Сегодня - 14.12.2019

Менеджер и ученый в одном лице: триалог на Летней школе

15 августа 2012

Артём Филиппов (слева)  и Алексей МельниковСотрудники и аспиранты Института теоретической и прикладной механики СО РАН им. С. А. Христиановича Артем Александрович Филлипов и Алексей Юрьевич Мельников приняли участие в Летней школе Академпарка с проектом бесконтактного измерителя температуры в топочных камерах котельных агрегатов. Они считают, что ученый должен не только придумать прибор, но и суметь продать его.

- С чего начался ваш проект?

Алексей: Идея рождения проекта достаточно проста, как обычно это бывает в институтах: кто-то что-то делал, а мы решили продолжить. В Красноярске, кажется, испытывали акустический метод измерения распределения температуры. Главный научный сотрудник ИТПМ СО РАН доктор технических наук Валерий Иванович Звегинцев решил продолжить эту тематику в нашем институте, но с первого раза не получилось, потому что не удалось выдать достаточно сильный сигнал: он глушился шумами от горения.  Потом Валерий Иванович получил патенты на пневмоимпульсные генераторы, которые создавали уже достаточную ударную волну. А потом родилась идея измерять температуру в топочных камерах котлов большой мощности. Такие котлы стоят на ТЭЦ и ГРЭС. Если образно представить:  большая штука 50 на 50 на 100 метров, где что-то горит. Чем дальше продвигаются технологии в этой области, тем более детально нужно смотреть, что происходит внутри, особенно, это необходимо в период пуско-наладочных работ.

- Но сейчас же как-то измеряют?

Алексей: Почти охота на мамонта. Это длительный процесс. Измерения проводят только при помощи зонда, который через технологические отверстия засовывают в топку. Им, конечно, хватает, но можно повысить точность измерения, сократить время запуска – оптимизировать процесс. 

- То есть измерять температуру нужно только в период пуско-наладочных работ?

Алексей: Нет. Ее нужно мониторить постоянно. Например, разница температуры может быть небольшая – 20 градусов. Казалось бы: 2000 и 1980, но это влияет, например, на отложение шлака на разных частях котла. Сейчас причину сбоя в работе выясняют, только остановив оборудование, а можно было бы сделать это в период эксплуатации и вообще предотвратить поломку.

- У вас уже есть образец такого прибора?

Алексей: Пока у нас есть только одноканальная система: излучатель-приемник, то есть температуру можно смотреть только линейно. Но если поставить больше датчиков, то станет возможным измерять поле, а если выстроить несколько плоскостей, то вообще можно получить объемное изображение.

- А существуют аналоги такой системы?

Алексей: В России, сколько мы не пытались найти, такого нет. Есть в США и в Европе, но порядок стоимости, думаю, около  100 000 $ и выше. Нам нужно лишь создать опытный образец, опробовать его, придумать интерфейс и можно выходить на рынок, но тут самая главная проблема – в бизнесе-то мы ничего не понимаем, мы - ученые.

Артем ФилипповАртем: В институте много разработок, которые лежат на полках, и с ними никто ничего не делает. Мы хотим доработать хотя бы один проект. Если получится инновационная компания, которая будет приносить деньги институту, то почему  бы нет? Тогда можно попытаться и с другими разработками.  Сейчас деньги, которые выделяются Академии наук, расходуются не эффективно, на мой взгляд. А здесь – мы точно видим: сколько нам нужно денег, какую потом прибыль принесет это производство.

- Насколько мне известно, председатель СО РАН академик Асеев наоборот нацелен на то, что у науки должна быть прикладная ценность.

Артем: Я об этом и говорю. Научная работа – это хорошо, но нужно уметь не только придумать чертеж, но и воплотить в жизнь прибор, наладить его производство. Здесь, на Летней школе Академпарка есть такая возможность. И я заинтересован, чтобы аспиранты в нашем институте, молодые ученые, участвовали в подобных мероприятиях.

Алексей: Хотелось бы, чтобы в будущем молодых ученых чаще собирали, учили чему-то. Сейчас  вся ответственность падает на них, потому что есть только они и старые, а средних нет.

Артем: Но молодые стремятся уехать.

- А можно сделать, чтобы не стремились?

Артем: Нужно повысить престиж Академгородка.  Пришла крупная компания, Intel, например, и она может обратиться в институт к первоклассным специалистам с предложением решить какую-то задачу. При этом фундаментальную науку никто не отменяет, для нее существуют гранты. Большое значение имеет и нацеленность на результат. Современный образ жизни такой, что чем больше ты делаешь, тем больше получаешь – сдельная оплата труда. В Академии так не получается. А нужно, чтобы мы были интегрированы в мировую науку, могли приглашать к нам иностранных ученых и сами успевали поработать в нескольких ведущих институтах зарубежом, или создавать предприятия.

Алексей: Проработав долгое время, мы понимаем, что возможностей в науке тысячи, и какой путь ты себе изберешь – неисповедимо. Уходя в бизнес, мы обеспечиваем себе стабильный заработок, но дорога остается только одна.  В исследовательской деятельности – тысячи возможностей, и об этом нужно говорить! В институте можно показывать, как запустить аэродинамическую трубу, пусть школьники сами это делают, но под руководством ученых.

Артем: А если это еще будет вести дядя в пиджачке, не такой сумасшедший взъерошенный персонаж…

Алексей: Это - сложная задача, но надо за нее браться, пока мы не упустили возможности.

- А финансирование?

Алексей: Конечно! Ну, как молодой ученый может жить на 5 000? Студент еще ладно, 0, 1 ставки, как у нас принято, это – нормально. Но когда ты приходишь аспирантом, ты уже ученый, у тебя жена-дети - жить в общежитии? Конечно, хочется квартиру. Уровень зарплаты должен соответствовать. Все, кто уходят и пытаются совмещать науку и бизнес, рано или поздно понимают, что бизнес приносит больше денег, и они уходят из науки совсем, а если бы совместить, все было бы гораздо лучше.

- Мне кажется, должны быть еще социальные условия: жилье, садики и прочее.

Алексей: У нас молодая экономика, мы находимся на догоняющей стадии, поэтому тот уровень жизни, который есть – это нормально.

Артем: Жилищные проекты медленно, но  реализуются: сертификаты на приобретение квартир, коттеджный поселок Каинская заимка.

Артем: Самая большая проблема сейчас с аспирантами, потому что кандидаты наук почти все имеют жилье. А аспирантам положено только общежитие, но и в том места не всегда есть.

Алексей МельниковАлексей: На самом деле, построить одно общежитие не так уж и сложно. У нас в институте примерно 40 аспирантов, всего по Сибирскому отделению РАН наберется около 1000. Это - одно общежитие не блочного типа. Просто нужно объединиться всем институтам и построить.

- Вернемся к Летней школе. Сейчас вы уже прослушали часть лекций, определились, что будете делать со своим проектом дальше?

Артем:  Сейчас у нас есть опытный образец, патент на технологию. Далее мы хотим написать бизнес-план своего проекта, разослать по своим потенциальным заказчикам предложения. В дальнейшем это выльется в инновационную компанию, резидента Технопарка. По крайней мере, есть такая мечта.

Алексей: Мне хотелось бы добавить. Есть научные люди, они придумывают, но не тогда, когда это нужно. Есть рынок и ему всегда необходимы инновации. Но нет связующих звеньев между ними. Идеальная ситуация для ученого: он придумал, кто-то пришел и купил за большие деньги, и чтобы такой процесс был налажен. А молодые должны понимать и в науке, и в бизнесе, стать этим связующим звеном.

- То есть с вашей точки зрения ученый должен быть еще и менеджером, и маркетологом для своего проекта?

-Алексей: Такая тенденция есть.

Артем: По крайней мере, в институте должны быть такие люди.

 - То есть сидит человек, который этим занимается, ученые что-то придумали, принесли ему, а дальше он уже пристраивает как-то проект, выводит на рынок.

Артем: На сегодня такая схема реальна. Но в дальнейшем каждый ученый помимо знания температуры кипения, плотности и так далее должен понимать, сколько стоит его разработка.

- А как же тогда фундаментальная наука? Например, поиск того же бозона Хиггса, который сейчас у всех на слуху.

Артем: Замечательный пример. Строительство Большого адронного коллайдера позволило решить большое количество прикладных задач: супермагнитизм, проводимость, криогенные технологии. Все это сейчас используется в промышленности.

Алексей: Фундаментальную науку финансирует не бизнес, а государство, но получается, что она работает сама на себя.  Наука должна приносить пользу и государству, и бизнесу, и обществу.

Подготовила Юлия Позднякова

Фото: Юлия Позднякова

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus