Сегодня - 09.03.2021

Сергей Турицын: у новосибирской науки хорошее будущее

19 июля 2013
 
Сергей ТурицынПобедитель конкурса мегагрантов профессор Сергей Константинович Турицын, возглавляющий Институт Фотоники Университета Астон, ректор НГУ доктор физико-математических наук Михаил Петрович Федорук и заведующий Отделом лазерной физики и инновационных технологий НИЧ НГУ доктор физико-математических наук Сергей Михайлович Кобцев рассказывают о новой лаборатории НГУ, реформе РАН и будущем Академгородка.
 
 — Расскажите про лабораторию, которая будет создана в НГУ. На какой стадии сейчас находится этот проект? Кто будет работать над исследованием со стороны университета?
 
С.М. Кобцев: Сейчас проект находится в самой начальной фазе, договор с Министерством образования и науки РФ был подписан только 24 июня, но работа уже началась – было проведено два семинара, намечены ближайшие планы лаборатории, ведутся эксперименты, накапливаются результаты для будущих научных публикаций. Со стороны НГУ в этих работах будут задействованы, в основном, научные сотрудники Отдела лазерной физики и инновационных технологий НИЧ НГУ, студенты и аспиранты университета. Лаборатория «Физическая платформа нелинейных фотонных технологий и систем» значительно усилит исследовательский и технологический потенциал НГУ, внесет существенный вклад в укрепление и развитие академической репутации университета, со временем она будет привлекать в него дополнительное финансирование по грантам и контрактам.      
 
 — Что дает программа мегагрантов сторонам-участникам?
 
С.К. Турицын: Это возможность сделать снова что-то интересное с моими друзьями в месте, которое мне очень нравится — в Академгородке. Благодаря этой программе я смогу проводить здесь четыре месяца в году, занимаясь тем, что я люблю.
 
С.М. Кобцев: Создание в НГУ новой лаборатории по современному междисциплинарному направлению — нелинейной фотонике — безусловно, будет способствовать тому, что сотрудники, студенты и аспиранты НГУ приобретут новые компетенции в одной из «горячих» областей сегодняшней физики. Нелинейная оптика играет большую роль во множестве применений, от лазеров до оптоволоконных систем связи. Эта сфера очень интересна как в научном, так и в прикладном плане, и в целом гармонирует с теми работами, которые ведутся в Отделе лазерной физики и инновационных технологий НИЧ НГУ.  
 
М.П. Федорук: Победить в конкурсе мегагрантов очень престижно для любого университета. И здорово, что по этому показателю НГУ входит в тройку лидеров вузов России. Тем более приятно, что приглашенным ученым оказался твой одногруппник, с которым тебя связывают не только узы дружбы, но и многие годы научного сотрудничества. Понимаешь, что в этой победе есть хоть малая частичка и твоего труда.
 Михаил Федорук                                                                                                   
 — Сергей Константинович, вы являетесь одним из идейных вдохновителей конгресса выпускников НГУ. Расскажите, как возникла идея его создания? Каким образом выпускники могут участвовать в прорыве университета в число мировых лидеров? Возможно ли достичь этого прорыва и в какие сроки?
 
С.К. Турицын: Думаю, что идея конгресса выпускников НГУ давно витала в воздухе и именно оттуда ее и извлекли. Выпускники всегда могут помочь своему университету, и они сами найдут подходящие им способы, как это сделать. Для меня НГУ все время находился в небольшой группе элитных университетов, которые дают лучшее в мире образование в физике и математике. Формальное вхождение в мировые рейтинги — это отдельная задача, и НГУ вполне по силам подняться на более достойное место в течении пяти—десяти  лет. Для этого, в первую очередь, университету надо значительно увеличить публикационную активность, обновить инфраструктуру, создать десятки новых лабораторий мирового уровня, публикующих результаты в ведущих международных журналах.
 
 — В каких еще совместных проектах с НГУ и СО РАН вы участвовали?
 
С.К. Турицын: Формальных совместных исследовательских проектов в области оптических коммуникаций, нелинейной физики, теории солитонов, физики лазеров за последние 15 лет было около десяти. Они финансировались самыми различными организациями и научными фондами: VolkswagenStiftung, NATO, Европейской программой INTAS, BritishCouncil, FP7 MarieCurieInternationalResearchStaffExchangeScheme, Министерством образования и науки РФ. Нашими партнерами из России в этих проектах были исследовательские группы из Новосибирского государственного университета, Института автоматики и электрометрии СО РАН, Института Вычислительных технологий СО РАН.
 
 — Как вы относитесь к прогремевшему законопроекту о реформе РАН? Считаете ли вы, что РАН необходимы изменения?
 
С.К. Турицын: Я уверен, что Российской академии наук изменения нужны. Я не знаю людей, которые так не считают. Но поскольку я большую часть времени провожу в Англии, то воздержусь от пространных комментариев по поводу реформы. Думаю, наиболее важно мнение тех людей, кого эта реформа затрагивает — от академиков до молодых научных сотрудников. Но одну очевидную вещь могу сказать — то, как это пытались сделать, вызывает неприятие и настороженность по поводу мотивов.
 
— В чем выигрывает, а в чем, наоборот, отстает организация науки и образования в России по сравнению с другими странами?
 
С.К. Турицын: В ведущих развитых странах есть значительное количество разных программ, поддерживающих молодых научных сотрудников, лаборатории и научных лидеров, способных руководить большими проектами. Поддержка осуществляется через систему отбора, которая, как правило, включает экспертную оценку заявки и совет, который обычно не меняет оценок экспертов, но может корректировать какие-то явные отклонения от нормального процесса. В смысле прямой поддержки молодых научных сотрудников и работающих лабораторий, в России, конечно, надо увеличивать и объем финансирования, и количество программ. Но если говорить о больших проектах и больших институтах, то в России есть свои сильные традиции.
 
 — Как восприняли реформу РАН ваши зарубежные коллеги?
 
С.К. Турицын: Многие еще не успели узнать о реформе. Она свалилась как снег на голову летом. Мнение о научных организациях создается за много лет. Большинство моих знакомых скорее оценивает опыт, интегрированный по времени, чем проблемы последних десятилетий, поэтому, думаю, мнение o РАН скорее положительное, а мнение о ее реформе, скорее отрицательное, если есть вообще.
 
Сергей Кобцев
 — Какое будущее, на ваш взгляд, ждет российскую и, в частности, новосибирскую науку? Что будет с Академгородком?
 
С.М. Кобцев: Идеи всё более тесной интеграции НГУ, СО РАН и Технопарка витают в воздухе уже продолжительное время, думаю, что в какой-то форме это будет реализовываться в самом ближайшем будущем. Программа повышения конкурентоспособности НГУ предусматривает совместные с СО РАН исследовательские лаборатории, совместные с резидентами Технопарка внедренческие центры, другие интегрированные структуры. Я думаю, Академгородок в будущем станет более цельным в плане внутригородковских научно-технических и инновационно-технологических связей и будет иметь существенно более высокую международную известность.  
 
С.К. Турицын: На мой взгляд, у новосибирской науки вполне хорошее будущее. Потому что она сильная. А в сложном мире не надо ждать, что кто-то решит твои проблемы, надо быть сильным и решать их самому. Надеюсь именно это и определит будущее Академгородка.
 
М.П. Федорук: На этот вопрос я бы ответил так. Вы наверно знаете, что 70 % кадрового состава институтов Академгородка составляют выпускники НГУ. Я абсолютно уверен, что мы выведем наш университет на качественно новый уровень. А раз все хорошо будет в НГУ, то и в Академгородке так же. Я верю в светлое будущее новосибирской науки.
 
Диана Хомякова
 
Фото: анонс, 1 - предоставлено С. Турицыным, 2 - Ю.Позднякова, 3 - congress.nsu.ru
Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 

Система Orphus