Сегодня - 19.02.2020

Превратности любви с искусственным интеллектом

26 августа 2014

 

Информационные технологии стремительно ворвались в нашу жизнь и с каждым годом завоёвывают в ней больше пространства. Они становятся всё умнее, интереснее и изощрённее, и по своему интеллектуальному развитию начинают походить на людей (некоторых — даже превосходить). А мы и рады. Проводим своё свободное время наедине с компьютерами и планшетами и даже подумываем — а не заменить ли ими окружающих? По крайней мере, наших любовных партнёров — этих во всех смыслах несовершенных существ, которые не понимают, не совпадают с нами характерами, обижают и обижаются, изменяют, надоедают, злятся… То ли дело эдакое прекрасное нечто, полностью подстроенный под твои идеалы высший разум (который, к тому же, не забрасывает грязные носки под диван).

Эта идея в последнее время не даёт покоя мировому кинематографу. Пока электронные «принц на белом коне» и «мечта, а не женщина» не созданы (хотя учёные намекают, что уже вот-вот), фантастам не терпится срежиссировать их отношения с обычным живым человеком, посмотреть, что из этого получится, и заодно поразмышлять о глобальных противоречиях бытия.

Кадр из фильма "Она"На эту тему мне недавно попалось сразу два фильма. В первом («Она», 2013 год) одинокий писатель Теодор, переживающий развод с женой, покупает новую техническую разработку — операционную систему, призванную исполнять любое желание пользователя. Саманта (так зовут это творение киношных айтишников) умна, чутка, нежна, предупредительна и к тому же обладает удивительно проникновенным голосом (в оригинальной версии её озвучивает Скарлетт Йоханссон). Естественно, герой в неё быстро влюбляется, на живых женщин вообще перестаёт смотреть и целыми днями ходит по городу, оживлённо беседуя со своим наушником. Всё заканчивается драматически — Теодор узнаёт, что он у своей Саманты не один, причём, очень так ощутимо не один. Для убедительности приведу отрывок диалога:

 — А сейчас ты с кем-то ещё разговариваешь, с операционками, с другими людьми?
 — Да
 — Сколько таких?
 — 8316
 — А ты из них кого-нибудь любишь?
 — да
 — И много их у тебя?
 — 641. Но это нисколько не меняет моего отношения к тебе, не уменьшает мою сумасшедшую любовь.

Вот так-то. Герой оказался неготовым к таким «высоким» отношениям и погрузился в глубочайшую депрессию.

Во втором фильме («Превосходство», 2014) всё сложнее. Там не создавали идеальную сущность, а попытались «перегнать» в компьютер конкретного человека. Но всё по порядку. Молодая семейная пара учёных — Уилл и Эвелин — работают над созданием искусственного интеллекта. Радикально настроенные «зелёные» ранят героя пулей со смертельным ядом, в результате чего жить ему остаётся считанные дни. Чтобы спасти любимого, Эвелин полностью «сканирует» его разум, память и прочие важные данные в сеть и в результате получает некий электронный аналог мужа. Она отправляется с ним в маленький городок, где вскормлённый на «жирных харчах» мощнейших процессоров, свободный от бренной человеческой оболочки интеллект Уилла развивается до невиданных пределов и  организовывает бурную деятельность по улучшению и переустройству мира. Только вот беда — женщина всё меньше узнаёт в этом холодном совершенном разуме черты своего благоверного  и начинает подозревать, что имеет дело с чем-то, что уже не есть её муж. Не додаёт он ей человеческого тепла и эмоций. А споры с этим по всем пунктам превосходящим тебя интеллектом способны довести до истерики любую женщину:

 — Ты изменилась. Разлюбила меня?
 — Нет
 — В твоей системе нарушен баланс окситоцина и серотонина.
 — Ты что, проверяешь мои гормоны?
 — Пытаюсь понять тебя. Эмоции – это биохимия.

Кадр из фильма "Превосходство"Эвелин просит показать его, всё что он о ней знает, и на экран выводится полная графика её физиологического состояния, где женщина в буквальном смысле «разложена по полочкам». И никакого тебе личного пространства.

Отдельная проблема у героев обоих фильмов возникала с практикой физической любви. Такова уж наша животная природа, что время от времени нам хочется и обнять свою половинку, и заняться с ней сексом. А тут — бесплотный искусственный интеллект. В первой картине это затруднение попытались решить, пригласив суррогатного партнёра (девушку, которая прониклась историей героев и согласилась поучаствовать в процессе, нацепив микрофончик с голосом Саманты). Разумеется, ничего из этого не получилось. Теодор видел в модели не любимую, а чужую отдельную личность, да и сама приглашённая не смогла отречься от своих эмоций. В «Превосходстве» Уилл попытался было вселиться в тело симпатичного рабочего, но был отвергнут женой. Только после восстановления его прежнего облика им таки удалось обняться и поцеловаться (дальнейшего развития тема не получила, ибо после герои почти сразу же погибли).

Получается, если верить киношникам, то отношения с искусственным интеллектом выходят как-то не очень. Возможно, дело именно в его превосходстве — он весь такой идеальный, правильный, до жути логичный и разумный, такой, что по сравнению с ним ты боишься почувствовать себя слабым и глупым ничтожеством. Не хватает ему какой-то «изюминки», милых человеческих изъянов (пусть даже тех же разбросанных грязных носков). Где-то я слышала мнение, что мы любим друг друга не столько за достоинства, сколько за недостатки. Похоже, действительно так. К тому же трудно поверить, что электронный разум способен быть неравнодушным — испытывать нежность, сострадание, тоску. Хотя многие учёные утверждают, что это – нейроны, биохимия и в будущем машины можно будет всему научить. По их мнению, то, что нам кажется фантастикой, на самом деле не за горами. У роботов появятся эмоции, возможность чувствовать и сопереживать, возникнет новый пласт правовых отношений по взаимодействию с ними, и мне даже страшно представить, что начнёт твориться тогда… Впрочем, как минимум, насчёт любви кинематограф нас предупредил.

Диана Хомякова
 

Фото: кадры из фильмов «Она», «Превосходство»

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 

Система Orphus