Сегодня - 21.01.2017

Академик Асеев: реструктуризацией должна заниматься Академия

17 декабря 2015

Сибирские учёные готовы к перепланировке научного ландшафта. Но только там, где это повышает эффективность исследований.

 
Встряска и синергия
 
Вице-президент РАН и председатель её Сибирского отделения академик Александр Леонидович Асеев в конце года неоднократно говорил о том, что «встряска», произведенная реформой Академии, отчасти пошла ей на пользу: «Люди стали задумываться о тематике своих исследований, запросах общества, востребованности результатов». Уходящий год, при всех его трудностях, принёс СО РАН несколько «знаковых событий», которыми академик А. Асеев назвал международный конгресс EuropaCat-2015, начало 2-й комплексной экспедиции РАН в Республику Саха (Якутия) и работ по возведению Национального гелиогеофизического комплекса, а также развитие сотрудничества с Белоруссией
 
Александр Асеев
 
Перемены в жизни научного сообщества России дали, по мнению А. Асеева, три позитивных результата: «Успешным решением, с моей точки зрения, является передача хозяйственных и имущественно-земельных функций от РАН в ФАНО, направленная на постепенное разрешение сложных вопросов оформления и более эффективного использования всего хозяйственного комплекса РАН в условиях постоянно меняющейся нормативной базы». Вторым плюсом является начавшийся процесс омоложения руководства научных организаций в соответствии с принятыми в Трудовой кодекс РФ поправками о возрастных ограничениях. К настоящему времени в институтах Сибири появилось 15 новых директоров 1955-1970 годов рождения.
 
Наконец, академик А. Асеев приветствует и объединение РАН с бывшими академиями медицинских и сельхознаук. По мнению учёного, это решение даёт возможности новых междисциплинарных подходов и, в потенциале, эффекта синергии в фундаментальных исследованиях на стыках наук. Учёный высоко оценил научные сессии недавних Общих собраний РАН и её Сибирского отделения, посвященные фармакологии и лекарственной безопасности. Правда, «парад медицинских наук», по выражению Александра Леонидовича, происходил в Новосибирске впервые, что «…вызвало некоторый разнобой в докладах». «В Москве ситуация была более монолитной, — поделился академик. — Научная сессия РАН по медицинской тематике проходит там не первый раз». Он особо отметил выступление министра здравоохранения России Вероники Игоревны Скворцовой, напомнив её статус член-корреспондента РАН: «Разговор вёлся на понятном языке».
 
Слияния с лишением
 
Но и А. Асеев, и его коллеги в Президиуме СО РАН считают, что вредоносных последствий у реформы гораздо больше, чем полезных. Особую угрозу учёные видят в реструктуризации системы научных институтов Сибирского макрорегиона. Александр Леонидович недавно критиковал действия ФАНО России достаточно остро: «Оно сливает институты по географическому принципу, что-то закрывает, объединяет без объяснения причин, использует методы грубого административного нажима и прямого шантажа». Последний термин носит, естественно, не криминальный характер: просто бюджетное финансирование научных организаций теперь идёт по линии Федерального агентства.
 
Александр Асеев
 
Вообще-то, согласно положениям Федерального закона № 253 «О Российской Академии наук…» региональные научные центры должны были сохраниться в структуре РАН и её региональных отделений, но правительственное постановление передало их в ФАНО вместе с институтами. В Сибирском отделении, всегда считавшемся в РАН сильным звеном, ожидали, что реорганизация, как сказал академик А. Асеев, «…начнется не с нас, а с Ленинского проспекта». Но проекты реструктуризации научных систем Востока России, рожденные в Федеральном агентстве, были радикальными и рассчитанными на скорейшую реализацию. Председатель СО РАН напомнил, как уже в 2014-м году в Иркутском научном центре произошла попытка объединить сразу 18 юридических лиц. «Нам стоило больших трудов остановить этот процесс», — рассказал академик, отметив «героическую роль» руководства Института солнечно-земной физики и Лимнологического института. От слияния там отказались наотрез, при этом оба коллектива работают над задачами национального масштаба: созданием гелиогеофизического центра в Восточной Сибири и сохранением озера Байкал. Также, со слов Александра Асеева, немалыми усилиями удалось остановить в Красноярском научном центре лишение  юридических лиц 13 научных организаций, причем некоторые из них сформировались ещё до образования Сибирского отделения.
 
«Первопричина таких попыток кроется в разнице подходов к тому, что считать базовой единицей научного ландшафта, — поделился главный учёный секретарь СО РАН член-корреспондент РАН Валерий Иванович Бухтияров. — В Минобрнауки таковой видят лабораторию. Не спорю, она может считаться автономным субъектом науки (хотя не всякая, а только сильная), но, на мой взгляд, более правилен вариант, когда главный конструктивный элемент — это институт. Только в учреждении такого масштаба можно, во-первых, готовить кадры с междисциплинарными компетенциями, а во-вторых, решать комплексные задачи в интересах экономики. В принципе, такой подход поддерживает ФАНО». По мнению Валерия Бухтиярова, институтов не хватает как раз в регионах, особенно там, где академическая организация всего одна — например, в Туве или Забайкалье. «Потерять Тувинский институт комплексного освоения природных ресурсов, — заострил А. Асеев, — значит, обречь республику на
деградацию».
 
Валерий БУхтияров
 
Коррекция курса
 
По настоянию руководства СО РАН для Иркутска была согласована «гибридная модель» реструктуризации: институты сохранили права юридического лица, а научный центр является отдельной организацией, осуществляющей научно-методические и координирующие функции. В Томском научном центре, как пояснил зампредседателя СО РАН академик Михаил Иванович Эпов, реализована другая организационная схема: «Институты, тоже не теряя самостоятельности, объединили усилия вокруг больших, достаточно комплексных, программ».
 
Александр Асеев не перестает подчёркивать: Сибирское отделение, как и вся Академия — в принципе, не против реструктуризации. СО РАН готово в ней активно участвовать. И участвует: проекты объединения институтов в Федеральные исследовательские центры (ФИЦ) угля и углехимии в Кемерове и новосибирского ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН» рождались в академической среде, а не в кабинетах ФАНО, с формальными подходами которого, по словам А. Асеева «идёт настоящая борьба». 
 
Тем не менее, готовятся согласованные решение о формировании ещё двух ФИЦ: по информатике в Новосибирске (с участием красноярских подразделений) и на базе Института проблем переработки углеводородов СО РАН в Омске. В целом же, как считает Александр Асеев, вся проектная и организационная активность по реструктуризации сети научных учреждений может и должна стать прерогативой РАН. «Главное моё предложение — поручить эту деятельность Академии наук, а конкретно — региональным отделениям», — пояснил академик.
 
Председатель СО РАН убеждён, что верный, в целом, курс на укрупнение исследовательских «мощностей» сегодня может быть подвергнут коррекции, особенно если будет восстановлена функция научно-методического руководства институтами и вузами со стороны Академии наук, а в её структуру вернутся региональные научные центры. Почему так? «Время начала реформы в 2013 году коренным образом отличается о того, в котором мы сейчас живём, — объяснил А. Асеев. — Не было ни санкций, ни потребности в импортозамещении, ни проблемы безопасности в самом широком смысле слова…Мы надеемся, что политика организации научных исследований будет коренным образом пересмотрена в самые ближайшие сроки».
 
Андрей Соболевский
 
Фото Юлии Поздняковой 
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus