Сегодня - 22.11.2019

Почва, Восток или наномир?

12 февраля 2016

Пока чиновники озабочены оптимизацией и реструктуризацией научного ландшафта, сами учёные ищут тех, кто в любых условиях готовы прийти им на смену в институты и лаборатории.

 
«Здравствуйте, уважаемые коллеги! Я обращаюсь к вам так, поскольку, как я понимаю, вы уже решили связать свою жизнь с научной работой». Этими словами директор Института физики полупроводников им. А.В. Ржанова СО РАН член-корреспондент РАН Александр Васильевич Латышев начал своё выступление на встрече со школьниками «Выбери профессию в науке». Пятая по счету, она собрала полный (хотя и малый) зал Дома учёных в новосибирском Академгородке. Исследователи традиционно выполняли две задачи: просвещали и, прямо говоря, вербовали своих будущих студентов, аспирантов и так далее.
 
 
Труднее всего пришлось, наверное, доктору биологических наук Александру Ивановичу Сысо, врио директора Института почвоведния и агрохимии СО РАН. Соответствующей специализации нет в НГУ и в Новосибирске вообще: «Мы тут все приезжие». На почвоведа или агрохимика (разница между которыми не очень ощутима извне) надо учиться в вузах  Омска, Томска, Иркутска или в столицах. С другой стороны, теперь ИПА СО РАН переехал в Академгородок и активно занимается средой обитания учёных и их подрастающей смены. Александр Сысо показал карту почв научного центра и заметил, что среди них появился такой тип, как урбо-стратозём, в просторечии — газонный. Будущим исследователям показывали фото из увлекательных путешествий, но предупреждали: «Кроме головы, основным инструментом нашей работы является лопата». 
 
Не обошлось и без цитаты, возвышающей науку о плодородном слое земной поверхности: «Разнообразие ролей, которые играют почвы в нашей жизни, зачастую остается незамеченным. Почвы не умеют говорить, и мало кто выступает в их защиту. Почвы — наш молчаливый союзник в производстве продовольствия». Это сказал Жозе Грациану да Силва, Генеральный директор FAO (продовольственной и сельскохозяйственной ассоциации ООН). Дело в том, что 2015-й был не только годом литературы в России и годом света повсеместно, но также и международным годом почв. Россия, напомним, дала мировому почвоведению его основателя, Василия Васильевича Докучаева, ученика Менделеева и учителя Вернадского. Точкой отсчёта истории этой науки считается 7 декабря 1883 года, когда в Санкт-Петербургском университете состоялась защита Докучаевым докторской диссертации «Русский чернозём».
 
Доктор физико-математических наук Виктор Андреевич Багрянский презентовал возглавляемый им Институт химической кинетики и горения им. В.В. Воеводского СО РАН — второй в Академгородке после лаврентьевского Института гидродинамики, основанный также в 1957 году. Сегодня в  ИХКиГ развиваются, как минимум, две научные отрасли, химия и физика, причём по разным направлениям. Не обнимая необъятное, Виктор Багрянский сосредоточился на конкретных разработках, прежде всего — на диффузионном спектрометре аэрозолей. Это один из немногих в мире приборов, способных регистрировать концентрацию частиц нанометрового размера. Поскольку такой диапазон величин короче волн видимого света, то раньше столь малые крупицы аэрозолей можно было «ловить» только с помощью электронного микроскопа — устройства дорогого и малотранспортабельного.
 
Виктор Багрянский
 
Анализатор ИХКиГ куда более компактен, размерами в небольшой чемоданчик (без прилагаемого ноутбука) и входит, например, в приборный комплекс летающей лаборатории «Оптик» для мониторинга загрязнений атмосферы. Удивляет предел чувствительности по концентрации этого анализатора: 2x105 на кубический сантиметр. «Это такой же показатель, как при растворении 1/10 чайной ложки сахара в Обском море» — привел пример Виктор Багрянский.
 
Не меньший интерес у школьников вызвала другая работа ИХКиГ, связанная с аэрозолями — использование вдыхания сверхмалых частиц как способа адресной доставки лекарств. «Наши лёгкие — это огромный кровеносный резервуар, и наноразмерные агенты способны проникать через стенки этого сосуда», — пояснил В.А. Багрянский. Соответственно, эффективность применения препарата при его вдыхании может возрасти в тысячи и даже в миллионы раз по сравнению с обычными таблетками или инъекциями. В ИХКиГ уже изготовлен образец портативного ингалятора (с виду почти не отличающийся от электронной сигареты), позволяющего принимать наночастицы в лечебных целях. Но учёный напомнил об осторожности: такой метод применим далеко не ко всем лекарствам, а некоторые из них именно при вдыхании могут стать вредоносными.
 
 «Мы, востоковеды, не изготавливаем полезных вещей, мы сами по себе очень полезны» — сказала доцент кафедры востоковедения Гуманитарного института НГУ Евгения Львовна Фролова. И проиллюстрировала этот тезис поучительной историей. Два молодых IT-стартапера из Технопарка, девушка и молодой человек, искали инвесторов в Китае. Пять их поездок в Поднебесную не дали результата, и пара обратилась к востоковедам Новосибирского университета. Специалисты  выслушали рассказы о переговорах с китайцами и дали ряд советов. Для начала, состав делегации был расширен до 5 человек, одним из которых стал представительный мужчина 50-60 лет с бородой. С этой ролью отлично справился отец девушки, отставной полковник. Сама девушка, совладелица стартапа, была «замаскирована» под секретаршу. При том, что все (кроме «почтенного старца») отлично говорили по-английски, в группу включили переводчика. Переговорщикам тщательно подобрали костюмы и напечатали новые визитки, на которых название фирмы было дано крупными буквами, а имена и фамилии — мелкими. Деловая переписка с потенциальными инвесторами началась за 3 недели до встречи и велась ежедневно, хотя и не была особо содержательной.
 
Евгения Фролова
 
Особым пунктом переговоров с китайцами стало посещение тщательно подобранного ресторана (не фешенебельного, но и не дешевого). Сибиряков научили правилам рассадки и поведения за столом, употреблению палочек для еды, произношению названий некоторых блюд. Во время ужина состоялся обмен подарками (с нашей стороны тоже подобранными востоковедами НГУ). В результате на следующий же день предприниматели из Китая подписали все необходимые документы. «Важно понимать и этикет, и менталитет, и многовековую культуру стран Востока, — подчёркивала Евгения Львовна. — Там никто никуда не спешит. В японском языке, к примеру, есть только два времени глаголов: прошлое и будущее, поскольку настоящее — это лишь заключённое между ними мгновение».
 
А член-корреспондент РАН Александр Латышев вёл своих слушателей к «полезности» через историю электроники, попутно напоминая, какую роль в ней сыграли наши соотечественники. Тот же транзистор был изобретен не в лаборатории Белла в 1947 году, как принято считать, а под названием «кристадин» предложен Олегом Владимировичем Лосевым в 1920-х. «Сегодня каждый из вас владеет примерно миллиардом транзисторов» — посчитал А. Латышев. Но они  — только фундамент современных многослойных микросхем. Учёный пустил по рядам проездную карточку московского метрополитена: если дать ей разбухнуть в воде и удалить бумажное покрытие, то можно увидеть тончайшую структуру… Но это лишь верхний слой сложной системы, хотя её назначение проще простого: передать на считывающее устройство информацию об оставшемся количестве поездок.
 
Александр Латышев
 
 «Идеальный (или финальный) транзистор — это один переключаемый электрон». С этих слов Александр Васильевич повлек старшеклассников в будущее, которое уже просматривается: электронику ждет массовый переход на гетероэпитаксиальные полупроводниковые структуры и на трехмерную схемотехническую архитектуру, а несколько позже — развитие электронной компонентной базы на новых физических принципах. Речь идет о замене управления потоком электронов на фотонику и квантовые технологии. И в этих трендах ИФП СО РАН, можно сказать, «впереди планеты всей»: здесь уже разработаны миниатюрные излучатели одиночных фотонов, которые могут  использоваться в системах квантовых вычислений и криптографии, в миниатюрных атомных стандартах частоты нового поколения. «Ученые Института физики полупроводников выполняют работы на мировом уровне». Такую оценку дал лауреат Нобелевской премии 2014 года по физике Хироши Амано, посетивший новосибирский Академгородок. Теперь, как сообщил А.Латышев, ИФП подписал меморандум, на основе которого готовится договор о долгосрочном научном сотрудничестве с университетом Нагоя, где работает нобелиат. 
 
Но понятие долготы времени для развития физики проводящих структур изменяется буквально с каждым днем. «Если бы сегодня железнодорожный транспорт прогрессировал в таком же темпе, как микроэлектроника», — сравнил Александр Латышев, — то вы смогли бы доехать до Москвы за 2 секунды». А билетом на этот метафорический поезд может стать и та электронная карточка, которую учёный показал своим «уважаемым коллегам» из школ Новосибирска.
 
Андрей Соболевский
 
Фото: (анонс) — из открытых источников, остальные — автора
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 4.6 (5 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus