Сегодня - 27.01.2020

Жизнь, быт и нравы космонавтов

11 января 2016

В том, что касается космоса, ваш покорный автор — настоящий гик. Я пересмотрела все более-менее известные фильмы и сериалы, посвященные будущим путешествиям по Вселенной, и перешла на научно-популярные передачи, они не столь впечатляющи, но гораздо более познавательны. Даже на заставке рабочего компьютера у меня стоит космический корабль. Как и большинству, мне вряд ли удастся когда-нибудь увидеть Землю с орбиты. Тем интересней те из нас, кто все же смог. 

 
Обложка книги Кристофера ХэдфолдаВот Кристофер Хэдфилд смог и даже написал об этом книгу — «Руководство астронавта по жизни на Земле. Чему научили меня 4000 часов на орбите». 
 
В первую очередь эта книга цепляет фактами о повседневном космическом быте. «Прежде чем удастся убедить людей в пользе инвестиций в космическую программу, необходимо привлечь их внимание»,  — пишет Хэдфилд. И он находит самый простой путь к сердцу читателя — бытовые подробности. Это близко каждому и поэтому вызывает самое большое любопытство. А как космонавты спят? А как едят? А как моются? Ни на одной пресс-конференции, посвященной завершению очередного этапа работы на Международной космической станции, этого не услышишь. 
 
Хотя вот в космосе, например, нельзя принять душ — только обтереться мокрой тканью, а руки и головы обработать с помощью специальных веществ, которые не нужно потом смывать. В невесомости вода распадается на мелкие капельки, очень сложно применимые в привычном нам ритуале мытья. Кстати, стирать на орбите тоже нельзя. «…стирального порошка, после стирки которым не нужно было бы полоскать, не существует, поэтому даже минимальная стирка нашей одежды была невозможна», — объясняет Кристофер. Но нет, жизнь в космосе не сопровождается вонью. Когда вы парите в невесомости, ваша одежда тоже парит немного вокруг вас и меньше пропитывается всяческими выделениями. 
 
Спят космонавты в специальных коконах, похожих на спальные мешки, только приделанные к стене. Нет гравитации — не нужны подушка и одело. Отдельным пунктом: если вы любите бытовые подробности, вас порадует описание туалета на МКС. Правда, остался один маленький нерешенный вопрос. Система сбора человеческих отходов стандартная и для мужчин, и для женщин: насос, шланг, на конце — воронка. И если уж мужчине, учитывая его физиологию, было не просто справиться с этой процедурой, не забрызгав все вокруг, то вопрос, как это осуществляют женщины, остается открытым. 
 
Книга написана простым и понятным языком: здесь нет терминов, а если и встречаются, вы тут же получите расшифровку, зато очень много обычной жизненной философии. Крис Хэдфилд считает, что, с одной стороны, нужно иметь какую-то цель и мечту в жизни, стремиться к ней, но с другой — получать удовольствие от самого прохождения пути. Никто не приглашает вас разделить эту концепцию, но она пригодится, если в данный конкретный момент вы чувствуете себя не очень успешным. «Если начнешь думать, что только твои выдающие и яркие моменты имеют для тебя значение, то будешь обречен постоянно чувствовать себя неудачником», — говорит нам Крис и рассказывает о том, что одним из главных своих достижений он считает не полеты в космос, а построенный возле дома причал.  
 
В этой книге не назван секретный ингредиент, как стать космонавтом. Хотя, нет. Он есть, но мало кому понравится. Нужно много и упорно работать, а также стараться в любой своей занятости быть эффективным. «Иногда, когда люди узнают, что я астронавт, они спрашивают: «А чем ты занимаешься, когда не летаешь в космос?» У них сложилось впечатление, что между запусками мы большей частью проводим время в комнатах ожидания в Хьюстоне и переводим дыхание перед следующим стартом. <…> Мне всегда кажется, что я разочаровываю людей, когда рассказываю им правду: почти всю свою трудовую жизнь мы проводим в тренировках на Земле», — признается Кристофер.
 
Кстати, забавный факт. Сам Хэдфилд боится высоты. Да, да, летчик и астронавт боится высоты. Однако в отличие от множества других людей, он умеет договориться со своим страхом: «По моему опыту, страх возникает тогда, когда не знаешь, чего ждать, и сомневаешься, что можешь контролировать происходящее. Если понимаешь, чего опасаться, то уже не чувствуешь себя беспомощным и боишься гораздо меньше. А вот когда информации не хватает, всё кажется опасным». Наверное, здесь есть и элемент привыкания, потому что большинство тренировок космонавтов — это разбор различных ситуаций, в которых они могут погибнуть: «Нас приучают смотреть на всё с худшей стороны и представлять себе самое плохое, что только может произойти. На самом деле при тренировке на симуляторах самый частый вопрос, который мы учимся задавать самим себе, звучит так: «Ну что ж, и какая будет следующая причина, по которой я могу погибнуть?»
 
Книга будет особенно интересна популяризаторам науки. Во-первых, сама по себе она неплохой образец того, как и что нужно рассказывать людям о космосе. Во-вторых, Крис описывает способы и методы, которые он испытал сам. Некоторые из них более эффективны, другие — менее, но вообще это повод  задуматься, что популяризовать науку, в том числе и космические исследования, среди «самых широких масс» можно, рассказывая о бытовых и повседневных вещах.
 
«Бюджет Канадского космического агентства, например, меньше той суммы, которую канадцы тратят каждый год на конфеты к Хэллоуину, причем большая часть денег идет на развитие телекоммуникационных спутников и радиолокационных систем, предоставляющих информацию для прогноза погоды и контроля качества воздуха, мониторинга окружающей среды и изучения климатических изменений». Интересно было бы выяснить бюджет Роскосмоса в конфетном эквиваленте.
 
Не только канадцы не представляют себе, зачем мы летаем в космос. Недавно мои собственные студенты спросили, для чего нам нужны космические полеты. И в этом прямо-таки пропасть между двумя точками зрения: если хотите, практической и романтической. С первой любой полет следует рассматривать в свете выгоды: связь, интернет, полезные ископаемые, наконец. В таком случае нам не стоит рисковать людьми и правильней будет посылать к далеким планетам роботов, приспособленных к солнечной радиации, вакууму и какой угодно гравитации. Романтики же никогда не спросят вас, зачем рисковать жизнью и преодолевать тысячи километров ради того, чтобы выживать в неприспособленных для человека условиях. И  тут я солидарна с Крисом Хэдфилдом: «Разве может существовать более амбициозный стимул, чем изучение нашей Солнечной системы, открытие нового за ее пределами? Страсть к исследованию заложена у нас в генах». 
 
Юлия Позднякова 
 
Фото из открытых источников 
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 4.2 (5 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus