Сегодня - 04.07.2020

Ученый ли ты, врач?

09 сентября 2014

Каким должен быть потенциальный ученый, и почему оказалась потеряна связь между молекулярной биологией и медициной? Ответы на эти важнейшие вопросы искали участники дискуссии, завершившей Всероссийскую научную школу по молекулярной и клеточной биологии.

Не работа у станка

Подготовка квалифицированных кадров по прежнему остается одной из главных проблем современной науки. Лауреат Нобелевской премии по химии академик Николай Николаевич Семенов говорил, что люди, которые не могут работать в лаборатории десять часов каждый день, в науке не нужны. Требование, возможно, слишком жесткое, но современные ученые поддерживают эту точку зрения.

— Наука как проклятие — ты уже не можешь заниматься ничем другим, это не работа у станка, когда ты его выключил и пошел делать чем-то еще, — говорит замдиректора Института молекулярной и клеточной биологии СО РАН Александр Сергеевич Графодатский. — Еще во времена, когда я был младшим научным сотрудником, в институты приходили студенты, «больные наукой на всю голову» — в хорошем смысле. Сейчас к нам приходят такие же, и хорошо, чтобы так было и дальше.

Кроме того, Александр Сергеевич убежден: хорошие биологи выходят только из Новосибирского государственного университета. Впрочем, и там количество потенциальных ученых на одну аудиторию намного меньше ста процентов. Директор ИМКБ СО РАН Игорь Федорович Жимулев, в течение многих лет читавший лекции в НГУ, подтверждает: с годами студенты не меняются, а соотношение тех, кто ходит на занятия, чтобы глубоко изучать науку, остается прежним.

— Когда я впервые пришел в аудиторию как преподаватель, то подумал: вот сидят сто человек, надо ли им вообще все, что я собираюсь рассказывать? Кто носки вяжет, кто спит и так далее. Григорий Моисеевич Дымшиц, лучший лектор, которого я знал, мне посоветовал: выбери в первое время одного-двух человек, и только им читай. Остальным надо списать, сдать экзамен формально и так далее. И с годами это соотношение не изменилось.

Станешь специалистом через 7000 часов

Впрочем, горящих глаз и диплома НГУ все же недостаточно для того, чтобы стать ученым. Нужны еще терпение, опыт и квалификация. Генеральный директор компании, занимающейся лабораторной диагностикой, Евгений Васильевич Печковский полагает: далеко не все студенты способны заниматься фундаментальной наукой, но таких ребят всегда видно.

— Хороший специалист получается, если он работает над одним направлением 7 000 часов. Студентам надо понимать, что при решении фундаментальных проблем не стоит ждать быстрого результата. Нужно иметь не только технологическую базу, но и владеть современными методами, понимать их сущность. И если есть вопрос: поехать летом на отдых или посетить какую-то научную школу, где можно получить новые знания, конечно же стоит выбрать последнее.

Совет хороший, ведь сейчас необходимость получать дополнительное образование возникает у все большего числа тех, кто желает совместить в своей работе медицину и биологию.

Партия не дает рулить

Аспирант Института биологии гена РАН Илья Комарьков по образованию не биолог – он закончил лечебный факультет Первого Московского государственного медицинского университета им. И. М. Сеченова. Однако его живо волнует проблема трансляции знаний фундаментальных наук в медицину, поскольку сейчас в нашей стране этот механизм практически отсутствует.

— С подобным положением дел сталкивается любой студент-медик на первых двух-трех курсах, когда по плану идут медико-биологические дисциплины, в частности, биохимия. Человек, который хочет подробнее изучить эту область, даже в столице испытывает колоссальные трудности. У медицинского образования сейчас совершенно иная идеология, не предполагающая учебного эксперимента. При том, что старшие коллеги утверждают —раньше это было.

Почему у медвузов сменилась парадигма? Ответов может быть много, но один из наиболее вероятных – нехватка средств начала 1990-х годов, невозможность платить зарплаты специалистам, читающим курсы по наиболее современным направлениям. При том, что в любом медицинском вузе лечебный факультет – самый многочисленный и самый приоритетный. Сейчас же идет отставание будущих врачей в элементарных познаниях в области молекулярных наук, и с каждым годом его все труднее преодолеть –как отдельному человеку, так и целым коллективам. Хотя эти навыки могли бы пригодиться медикам в практике – например, в диагностике и интерпретации результатов анализов.

Вся описываемая ситуация возникла на фоне того, что в мире все больше внимания уделяется трансляционной медицине, когда открытия фундаментальных исследований переносятся в сферу практического здравоохранения. А в диагностике все большую роль играют молекулярные и биологические методы, секвенирование.

— По закону я не могу взять в лабораторию медицинского учреждения специалиста без медицинского образования, — говорит Евгений Васильевич Печковский. — Но человек с таковым совершенно не владеет современными методами диагностики. Можно научить его выполнять последовательность действий, но сделать глубокий анализ он не сможет, потому что у него нет фундаментальных знаний в этой области.

Что делать? Либо менять идеологию медицинского образования, либо законодательство.

Павел Красин

Фото: Дианы Хомяковой

Ваша оценка: Нет Средняя: 3.8 (4 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus