Сегодня - 15.12.2018

Академик Деревянко: «Это чрезвычайно важное фундаментальное открытие»

22 августа 2018

Как следует из статьи в журнале Nature, неандертальцы и денисовцы давали общее потомство из поколения в поколение. Комментирует научный руководитель Института археологии и этнографии СО РАН академик Анатолий Пантелеевич Деревянко.

― Исполнилось ровно десять лет открытию мирового значения. После того, как я передал профессору Сванте Паабо фрагмент найденной в Денисовой пещере на Алтае фаланги человеческого мизинца, секвенирование сначала митохондриальной, а затем и ядерной ДНК показало: это не неандерталец и не Homo Sapiens, а новый предковый вид рода Homo. Паабо рассказал, что когда в 2008 году ему, в этот момент уехавшему из Германии, позвонили из лейпцигской лаборатории, то предупредили: «Сванте, если ты стоишь ― сядь. Мы сообщим нечто ошеломляющее».
 
Находка была сделана в культурном слое 11-2. Затем этот и другие горизонты дали еще фрагменты организмов, орудия труда и прочие предметы, относящиеся к «денисовскому человеку», как его стали называть. Мы продолжили сотрудничество с лабораторией Сванте Паабо, поскольку она считается одной из лучших в мире среди, надо сказать, немногочисленных групп, на современном уровне занимающихся палеогенетикой. Там собрана первоклассная команда и новейшее оборудование. Через некоторое время в одних и тех же культурных слоях были сделаны находки, которые после анализа ДНК показали ― вместе с денисовцами в пещере обитали и неандертальцы. 
 
Анатолий Деревянко
 
― Закономерно встает вопрос: как они сосуществовали? 
 
― Недавно я высказал две гипотезы. Первая ― антагонистическая, когда два вида конкурируют вплоть до взаимного уничтожения и даже употребления себе подобных в пищу. В пользу этого говорит отсутствие предметов индустрии неандертальцев в Денисовой пещере — только фрагменты останков их самих. Хотя, замечу, что в расположенной в 45 км (по прямой) пещере Окладникова найдено достаточное количество неандертальских каменных изделий, более архаичных по сравнению с денисовскими.  
 
Вторая гипотеза ― что между неандертальцами и денисовскими людьми были комплементарные отношения, вплоть до скрещивания. В пользу этого варианта говорит последнее открытие, вынесенное в подзаголовок. В том же одиннадцатом слое в 2016 году был найден фрагмент человеческой кости, настолько крошечный, что пока не удалось установить его точное место в скелете. Но секвенирование полученной из косточки ДНК показало ― эта девочка не младше 13 лет была гибридом неандертальца и денисовца, причем в четвертом поколении. Заметим, что метисное разновидовое потомство (например, лошади и осла) не способно к дальнейшему размножению. Коль скоро неандертальцы и денисовцы скрещивались неоднократно, то из этого следует их принадлежность к одному биологическому виду при всех уже установленных культурных и генетических различиях. 
 
Это чрезвычайно важное фундаментальное открытие. Денисовцы и неандертальцы скрещивались и с ранними людьми современного вида, сформировавшимися в Африке 200―150 тысяч лет назад. Всё это свидетельствует о единстве биологического вида, расселявшегося в Африке и Евразии. И это привлекает к Денисовой пещере всё больше наших коллег со всего мира: археологов, генетиков, антропологов, палеонтологов ― всех, кто исследует древнейшую историю человечества, этапы его зарождения и эволюции. Рост этого интереса показал недавно прошедший на Алтае международный симпозиум «Истоки верхнего палеолита в Евразии и эволюция рода Homo».
 
― Привнесло ли это открытие новые знания о внешнем виде денисовцев?
 
― Пока нет. Генетический анализ дает неполную информацию, поскольку не все участки древнего генома поддаются восстановлению. Всё зависит от длины цепочки и ее участков, которую можно исследовать. Так, про первую девочку из Денисовой пещеры мы знаем только то, что она была темнокожей и кареглазой плюс возраст: 7―12 лет.
 
― В какие бы отношения ни вступали денисовцы и неандертальцы, у первых налицо более высокий уровень материальной культуры и несомненные зачатки культуры духовной. Как тогда объяснить мотивы комплементарности?
 
― Да, в контексте верхнего палеолита всей Евразии культура денисовцев ― наиболее древняя и при этом наиболее яркая. На Ближнем Востоке самые ранние находки верхнего палеолита датированы 48 000―47 000 лет тому назад, у нас на Алтае ― уходят за отметку 50 000. Нигде не найдено столько предметов из кости, здесь были сравнительно более продвинутые технологии обработки камня (в рамках одного и того же периода). При этом Алтай ― пока что самый северо-восточный ареал Евразии, где обнаружены следы культуры верхнего палеолита. 
 
Объяснить это я могу тем, что достаточно суровые и изменчивые природно-климатические условия вынуждали денисовцев быть более адаптивными, чем, к примеру, их современников из Европы и Юго-Восточной Азии. Материальная культура денисовского человека ― это более широкий орудийный набор, чем в тропиках и субтропиках, где растительная пища могла обеспечить пропитание практически круглый год, а охота была побочным промыслом. На Алтае дикорастущая флора составляла 10―15 % рациона денисовцев за два-три теплых месяца (в зависимости от колебаний климата), а в остальное время жизнеобеспечение зависело исключительно от охоты, что требует и развития когнитивных способностей: коммуникаций, коллективных действий, передачи опыта и т. д. 
 
Орудия труда, предположительно относимые к денисовцам, найдены и на открытых стоянках ― например, на Караме. А это требовало навыков строительства достаточно теплых жилищ. Но ключевым показателем прогресса являются именно изменения в изготовлении каменных и костяных орудий и различных украшений из камня, кости, раковин. В Денисовой пещере мы видим постепенный (и опережающий другие синхронные культуры палеолита) переход от леваллуазского к пластинчатому расщеплению, появление новых видов орудий (резцы, проколки), освоение нового материала ― кости. Здесь обнаружено не менее десяти фрагментов игл из нее, в том числе уникальный экземпляр ― целая, длиной 8 см, а на весь ориньяк в Европе вряд ли найдется столько же, сколько на одной алтайской стоянке.
 
Денисова пещера
 
― Но все-таки это парадоксально: рядом с «продвинутыми» денисовцами одновременно живут более примитивные неандертальцы, которые, как выяснилось, регулярно скрещиваются с ними…
 
― Понятия «примитивные» и «продвинутые» не совсем правильны применительно к индустриям палеолита. Для людей той эпохи важнее всего была эффективность того орудийного набора, который они изготавливали. Если неандертальцы привыкли делать двухсторонне обработанные изделия (наконечники копий и т.п.), а денисовцы перешли к метательному оружию, изготовленному в основном из пластин, то такой консерватизм для меня пока не очень понятен. Пускай даже охотничьи территории двух групп были разделены, но они, как теперь понятно, регулярно соприкасались, в том числе и самым близким образом. Только на наиболее позднем этапе (45 000―44 000 лет т.н.) в «чисто неандертальской» пещере Окладникова появляются пластинчатые орудия и нуклеусы, приспособления для скалывания пластин, но в единичных экземплярах. А до того, на протяжении 10―15 тысяч лет, неандертальцы устойчиво сохраняли консерватизм в изготовлении орудий. 
 
Понять это можно единственным способом: встретить и расспросить, почему они так поступали, но пока еще не изобретена машина времени. И нам остается строить более-менее умозрительные гипотезы о том, что и неандертальцы, и денисовцы считали свои орудийные наборы более эффективными и поэтому не спешили вносить в них изменения, даже соприкасаясь и общаясь между собой.
 
Беседовал Андрей Соболевский
 
Фото автора 
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (15 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus