прежде всего созданные в институте углеведческие заделы, а "варяг" Владимир Иванович – привнести в его планы новые приоритетные направления – в частности, проблематику шахтной безопасности, удаления  и утилизации метана.

Точку должно было поставить Общее собрание СО РАН. Перед голосованием его участники слушали выступления в поддержку кандидатов. Именно в поддержку: никто не критиковал ни Тайлакова, ни Клишина, обоих признавали равно авторитетными специалистами и администраторами. Директор Института горного дела член-корреспондент РАН Виктор Николаевич Опарин с немалым ораторским мастерством просил поддержать все-таки не своего ближайшего коллегу Клишина, а Тайлакова, делая акцент на высокую оценку Олега Владимировича как в коллективе кемеровского института, так и в сообществе ученых-горняков. На сторону Клишина встал председатель Президиума Кемеровского научного центра СО РАН академик Алексей Эмильевич Конторович, приведший убедительные цифры: производительность американских угольных шахт в 6 раз выше российских, а смертность на них – впятеро ниже. "Нам необходимо решить коренные проблемы горной науки, чтобы повысить эффективность угледобычи и снизить ужасающую смертность шахтеров", - сказал академик, призвавший голосовать за Владимира Ивановича.

Избранным считается кандидат, набравший свыше 50% голосов в каждой из двух "палат" Общего собрания – членов РАН и представителей научных коллективов. К урнам для тайного голосования в фойе Дома ученых выстроилось две длиннейших очереди. Но…Выборы не состоялись. Равный (или близкий к равному)  вес претендентов на директорское кресло не позволил ни одному из них занять его. Разумеется, институт до следующих выборов не останется без руководства, его возглавит исполняющий обязанности директора. Однако, не состоявшиеся выборы – не значит несостоятельные. Напротив, они показали высокую меру ответственности, с которой учёные подходят к своей, академической демократии.

Демократии, в которой избранный руководитель отвечает прежде всего перед своим "электоратом", перед коллегами и сподвижниками, а не перед вышестоящим начальством.

Везде бы так.

Андрей Соболевский

 

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus