Сегодня - 27.06.2019

«Почему журналисты такие?»: десять самых частых вопросов от ученых

25 января 2019

Если вы — ученый, и у вас накоплен определенный опыт общения с научными (и не только) журналистами, то их поведение зачастую вызывает вопросы. Как правило, общение с представителями средств массовой информации идет в рамках делового разговора, и не всегда удобно эти вопросы задать и обсудить. «Наука в Сибири» продолжает цикл материалов, которые, как мы надеемся, послужат взаимопониманию и доброжелательному общению.

1. Почему журналист хочет написать о работе, которая, на мой взгляд, не интересна широкой публике?
 
Если коротко: как говорилось в фильме «Белое солнце пустыни», «давно сидим». 
 
Как правило, опыт работы в научно-популярных СМИ позволяет получать и анализировать обратную связь. Мы видим, какие материалы прочитало больше людей, какие посты, посвященные тем или иным областям знания, чаще лайкают в соцсетях, какие тексты неоднократно цитируются и перепечатываются и в каких СМИ, — так что можем спрогнозировать, будет ли интересна читателям тема вашего исследования. Конечно, есть беспроигрышные варианты: здоровье, благосостояние, технологии для жизни, природа и так далее, однако не стоит недооценивать интерес широкого круга людей к фундаментальной науке и ее методам. Человек по природе своей любопытен, так что изложенное доступным языком воспринимает, понимает (и иногда демонстрирует свежеобретенные знания на вечеринках). 
 
2. Почему журналист задает глупые вопросы, и я должен объяснять очевидное? Он что, глупый?
 
Если коротко: нет, это не он — глупый, это вы — эксперт. 
 
Пожалуйста, дорогие спикеры, не обижайтесь на нас — даже если мы вполне образованные и эрудированные люди, то всё равно можем спросить что-то… ну прямо вот совсем из ряда вон! Не для того, чтобы обнажить свою интеллектуальную несостоятельность, а для того, чтобы предложить читателю в качестве пояснения того или иного явления, механизма, процесса слова ученого — поверьте, их вес более значим, чем наших. Кроме того, когда вы пытаетесь рассказать о сложном «глупому» журналисту, то делаете это просто и помогаете нам досконально разобраться в предмете разговора — и потом написать максимально понятную статью.
 
3. Ну хорошо, но учебники-то почитать можно?
 
Если коротко: читали, не всегда помогает. 
 
Учебники — они на то и учебники, что дают определенную базу. Ученый накручивает на эту базу одни навыки и знания, инженер — другие, врач — третьи, ну а журналист — и вовсе даже четвертые. Получается, что между школьным курсом химии и фундаментальным исследованием — большой комплекс того, что знает по долгу службы ученый и не знает корреспондент СМИ. Конечно, с опытом работы в научно-популярном издании информация приходит и усваивается, но далеко не в полном объеме. Все-таки (вы же не будете спорить?) кандидат химических наук более компетентен в тонкостях своего раздела химии, чем обычный человек (даже только что сдавший ЕГЭ по этому предмету). 
 
4. Почему нельзя просто взять научную статью, немного ее переделать и не отрывать ученого от работы?
 
Если коротко: можно, но не всегда.
 
Можно в том случае, если журналисту нужно написать короткий пресс-релиз или новость. Тогда вполне достаточно научной статьи и ее последующего «перевода» на более понятный читателю язык. Однако часто исследование выходит за рамки отдельной публикации, или же есть ряд моментов, непонятных корреспонденту, и он хочет их прояснить, или же возникают дополнительные вопросы по поводу тех или иных деталей. В таких случаях живое общение ничем не заменить. Кроме того, иногда у журналистов возникает соблазн пойти по простому пути и лишь немного «причесать» научную статью, оставив на месте ее структуру, а зачастую и конструкцию предложений, и лексику. В результате получается текст, который ни нашим, ни вашим. 
 
5. Зачем обязательно править тот текст, который я написал, он же полноценно описывает и поставленную задачу, и методику, и результаты?
 
Если коротко: научный и научно-популярный тексты принадлежат к разным стилям. 
 
Соответственно, и строиться должны по законам своего «загончика», а не соседнего. Это касается и выбора слов, и построения предложений, и самой структуры статьи. Если в случае научной это совершенно четкий перечень пунктов, которые должны быть отражены в тексте, то научно-популярная предполагает некоторую вольность, хотя, конечно, должна оставаться логичной. То же самое касается и тезауруса, и, самое главное, — задач, стоящих перед автором.
 
6. Почему журналист пишет про мое исследование, но под статьей ставит свою фамилию?
 
Если коротко: потому что это его статья. 
 
Именно журналист нашел тему, договорился с вами, задал вопросы (иногда глупые, да), переработал это в научно-популярный текст, согласовал, внес правки. Получился интеллектуальный продукт за его авторством. Однако ваше значение как исследователя не умаляется: научная работа — ваше и только ваше детище, и в статье об этом говорится.
 
7. Почему журналисты всё перевирают?
 
Если коротко: 1) потому что это непрофессиональные журналисты, или 2) они не перевирают, а упрощают. 
 
В первом случае это вызвано тем, что материал излагается в соответствии с тем, насколько автор вник в предмет. Во втором — стремлением упростить сложное, опустив детали, которые, по вашему мнению, важны для понимания исследования. Здесь рецепт очень прост — согласование, согласование и еще раз согласование. Именно в его процессе стороны, как правило, приходят к консенсусу, когда и текст получился хорошим, и вам за него не стыдно. 
 
8. Почему, когда в лабораторию приходят телевизионщики, я должен демонстрировать какие-то бессмысленные действия на камеру?
 
Если коротко: потому что для телевидения важна «картинка». 
 
ТВ-журналисты не только рассказывают, но и показывают — и, конечно же, они будут только рады, если им продемонстрируют настоящий эксперимент, особенно если этот эксперимент сопровождается активным действием ученых или же видимой работой приборов. Однако зачастую съемочная группа попадает в научный институт, когда вы не заняты практической работой и уделяете время исключительно журналистам (невозможно же раздвоиться!). Поэтому ТВ-корреспонденты и просят имитировать ежедневные процессы: сосредоточенно смотреть в монитор или микроскоп, крутить вентили, включать и выключать кнопки. 
 
9. Почему, стоит дать одно интервью, как вскоре приходят журналисты из других СМИ, и я должен снова тратить на них время?
 
Если коротко: таковы законы работы СМИ. 
 
Многие средства массовой информации, увидев статью об интересной работе, хотят сделать на эту тему свой материал или сюжет. Поэтому они снова и снова обращаются к ученым, пока у исследователей не лопнет терпение (шутка, но в каждой шутке есть доля правды). Вообще, для СМИ, как и для вас, очень важен приоритет — кто первый написал, того все остальные и цитируют. Однако есть и те, кто хочет посмотреть на тему под другим углом или же сделать оригинальный контент — последнее может входить в политику того или иного СМИ. 
 
10. Почему я вообще должен что-то рассказывать журналистам?
 
Если коротко: это ваше личное желание или нежелание. 
 
Вообще мотивация может быть разной. Одни ученые дают информацию в СМИ, потому что этого требует форма отчетности по гранту. Другим просто хочется популяризовать свою область знаний и/или свое конкретное исследование. Третьи желают стать медийной личностью, признанным в широких кругах экспертом. В настоящий момент Россия далека (к сожалению!) от постулата: «Ученые должны рассказать налогоплательщикам, куда уходят налоги», но у некоторых такой резон тоже есть. В целом же — если лично вы не хотите общаться с нами, то можете этого не делать.
 
Бонус: А журналистам-то зачем это надо?
 
Если коротко: интересно. 
 
Интересно то, что вы делаете, и хочется рассказать об этом как можно большему количеству людей, чтобы они тоже узнали, насколько вы замечательные.
 
Екатерина Пустолякова
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 4.7 (10 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus