Сегодня - 14.11.2018

Аспирантура: «мини-вуз» внутри академического института?

22 июля 2015

Система подготовки специалистов в РАН переживает время серьезных перемен. Для аспирантуры, которая в России объявлена ступенью высшего образования, введены государственные образовательные стандарты. До конца года академические институты обязаны подтвердить свое право готовить кадры. О сложностях предстоящих процедур рассказывает ученый секретарь Института сильноточной электроники СО РАН доктор физико-математических наук Игорь Валериевич Пегель.

Игорь ПегельДля институтов, в которых имеется аспирантура, подготовка научно-педагогических кадров с 2015 года стала частью государственного задания, и значится в нем как услуга — в отличие от фундаментальных научных исследований, составляющих раздел работ. С принятием нового закона она стала третьей ступенью высшего образования. Нас в этой части деятельности фактически приравняли к вузам. Кроме лицензии на право ведения образовательной деятельности (которая у большинства институтов имеется), необходимо получить государственную аккредитацию на программы, по которым осуществляется подготовка будущих сотрудников. Не будет её — аспиранты пойдут в армию, институт не сможет претендовать на бюджетные места для них, утратит право выдавать диплом государственного образца, принимать кандидатские экзамены…

ИСЭ СО РАН в 2013 году удалось аккредитовать свои аспирантские программы в соответствии с федеральными государственными требованиями. Теперь правила изменились, и до конца года необходимо пройти эту процедуру еще раз, уже в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами (ФГОС). Список требований, которые должны быть выполнены институтами для этого, обширен. Кроме собственно образовательных программ, включающих рабочие программы дисциплин, фонды оценочных средств и учебные планы, нужны будут индивидуальные планы работы преподавателей, расписания занятий, договоры на прохождение практики, должен быть подготовлен не один десяток положений, локальных нормативных и распорядительных актов. Чтобы справиться со всем этим, институты вынуждены будут создавать у себя структуру, которая фактически превращает академическое учреждение в мини-вуз.

ФГОС предполагает в аспирантуре полноценный учебный процесс. Если раньше пришедший в институтскую лабораторию аспирант погружался в исследовательскую деятельность, то сегодня он, кроме этого, должен посещать лекции и семинары, проходить практику, дважды в год аттестовываться (и лишь при оценке не ниже «хорошо» ему дадут очередную стипендию), сдавать госэкзамены и писать выпускную квалификационную работу (ВКР). Одолев всё это, он получит диплом государственного образца о присвоении квалификации «Исследователь. Преподаватель-исследователь».

Раньше  на выходе из аспирантуры предполагалась защита или хотя бы представление кандидатской диссертации, а теперь такого требования нет: есть лишь не вполне понятное замечание о том, что ВКР должна соответствовать требованиям ВАК (а кто будет определять, соответствует или нет? Государственная аттестационная комиссия — не диссертационный совет). Собственно кандидатская теперь вынесена «за скобки» аспирантуры. В какой мере она может повторять ВКР, как это будет сочетаться с жесткими проверками на плагиат, при том, что таковым считаются и заимствования у самого себя — вопрос открытый.

Если раньше аспиранты обучались по привычным «ваковским» специальностям, то теперь введены так называемые направления подготовки. Внутри каждого из них организация вправе определить «направленности» обучения (по смыслу –  всё те же специальности). На сегодняшний день направления со специальностями существуют вместе (выпущены связывающие их «таблицы соответствия»), вполне возможно, через какое-то время их всё же сведут в единую систему.

Минобрнауки рекомендовало организациям на стадии переоформления приложения к лицензии пересмотреть свой перечень специальностей, исключив те, по которым подготовка аспирантов в последние годы не велась. В ИСЭ СО РАН из имевшихся восьми оставлены пять: физическая электроника, электрофизика и электрофизические установки, оптика, физика конденсированного состояния (все они относятся к направлению подготовки «Физика и астрономия»), а также вакуумная и плазменная электроника (из направления «Электроника, радиотехника и системы связи»). А вот теоретическую физику, физику плазмы и технику высоких напряжений пришлось исключить.

Обучать аспирантов — что в вузе, что в научной организации — по последним требованиям должны педагогические работники: научные  такого права не имеют. Поэтому в каждом институте должно быть создано специализированное образовательное подразделение и введены должности профессорско-преподавательского состава. В ИСЭ СО РАН проблем с набором кадров для подготовки аспирантов по профильным дисциплинам не предвидится: среди ведущих ученых института достаточно профессоров и доцентов с опытом вузовской работы. А вот с общими дисциплинами — иностранным языком, историей и философией науки — возникла сложность, но не в постановке дела, а в его документальном оформлении. В ТНЦ СО РАН уже в течение нескольких десятилетий аспиранты всех институтов Академгородка проходят обучение и сдают кандидатские экзамены на двух кафедрах — иностранных языков и философии, входящих в состав центра. Сейчас, когда на слуху разговоры о реструктуризации академических учреждений, а перспективы региональных научных центров во многом неясны, администрация ТНЦ СО РАН предпринимает усилия, чтобы закрепить за кафедрами законное право участвовать в подготовке аспирантов, не разрушить годами сложившуюся и доказавшую свою эффективность систему.

В 2015 году ФАНО впервые выделило институтам, имеющим аспирантуры, средства на обеспечение образовательной деятельности — в рамках основной субсидии и сравнительно небольшие. Для ИСЭ — менее полутора миллиона рублей. В основном эти деньги предназначены для оплаты труда профессорско-преподавательского состава, а также специалистов, напрямую не участвующих в образовательном процессе, но обслуживающих его. К сожалению, ФАНО так и не объяснило в точности, как именно вычислялась сумма для каждой конкретной организации и как она связана с числом аспирантов. Приходится разбираться с нормативными затратами, регламентированными Минобрнауки, самостоятельно.

Для академических институтов выполнение лицензионных и аккредитационных требований по аспирантуре — очень существенная организационная и бюрократическая нагрузка, совершенно несоразмерная малому числу аспирантов (в десятки раз меньшему, чем в крупных вузах). Однако они заинтересованы в сохранении своих аспирантур, вынуждены справляться с трудностями: другой реальной возможности готовить и закреплять у себя научные кадры попросту нет.

Федеральное агентство научных организаций понимает сложность ситуации, в которой находятся институты, и ищет выходы. 22 мая в ТНЦ СО РАН состоялась встреча первого заместителя руководителя ФАНО Алексея Михайловича Медведева с представителями академических учреждений Томска, на которой произошел обмен мнениями о возможности создания «научной аспирантуры», предназначенной для подготовки научных кадров и работающей по простым правилам. Однако сроки, да и сама возможность появления такого инструмента пока непонятны, как неясен его формат и законодательная база. Поэтому институтам, заботящимся о своих аспирантах, предлагается пока что «играть» по правилам, определенным Минобрнауки, сделать всё необходимое и до конца года пройти аккредитацию. Так что ближайшие месяцы для академических аспирантур будут напряженными: им предстоит серьезный экзамен на выживание.

Подготовила Диана Хомякова

Фото автора

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.8 (5 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus