Сегодня - 16.09.2019

Лектор в мониторе

16 апреля 2014

На сегодняшний день в интернете находятся миллионы образовательных ресурсов, которые постепенно начинают вступать в конкуренцию за студентов с вузами. Смогут ли университеты выстоять в этой борьбе и как информационные технологии меняют традиционное высшее образование, рассказывает заведующий лабораторией экспериментальной физики НГУ, кандидат физико-математических наук Александр Степанович Золкин.

Александр ЗолкинКакие возможности даёт интернет?

Быстрый и лёгкий доступ к разнообразной информации

 Технические устройства с выходом в интернет,  которыми сегодня оснащён почти каждый студент (телефоны, ноутбуки, планшеты), хороши не только тем, что безгранично расширяют возможности списывания на экзамене, но и потому, что непосредственно во время пары можно всего за несколько минут отыскать нужную информацию. «На занятиях студенты нередко задают мне вопросы, ответы на которые найти довольно легко. В этом случае я отсылаю их в интернет, показывая,  что они могут самостоятельно добывать сведенья: свойства материалов, справочные данные или полезные статьи по теме. Причём, найденная информация может быть даже более полной, чем я успею сообщить за этот небольшой промежуток времени. К тому же поиск необходимых сведений — одна из важных составляющих работы научного сотрудника», — рассказывает Александр Степанович.

Однако тут возникает проблема: разнообразных источников данных в сети настолько много, что неискушённый в этом вопросе студент может запутаться и потратить немало сил и часов, пытаясь отделить зёрна от плевел. Впрочем, её можно решить централизованно. Например, при участии Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики  был запущен проект «Единое окно», цель которого — собрать на одном ресурсе максимум необходимой информации по разным направлениям среднего и высшего образования. Другие вузы, исходя из тех же соображений, на своих кафедрах предоставляют студентам возможность выборочно познакомиться  со специально отобранным для них материалом. В некоторых продвинутых университетах существуют электронные библиотеки, где по различным разделам курса даются рекомендации в виде ссылок: начиная от конкретных страниц Википедии и заканчивая сайтами специализированных западных университетов. «НГУ тоже следовало бы создать проект, где были бы собраны российские и мировые ресурсы по читаемым курсам», — считает Александр Степанович. Пока же в большинстве случаев эта информация отсутствует и студенты получают лишь списки литературы с перечнем информации.

Неограниченные возможности коммуникации

Ещё один неоценимый плюс всемирный сети для образования — это возможности общения, которые она открывает. Речь идет не только о взаимодействии студентов и преподавателя при помощи скайпа, социальных сетей и электронной почты, а скорее об обмене знаниями в условиях глобализации между причастными к науке людьми. Почему бы сразу не выйти на специалиста высокого класса, чтобы получить у него срочную консультацию или узнать, какую информацию стоит предпочесть? «Однажды, когда мы изучали распространение скорости звука в твердых телах, у ребят возникли вопросы, на которые я затруднялся ответить. И тогда мы зашли в интернет, нашли лаборатории, где ведутся работы по этой тематике, и я тут же при студентах позвонил туда. В результате мы получили ответы и ссылки на сайты, на которых можно найти более подробную информацию. Всё это заняло не больше пяти-десяти минут, — рассказывает Александр Золкин. — В другом случае мы задали вопрос известному специалисту в Москве, но оказалось, что задача сложна не только для нас. Однако учёный отметил, что наши вопросы очень интересны и глубоки. Студенты были поражены тем, насколько быстро нам удалось удовлетворить своё любопытство.

Возможность выбора

Сейчас  образование участвует в рыночных отношениях, является товаром. С развитием интернета среди высших учебных заведений обострилась конкуренция за абитуриентов. Теперь вчерашнему школьнику не нужно на свой страх и риск ехать за тысячи километров в университет мечты — результаты ЕГЭ на руках, перед молодым человеком открыты дороги, как минимум, в несколько вузов (каждый из которых заинтересован победить в этом соревновании). На то, какой из них будет в итоге выбран, влияют не только рейтинги и востребованность выпускников у работодателей, но и сложившееся у абитуриента представление о будущем процессе обучения. При прочих равных он пойдет туда, где преподаватели ведут занятия интересней. Поэтому вузы стремятся как можно полнее представить себя в интернете — освещают события студенческой жизни, выкладывают приглашения на публичные научные мероприятия, видеозаписи лекций. Примером может служить проект Центра научно-технического творчества на физическом факультете НГУ, в рамках которого на сайте отражено, гости университета (школьники, учителя, преподаватели вузов) участвуют в опытах, демонстрациях, сами управляют экспериментами.

Тем, кто уже получает высшее образование, в свою очередь, также необходима «навигация» по научным лабораториям, чтобы они могли выбрать наиболее перспективное направление своей будущей деятельности. Для этих целей, например, на физическом факультете НГУ существует специальный лекторий, в рамках которого учёные из различных институтов СО РАН рассказывают о деятельности своих лабораторий. Видеозаписи выступлений затем выкладываются в интернет.

Чего интернет пока не заменит:

Отношений ученик-преподаватель

На первый взгляд, интернет -лекция ничем не отличается от обычной. Однако здесь есть свои тонкости. Условно, все занятия в университете можно разделить на пассивные и активные. Первые представляют собой монолог преподавателя, почти без вопросов из аудитории. Здесь всемирная сеть  явно занимает лидирующие позиции. Студент имеет возможность посмотреть совершенно разные лекции на одну и ту же тему (в частности, их довольно много на англоязычных ресурсах), и велика вероятность, что какой-нибудь обаятельный шоу-мен подаст материал интересней, чем университетский преподаватель. Активные же лекции  — это не  монолог, а скорее совместное обсуждение проблемы. Ученик здесь вовлечён в процесс и должен на глазах расти.

По мнению Александра Золкина, понятие «образование» держится на трёх китах: знании, понимании и умении. В том, что касается первого, интернету трудно что-то противопоставить, однако, нужно ещё уметь ещё пользоваться полученной информацией. «Представьте, что перед вами находится толстый справочник. Это большая ценность? Да. Она ведёт к творчеству? Нет, это просто набор фактов. Но тысячелетиями  развитие происходило следующим образом: от человека к человеку передавался опыт, и ученик шёл к гончару. На сегодняшний день люди думают, что теперь можно иначе. Дескать, я посижу в интернете и научусь делать этот кувшин — там есть все нужные методы, — рассказывает учёный. — Однако интуитивно мы понимаем, что больший прогресс будет у того, кто занимается у учителя. При этом не обязательно отказываться от интернета  — можно находить там приёмы выполнения работы и приходить на занятие уже подготовленным, спрашивать: «А известно ли вам, в той стране делают кувшин так, а в другой иначе? А слышали ли вы, что можно сделать его прочнее, обжигать иным образом?» Задача преподавателя — не только давать знания, но и «зажигать», мотивировать студента на дальнейшее развитие, будоражить в нём интерес к науке.  Для того чтобы научиться играть на скрипке, нужно быть рядом со скрипачом. Никакой интернет не решит этой проблемы».


Западные университеты сегодня предоставляют сертификаты по пройденному курсу дистанционного обучения, но вы не получите диплома Стэнфорда, Массачусетского технологического института (MIT), Эколь Политекник.


Живого общения

Окружающие люди, атмосфера, в которую погружается студент во время обучения, тоже играют немалую роль в его мотивации, в увлечении наукой, которой он занимается. В западных вузах сейчас получает широкое распространение направление «P to P» (Person to Person), когда люди учат друг друга в общежитии, на улицах, в клубах. «На своих занятиях я нередко предлагаю студентам, разобравшимся в задаче, растолковать материал своим коллегам. В итоге выигрывает и тот, кто слушает, и тот, кто объясняет, причём, последний даже больше. Этот процесс  хорошо способствует пониманию предмета в группе. Он является важным методическим стержнем. Но его нет в дистанционном образовании, как нет и живого общения сокурсников»,  — утверждает Александр Степанович.

Творчества

Цель  образования в вузе: воспитать и подготовить творческого человека, у которого есть не только знание, но понимание вектора развития науки и умение создавать новое. Студент приходит туда с надеждой узнать, где зарыт клад и как достать его.  «В человека надо вселить уверенность, что он в силах что-то сделать. Он пришёл в университет, чтобы узнать, сможет ли он подрасти до уровня нобелевского лауреата», — заявил учёный и рассказал следующую историю. Однажды во время работы в Стэнфорде он оказался возле университета в полдвенадцатого ночи и увидел, что в окнах многих лабораторий горит свет. Зайдя, он обнаружил там студентов и спросил, одни ли они в здании. А они ответили: «Мы не одни» и указали на портрет Эйнштейна. На вопрос, значит ли это, что они хотят стать нобелевскими лауреатами, ребята ответили: «А зачем мы тогда сюда пришли?»

Будущее — за компромиссом

Интернет-технологии делают люди. Кто в вузе способен придумать программы, которые бы повлияли на образование? Конечно же, преподаватели. Но сейчас они такой возможности не имеют. В европейских университетах профессора себя чувствуют уверенно и комфортно. Нагрузка у них такова, что они успевают заниматься и преподаванием, и научной деятельностью, а  часть времени могут плодотворно подумать о своих курсах, и, в частности, о том, как их представить в интернете. Российские же дико перегружены в образовательном процессе. К тому же они не располагают достаточным количеством средств. Даже для небольшого видеоролика нужна дорогостоящая аппаратура, и, желательно, работа специалистов, которую тоже нужно оплатить. По мнению Александра Золкина, для того, чтобы создать условия для развития технологий в НГУ, нужно снизить нагрузку преподавателей, а также организовать специальное структурное подразделение, которое будет целенаправленно заниматься этим вопросом (такое существует, например, в MIT).

Представители бизнеса отмечают, что в  последнее время всё больше людей проходит обучение удалённо, но их количество ещё ничтожно мало по сравнению с выпускниками традиционных вузов для того, чтобы делать какие-то выводы. «На моей памяти не было случаев, чтобы работодатель отдавал предпочтение или, наоборот, отказывал специалисту, получившему дистанционное образование, — рассказывает Альбина Логачева, управляющий партнер «Школа Бизнеса «Люди Дела». — Наличие диплома или другого документа, подтверждающего квалификацию соискателя, сейчас не так важно, как его опыт и навыки. А в вузах дают, в основном, теорию». В то же время, в кадровых агентствах утверждают, что в том, что касается тренингов и обучающих программ для персонала, работодатели предпочитают всё же традиционные формы, а не электронные девайсы.

Студенты также выступают за компромисс: «В качестве источника знаний мне в равной степени интересны и интернет, и преподаватель. Первый может предоставить доступ ко многим удаленным информационным ресурсам, в этом он незаменим. Но интернет тебе совета не даст, не поможет в поиске научной литературы, не подскажет нужную монографию. Формирование поиска происходит на ступени общения с преподавателем, изначальный импульс даёт он же»,  — считает студентка 3-го курса гуманитарного факультета НГУ Анастасия Шеметова.

Диана Хомякова

Фото: psj.nsu.ru

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.3 (3 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus