Сегодня - 25.02.2017

«Труд великого мыслителя и патриота»

05 ноября 2015

Председатель СО РАН академик Александр Леонидович Асеев — об академике Е.М. Примакове и «Примаковских чтениях».

 
Евгений Примаков
 
— Согласно традиции, увековечение памяти выдающихся граждан России происходит спустя 5 лет, но в случае с Евгением Максимовичем это началось почти сразу после его кончины. Институт мировой экономики и международных отношений РАН уже носит имя академика Е.М. Примакова. От его директора, академика Александра Александровича Дынкина, я получил приглашение на первые чтения «Профессиональное, творческое, гуманитарное наследие Е.М. Примакова», и у меня не было никаких сомнений, что я должен там быть.
 
Евгений Максимович запомнился, прежде всего, как государственный деятель.  Правительство под его началом сумело «вытащить» страну после дефолта 1998 года, во многом за счет двух исключительно эффективных и своевременных решений премьера: введения ежедневной отчётности банков по всем операциям (что дало контроль за финансовыми потоками и позволило в значительной степени предотвратить вывод капитала за рубеж) и перераспределения в пользу государства прибыли ведущих сырьевых корпораций России. Второе граничило с нарушением Конституции, но позволило спасти бюджетный сектор: пенсионеров, образование, здравоохранение, силовые ведомства и так далее. По моему личному мнению, если бы Евгений Примаков не был отстранен от должности по наущению интриганов из ельцинского окружения, а оставался руководить кабинетом еще какой-то срок, мы бы сейчас жили в другой стране — более развитой и цивилизованной. В связи с недолгим, но продуктивным «хождением во власть» Евгения Максимовича председатель Совета Федерации РФ Валентина Ивановна Матвиенко напомнила его слова: «Сострадание даётся нам бесплатно, а зависть нужно заслужить». 
 
Знаменитый «разворот над Атлантикой» — отказ от визита в США министра иностранных дел РФ Евгения Примакова в марте 1999 года (когда НАТО без уведомления России начало бомбить Югославию) — был воспринят международным сообществом как символический поступок. Как сигнал о том, что теперь наша страна будет занимать не то место, которое ей отводят на Западе, а то, которое она определяет сама, будучи суверенной мировой державой. Об этом на «Примаковских чтениях» напомнил сегодняшний глава российского МИДа Сергей Викторович Лавров. По его словам, Евгения Максимовича сравнивали и сравнивают с Генри Киссинджером: оба придерживались во внешней политике жёстко и открыто обозначенных национальных интересов. При этом, возглавив Службу внешней разведки (СВР) в 1991 году, Е. Примаков плавно переориентировал её с конфронтации, характерной для советского периода, на международное сотрудничество в борьбе с терроризмом и глобальной преступностью. На этом посту, кстати, он отказался от генеральских погон — сказал, что ему достаточно звания академика, которое ценил очень высоко.
 
Как исследователь мировой экономики и геополитики, Е. Примаков ввёл новый термин — «стратегические ценности». Не переменчивые конъюнктурные интересы, а именно ценности, нечто более фундаментальное и глубокое. Сегодня сбываются все прогнозы Примакова-учёного: по консолидации исламистских сил, по Ближнему Востоку, по неизбежности сближения России с Китаем и Индией. Именно Евгений Максимович является первоначальным автором концепции многополярного мира, которая теперь воплощается в деятельности БРИКС, ШОС и других коллабораций. 
 
Особое место в биографии Примакова занимает эпизод с реформой Академии наук. Когда вышла первая редакция законопроекта, Евгений Максимович добился встречи с Президентом страны, после которой, во-первых, из документа исчез пункт о ликвидации РАН, а во-вторых, была дана отсрочка, позволившая научному сообществу оправиться от шока, консолидироваться и сформулировать свою позицию по безусловному сохранению РАН как ведущей и эффективно работающей научной организации России.
 
Я полностью разделяю пять принципов, управленческих и человеческих, которые сформулировал Евгений Максимович Примаков:
— исповедовать оптимизм;
— не совершать необратимых действий («остановиться за шаг до хаоса»);
— на любом уровне правильно сочетать демократию и суверенитет;
— достижения не должны заслонять проблемы;
— наше развитие зависит от нас самих.
 
Мы неоднократно встречались с Евгением Максимовичем в самой разной обстановке: на официальных приёмах и академических семинарах, в VIP-залах международных аэропортов и в Президиуме РАН, где во время заседаний наши места располагались почти рядом. Примаков уделял большое внимание ситуации в регионах, состоянию наших научных центров. Помню, как он был весьма недоволен, когда Президиум Сибирского отделения решил закрыть центр трансфера технологий. Это подразделение состояло из двух-трех человек и потеряло всякий смысл с развитием технопарка новосибирского Академгородка, но Евгению Максимовичу принципиально не нравилось то, что в структуре РАН что-то убывает, ликвидируется… Несмотря на споры, у нас сложились добрые, доверительные отношения. «Уважаемый Александр Леонидович! Посылаю Вам мою новую книгу. Буду рад за любые замечания». Такими оказались, увы, последние слова Евгения Максимовича в мой адрес, которые он написал на форзаце книги своих размышлений «Россия: надежды и тревоги», вышедших в начале 2015 года. К сожалению, этот труд великого мыслителя и патриота стал завершающим в его жизни.
 
Фото: из открытых источников
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 4.3 (4 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus