Сегодня - 12.08.2020

Тайна белого пятна

27 июля 2011

В Центре коллективного пользования «Генофонды пушных и сельскохозяйственных животных» Института цитологии и генетики СО РАН прошла очередная лекция для детей в рамках цикла бесед с учеными «Академический час». Они проводятся силами пресс-службы СО РАН, которая координирует тематику лекций и приглашает ученых, и Советом научной молодежи СО РАН, ведущим всю работу со школами.

Олег Васильевич ТрапезовНа этот раз встреча была посвящена доместикации и называлась «Одомашнивание животных как самое раннее интеллектуальное достижение человечества». С детьми и журналистами общался заведующий сектором генетики куньих Института цитологии и генетики СО РАН, кандидат биологических наук Олег Васильевич Трапезов. Он не только рассказал об экспериментах по одомашниванию лис и норки, но и продемонстрировал их результаты.

Звероферма представляет из себя большую территорию с длинными рядами вольеров, в которых живут норки и лисы. Раньше в институте велись эксперименты с морскими и речными выдрами, но были прекращены из-за отсутствия финансирования. Звери распределены по степени доброжелательности к человеку. В одних «блоках» живут совсем ручные животные, обитатели других смотрят на человека с осторожностью, третьи проявляют агрессию.

Хорошие условия для животных – одно из требований к экспериментам. Важно, чтобы они жили в чистоте и правильно питались. На территории фермы есть помещение с названием «Зверокухня», там норкам и лисицам готовят фарш из мясных субпродуктов, травы и витаминных добавок. Что касается чистоты, то помимо обычной уборки клеток используется и другой метод, более экзотический. Еще подъезжая к ферме, все обратили внимание на то, что над ее территорией кружит большая стая коршунов. В небе их так много, словно эксперименты проводятся не с лисами и норкой, а с птицами. Оказалось, из-за обилия на ферме корма здесь размножаются грызуны, которые и привлекают коршунов. Для птиц территория фермы – кормовая ниша. Сотрудники института птицам только рады, так как они помогают в борьбе с грызунами, предотвращая распространение инфекций, которые переносят мыши и крысы. Опасны и другие гости фермы – дикие хорьки, так как могут заразить привитых норок и лисиц.

НоркиИстория доместикации животных уходит в далекое прошлое. Традиционно приручали животных, которые могли быть полезны для человека: дикую собаку для охраны, парнокопытных и птиц для мяса и молока, кошачьи помогали справляться с грызунами и просто радовали. Всего на Земле существует около 1 300 000 видов, и только примерно 50 из них вовлечено в процесс одомашнивания. Такое малое количество объясняется тем, что природу просто так не «укротишь». Недостаточно приручить один экземпляр, нужно, чтобы несколько поколений одного вида были лояльны по отношению к человеку. В естественных условиях на это уходит около 15 тысяч лет, но в научном эксперименте можно ускорить этот процесс до периода жизни человека.

В Институте цитологии и генетики СО РАН проводятся уникальные эксперименты по одомашниванию серебристо-черных лис. С 1959 года под руководством академика Дмитрия Константиновича Беляева отбирались и скрещивались наиболее дружелюбные по отношению к человеку экземпляры. С начала экспериментов прошло чуть более полувека, а результат налицо. Из вольеров на посетителей смотрят дружелюбные создания, которые охотно дают себя гладить и демонстрируют желание вступить в контакт. Впечатление такое, что перед вами не дикий зверь, а собака, которая истосковалась по вниманию хозяина.

«Они нас приветствуют, – рассказывает про своих питомцев кандидат биологических наук Олег Васильевич Трапезов, –  Лисы перенимают собачье поведение, радуются людям. Им приятно, что пришли посетители, потому что играть им не с кем, а они хотят пообщаться. У этих лис доминирует ручное поведение, но в среднем, из четырех только одна идет на племя. Для определения животного, которое нужно выбрать, существует система тестов. Вот, например, берем палочку и просовываем ее в клетку. Этот зверь ручной, палку не кусает, но все равно ушел в сторону. А этот боится, отходит, проявляет осторожность. Этот просто интересуется, но в то же время вздрагивает. Таким образом, наблюдается изменчивость по поведению, по реакции на человека».  

ЛисаПитомцы Института цитологии и генетики похожи на собак неслучайно. Одна из целей эксперимента – создать вид лисы, который максимально бы походил по поведению на лучшего друга человека. А на вопрос, зачем создавать такую лису, если уже есть собака, ученый ответил, что это поможет выяснить – а была ли вообще, эволюция? Если была, то один вид превратится в другой, и мы получим «собаколиса». Самое удивительное, что в результате одомашнивания животные меняют окрас. А почему – загадка. В природе у животных почти не встречаются белые отметины, а лисы из зверофермы гордо носят эти пятна как бы в подтверждение того, что их приручил человек. Но если белая пятнистость это признак того, что животное приручено, то просто белые лисы – это уже мутация, а природа или уничтожает таких мутантов, или оставляет.

«Существует такое понятие, как изменчивость, – рассказывает Олег Трапезов, – это разнообразие окрасов: одна норка серая, другая белоснежная, третья в пятнах. Изменчивость это следствие мутации. В природе мутантные формы ослаблены, то есть большинство норок темные. Конечно, появляются особи светлого и пятнистого окраса, но они не выдерживают конкуренции, в частности, потому что не способны оставить потомство. Чарльз Дарвин говорил, что выживает не сильнейший, а тот, кто продолжает свой род. Животные с мутациями – это слабые представители своего вида. Перед нами стоит фундаментальная задача – изучить, почему природа оставляет не только сильных, но и слабых, и очень слабых особей. А с практической точки зрения, наша работа может выработать путь, по которому мы будем одомашнивать и других животных».

ЛисаНо почему же сильнейший не способен оставить потомство, и какие свойства нужны, чтобы выжить в естественной среде? В природе в жесткой борьбе выживают те, у которых лучше развита реакция страха. Страх – это сигнал, что нужно убежать, чтобы не тратить энергию на драку. Животному нельзя быть доверчивым, потому что можно попасться в капкан или другую беду. Поэтому самое спасительная реакция – это охранное поведение, то есть страх. Агрессивные же животные, несмотря на силу, которая, кстати, не всегда сопровождает воинственный настрой, имеют больше шансов на то, чтобы погибнуть, так как всегда найдется или тот, кто сильнее, или те, кто возьмут в конфликте количеством.

Еще один интересный вопрос, который обсуждался на лекции – это определение степени «домашности» животного. Что происходит в результате доместикации с инстинктами зверя – они подавляются совсем или  всего лишь «засыпают» до поры до времени? Если приручить животное, то есть взять дикого зверька, который остался без мамы, и вырастить его с младенчества, он будет ручным, а не домашним. «Пройдет время, и такая лиса может вас укусить, – говорит Олег Трапезов. – Вспомните историю Берберовых, которые выращивали льва. Когда он постарел, все его воспитание и дрессировка пропали, а осталось поведение дикого зверя, и он напал на ребенка, поэтому, конечно, диких животных дома держать нельзя. А что делать? Вести отбор, как говорил Дарвин. Мы выбираем наиболее ручных, поэтому у наших животных есть генетическая защита. А если к генетике добавить еще и воспитание, то получится отличный результат».  

Кстати, вопрос содержания диких животных в домашних условиях очень интересовал детей, также как и цена за каждого зверя. В целом, они выглядели довольными и задавали вопросы Олегу Трапезопу вместе с журналистами. В конце каждому дали подержать на руках лисицу. Как сказал один из участников мероприятия, Саша Басалаев из школы № 165 города Бердска, ему все очень понравилось, он узнал, что у лис бывает очень разнообразный окрас, а на вопрос, зачем ученые проводят такие эксперименты, посмотрел несколько удивленно и поучительно ответил: «Для того, чтобы узнать, может ли дикая природа стать ручной».

Алла Аршинова

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 vote)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus