Сегодня - 24.09.2018

«Вы же в этом ничего не понимаете!»

12 июля 2018

В мире научных коммуникаций есть как минимум одна бесконечная тема споров: кто должен писать о науке — учёный или журналист? Исследователи и люди, которые пришли в популяризацию из других областей, выступают обычно за первый вариант. В нашей же редакции скорее выберут второй. Объясняем. 

 
Всем понятно, что физик разбирается в физике лучше гуманитария. Но так уж важно быть специалистом в каждой области, о которой пишешь? Гарантирует ли это, что в итоге получится хороший текст?
 
Вот некий условный Петя. Аспирант какого-нибудь физического института. Допустим, ему интересно писать о научных исследованиях, своих и коллег. Он может это делать в своем личном блоге. Но чтобы туда приходили не только его друзья, мама и собака Шарик, надо, чтобы совпало сразу несколько факторов.
 
Первый: у Пети должен быть писательский талант или хотя бы хорошее чувство языка. Грубо говоря, не обладая знаниями, по каким законам строится публицистический текст, ему необходимо их интуитивно угадывать (либо засесть за специализированную литературу и изучить матчасть). 
 
Второе: Пете нужно иметь представление о своей целевой аудитории. Публицистический текст пишется не абстрактно, в века, а создается для определенных групп людей, имеет цель как-то на них воздействовать. От того, кто эти люди – коллеги Пети с высшим физическим образованием, студенты вузов или поклонники передачи Дом-2 — будет зависеть и глубина погружения в тему, и объем текста, и его язык, и сам стиль изложения.
 
Третье: у Пети должно быть время. Много времени. Потому что создание хорошего текста требует некоторых трудозатрат. А теперь вспомним, что у Пети есть основная работа, учеба, статьи, аттестации, проекты, семья, дети, собаки… Чтобы не захлебнуться во всем этом и продолжать на регулярной основе создавать хорошие тексты, нужен очень большой энтузиазм. 
 
Четвертый фактор: у Пети не произошла «профессиональная деформация». Объясним: наш условный Петя знает физику хорошо, очень хорошо, намного лучше, чем подавляющее большинство окружающих. И ему могут казаться очевидными многие вещи, которые другим таковыми не кажутся. Ведь ежу же понятно, что такое ондуляторы и вигглеры! А домохозяйке Маше непонятно, и офисному сотруднику Семёну почему-то тоже. 
Допустим, писательское рвение Пети настолько пересилило его исследовательский интерес, что он решил полностью посвятить себя популяризации науки. Он устраивается в какое-нибудь СМИ, и тут его подстерегают новые разочарования: работа журналиста — это не столько творчество и свобода самовыражения, сколько ремесло. Требования к формату тестов (иногда довольно жесткие), дедлайны, куча рутинных задач. Приходится писать не только о научных исследованиях, но и о том, что где-то открылась конференция, где-то она прошла, кто-то выпустил книгу, у кого-то юбилей… К тому же, далеко не каждая редакция может похвастаться возможностью нанять специалистов изо всех областей наук, и зачастую одному человеку приходится создавать тексты обо всем  — от археологии до молекулярной медицины. Чем в таком случае физик лучше человека с гуманитарным образованием?
 
Да, журналист не сделает от своего лица аналитику и оценку перспектив развития современных ускорителей для физики высоких энергий, это не в его компетенции. Но он найдёт специалистов, задаст им правильные вопросы и выстроит текст так, чтобы он был наиболее интересен целевой аудитории издания. «Но журналист же может нарваться на псевдоспециалиста, который будет нести абсолютную дичь!» — скажете вы. Конечно, никто от этого не застрахован, но в спорных моментах всегда можно проконсультироваться с экспертами. В нашей редакции, например, когда возникают сомнения, обращаются в объединенные ученые советы СО РАН, уже немало присланных для публикации текстов было отвергнуто на основании их экспертизы.
 
Если взять наобум любого хорошего учёного и любого хорошего журналиста, то за некоторыми исключениями хорошую научно-популярную статью из них скорее напишет второй — просто потому, что он имеет опыт и знает, как делаются публицистические тексты. Проще взять на работу журналиста и обучить его научной специфике, чем пытаться научить писать того, кто писать не умеет.
 
Поэтому нам не очень понятно распространенное в научной среде заблуждение, что создавать статьи для СМИ может каждый и для этого не нужно каких-то особых знаний и компетенций: «Почему вы не принимаете мой текст? В школе хвалили мои сочинения!»; «Я же пишу научные статьи, значит, и научно-популярные умею».
 
Кто-то уверен, что журналист недостоин писать о науке, потому что образованием не вышел, другие считают: журналисты спекулируют на результатах их интеллектуального труда. Пару раз приходилось слышать: «Это же не ваше исследование, почему вы будете про него писать и получать за это деньги/cлаву?».
 
Мы — за то, чтобы каждый занимался своим делом. Учёный — проводил исследования высокого уровня (и занимался популяризацией, если у него есть желание, силы и время), журналист — «переводил» эти исследования с научного языка на человеческий. В этом плане у  каждого издания свой политика. В интернете места найдётся всяким популяризаторам науки, с самыми разными образованиями и подходами, а в чужой монастырь, как известно, со своим уставом не ходят.
 
Диана Хомякова
 
Фото из открытых источников
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus