Сегодня - 21.03.2019

Вторичный силикон

28 марта 2010

Решение разместить гипотетическую "кремниевую долину" в примосковном Сколково и вложить миллиарды в место, известное только бизнес-школой и близостью к пресловутой Рублевке, оценено с такой же оглушительной однозначностью, как решение о запуске БЦБК.

Ученые, журналисты, экономисты, политики сочли  этот шаг откровенным унижением всей российской провинции, дающей "великому княжеству московскому" абсолютно всё: от углеводородов до светлых голов. Главный ученый секретарь СО РАН Николай Ляхов, публицисты Максим Соколов и Ирина Самахова, сотни их единомышленников назвали этот вариант, как минимум, необъяснимым. Ладно, если бы Новосибирск уступил Томску или Красноярск – Перми. Да и вблизи столицы есть Обнинск, Черноголовка, Пущино, Долгопрудный, Дубна…Но выбор в пользу живописного, но интеллектуально захолустного ландшафта перечеркнул само название "кремниевой долины".

Ибо история американского инновационного оазиса началась вовсе не на пустом месте. Еще в 1910 году выпускник Стэнфордского университета Сирил Элвилл приобрел патент на радиопередающую технологию и основал Federal Telegraph Corporation в Пало-Альто. На протяжении следующего десятилетия его компания (FTC) создавала первую в мире глобальную радиосеть, и подписала контракт с ВМС США. Однако, ключевым моментом развития долины стало создание Стэнфордского индустриального парка. После Второй мировой войны количество студентов в Стэнфордском университете резко увеличилось и возникли потребности в дополнительных финансах. Университет владел большим участком земли (около 32 км²), которую не имел право продавать (в соответствии с завещанием основателя университета Леланда Стэнфорда). В этой ситуации декан инженерного факультета, профессор Фредерик Терман предложил сдавать землю в долговременную аренду для использования в качестве офисного парка. Выпускники Стэнфорда получили возможность найти работу в непосредственной близости от альма-матер. Решены были и проблемы компаний, связанные с поиском специалистов должного класса (кроме Стэнфорда, там расположено еще 3 университета).

Итак, калифорнийский рецепт: первоначальная технооснова  + комфортная среда обитания +  сильный университет + парковые ресурсы. По этому рецепту создается технопарк новосибирского Академгородка: не "силиконовый", а универсальный. А есть советский рецепт: первоначальная индустриально-образовательная среда + политическая воля + десантирование научной элиты в лесисто-коттеджную местность. Как вы поняли, это Сибирское отделение РАН, создавшее и сильный университет, и среду "само для себя" уже на месте десантирования.

Ничего не забыл в рецептурах?
 
Забыл, причем главное. Если бы развитие электроники, коммуникаций и вычислений не потребовало малоразмерных полупроводников и схем – "кремниевой долины" не было бы. Или была, но не кремниевой. А СССР в условиях изоляции и холодной войны стоял минимум перед двумя необходимостями: продвижения на Восток всего своего существа  и элементарного (вспомним учебники по ГО) рассредоточения ценнейшего научного потенциала. Иначе не состоялось бы в Сибири академического городка, ориентированного на самые востребованные в то время научные направления.

А сегодня, сегодня – какие востребованы-то? Известные ученые, в числе которых академики Александр Асеев, Валентин Власов и многие другие, отвечают одинаково: биологические. Шире – науки о жизни. Темпы роста, а главное – разбегание  горизонтов здесь самые стремительные. Мы уже повседневно употребляем биопродукты с заданными свойствами и не удивляемся деревьям, которые люди "научили" расти в разы быстрее, или моторному топливу из соломы. Бионауки и биотехнологии развивались бы еще быстрее, если б не этические сдержки. Клонирование – детские игрушки: академики прозорливо предостерегает уже сегодня от соблазна создания биороботов, искусственных организмов, программируемых и управляемых извне.

Казалось бы, вот оно! Ищите место первоначального сосредоточения бионаук и биофирм, вкладывайте деньги в их развитие, в образование, инфраструктуру, технопарки – и обрящете. Если бы государственные мужи прислушивались  к мужам ученым, Россия в 21-м столетии смогла бы, глядишь, рвануть в биолидеры так же, как США и Япония полувеком раньше  недостижимо лидировали  в электронике и коммуникациях.

Не рванем. Будем копировать США середины прошлого века. Как китайцы в те же годы "слизывали" наши автоматы и газики. И снова получим отечественный микропроцессор – самый большой микропроцессор в мире.

Андрей Соболевский

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus