Сегодня - 26.08.2019

«Верхом на ракете»

07 июля 2017

В этом году «Альпина нон-фикшн» перевела книгу Майка Маллейна «Верхом на ракете». На английском языке она вышла еще в 2006 году, а события, которым она посвящена, и вовсе происходили с 1978-го по начало 2000-х. Автор книги был одним из астронавтов, отобранных по программе «Спейс Шаттл». Поскольку раньше я уже читала о том, как астронавт описывает свою жизнь в НАСА и на Международной космической станции, но уже в гораздо более поздний период, мне, конечно, захотелось узнать, как это было почти в самом начале регулярных путешествий в космос. 

 

Ричард Майкл «Майк» Маллейн (англ. Richard Michael «Mike» Mullane), астронавт НАСА (англ. NASA, Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства США). Совершил три космических полёта на шаттлах (англ. Space Shuttle — «космический челнок»)  в качестве специалиста полета: «Дискавери» (англ. Discovery — открытие) —  STS-41D (1984 год), «Атлантис» (англ. Atlantis, «Атлантида») — STS-27 (1988 год) и STS-36 (1990 год), полковник ВВС в отставке. 

 
Первое, что бросается в глаза буквально с первых страниц книги, это любовь автора к шуткам про дефекацию, секс и половые органы, что в целом неудивительно, ведь он военный (это не я такая злая, а автор книги сам о себе и своем чувстве юмора так говорит). Вопрос о том, как космонавты ходят в туалет в невесомости, мелькает практически в каждой передаче или статье, посвященной быту на орбите, но просто прочитайте эту книгу, и подобных вопросов уже не останется. Хотя нет, у меня все же есть один. Маллейн пишет, что на Земле они учатся «прицеливаться» для избавления от твердых отходов жизнедеятельности с помощью камеры, на которую нанесена «крестовая» специальная разметка, как на прицел. Вам нужно совместить ваше «орудие» с прицелом. Так вот. Как НАСА добилось того, что эта камера остается чистой? 
 
Второе, в чем не откажешь автору, это искренность и открытость по отношению к читателям. Много страниц посвящено не только личным целям, удачам и неудачам, но и в принципе самой программе шаттлов, руководству отдела астронавтов (если вдруг вы не любите своего начальника в офисе, всегда можно уйти к конкурентам, но если вы хотите летать в космос, никакой перспективы сменить руководство нет, даже если это самое руководство обожает власть и отбирает астронавтов в полеты, руководствуясь неизвестно чем), в конце концов — собственной семье автора и его мотивации вступить в брак (если коротко, ради секса). 
 
Основой концепции шаттла стала возвращаемость (первые ракеты, уносившие грузы на орбиту были одноразовыми). Он состоял из трех основных частей: твердотопливных элементов, работающих в самом начале старта, затем отваливающихся и падающих в океан, где их вылавливали, а затем использовали снова; внешнего топливного бака с водородом и кислородом (он отсоединялся позже и сгорал в атмосфере); корабля-планера (он выходил на орбиту, служил там базой для исследований, а потом на нем же астронавты летели назад, подсказка: планер — безмоторный летательный аппарат). В СССР сделали аналог — «Буран», но у него был лишь один беспилотный полет. Шаттлы эксплуатировались с 1981 по 2011 год, совершили 135 рейсов (все с экипажем). Изначально планировалось больше, однако эти корабли оказались не так дешевы в обслуживании, как того ожидало НАСА. М. Маллейн рассказывает: многочисленные службы подготовки следующих стартов работали постоянно в авральном режиме, практически все подразделения просили дополнительное финансирование и персонал. Однако изначально НАСА обещало шаттлы как самоокупаемую программу по доставке грузов (планировалось, что на полеты будет хватать денег, которые коммерческие компании и военные ведомства станут платить за вывод спутников на орбиту). Случилось две катастрофы: «Челленджер» (англ. Challenger, «Бросающий вызов») — на старте произошел взрыв из-за дефекта уплотнительного кольца твердотопливных ускорителей, однако кабину с экипажем не разорвало взрывом, они погибли, ударившись об океан на скорости более 300 км/ч, «Колумбия» (англ. Columbia) — сгорел при входе в атмосферу из-за того, что теплоизоляционный слой углепластика был пробит еще при взлете куском теплоизоляционной пены размером с портфель.  
 
Автор пишет, что дефекты, из-за которых погибли экипажи «Челленджера» и «Колумбии», были известны НАСА и компании «Тиокол» (англ. Thiokol, производитель твердотопливных элементов) практически с самого начала, но их назвали «приемлемым риском». А еще в шаттлах не было системы аварийной эвакуации команды, если что-то пойдет не так: ни катапультирующихся кресел, ни парашютов — ничего. Стоит также добавить, что твердотопливные элементы — это такая штука, которая, если уж начала работать, то всё, до полной выработки топлива: нельзя закрыть заслонку, перенаправить горючее к другим двигателям. Астронавты программы «Спейс шаттл» были очень смелыми людьми. В частности, например, Маллейн описывает проблему с теплоизоляционной пеной и хрупким углепластиком, ставшей затем причиной смерти экипажа «Колумбии», в последнем своем полете в космос на шаттле «Атлантис». 
 
Третье, что отличает автора — сексистские шуточки. В конце книги Маллейн говорит, что женщины из отряда космонавтов очень сильно повлияли на его оценку женщин вообще, в частности сильное воздействие оказала его коллега Джудит Резник (англ. Judith Arlene Resnik): они были назначены с Майком Маллейном вместе в их первый полет в 1984-м, в 1986 году она погибла на «Челленджере». Автор пишет, что понял, что у женщин есть свои мечты и планы, они могут трудиться с полной самоотдачей, готовы работать в физически тяжелых условиях и не просить поблажек, например имитация выхода в открытый космос в бассейне или отработка приземление на воду, когда сверху на тебя же приземляется парашют.  Он честно признается, что на первых порах в отряде астронавтов он и другие военные скептически относились к гражданским специалистам, прошедшим отбор, особенно к шести женщинам. Шеннон Лусид (англ. Shannon Matilda Wells Lucid) — на момент отбора в отряд у нее было трое детей — слетала в космос пять раз, третий, четвертый и пятый раз были подряд, на сегодня это рекорд, который никто не превзошел. Салли Райд (англ. Sally Kristen Rid) — первая американка в космосе, летала два раза, принимала участие в расследовании инцидента с «Челленджером», кстати, при ней военные, по признанию М. Маллейна,  держали фонтан сексистского красноречия при себе. Джудит Резник — при подаче заявления в НАСА ей сказали, что шансов у нее мало, раз она не пилот, Джудит в ответ быстренько научилась водить самолет, она разбилась во втором полете. Кэтрин Салливан (англ. Kathryn Dwyer Sulliva) — первая женщина в открытом космосе, три полета на шаттлах. Маргарет Седдон (англ. Margaret Rhea Seddon) — на М. Маллейна произвел особое впечатление ее девятимесячный живот, упирающийся в ручку тренажера полетного задания, летала в составе трех миссий. Анна Фишер (англ. Anna Lee «Tingle» Fisher) — первая мать, побывавшая в космосе, один полет. Между тем, по мнению М. Маллейна, самые классные феминистки в его описании те, над которыми можно сексистски пошутить. 
 
Четвертое, чем выделяется Майк Маллейн — простой и живой язык. Здесь нет скучных оборотов и утомительных технических описаний, высокопарных фраз и длинных предложений — только обычная человеческая история. Будто сидишь у костра, а твой товарищ по походу, выпив чаю со сгущенкой и указывая на звезду в небе, говорит: «Хе-хей, я видел ее гораздо ближе, чем ты». Думаю, это заслуга как автора, так и переводчика российского текста Игоря Лисова и редактора Розы Пискотиной. 
 
И наконец, главное, чем хороша эта книга — история, от которой невозможно оторваться. Произведение достаточно большое по объему («Букмейт» обнадеживающе написал о почти 900 страницах «в бумаге»), но перестать читать ее решительно невозможно, несмотря на четыре часа утра. Когда Майк Маллейн был маленький, СССР запустил первый спутник, а когда он вырос — люди уже летали на орбиту по несколько раз в год. Удивительные темпы развития техники, примеры смелости и любви к работе и немного становления и укрепления феминизма в одном отдельно взятом отряде астронавтов (хотя я до сих подозреваю, что автора заставили написать про женщин из соображений политкорректности).  Это история программы «Спейс шаттл», история человека, который провел в ней много лет, садился в корабль, зная о его конструктивных недостатках… но прежде всего, любил космос. Это история о космосе со всей его смертоносностью и одновременно красотой. 
 
Юлия Позднякова 
 
Рисунки автора
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus