Сегодня - 16.12.2018

Бензин наш, или зачем нужен «каталитический консорциум»?

27 октября 2014

Как спровоцировать кризис топливной и нефтехимической промышленности любой страны? Лишить ее катализаторов. Если они импортируются (как Белоруссией, например, на 100%) — наложить санкции или полное эмбарго. По неоднократно высказывавшемуся мнению директора Института катализа им. Г.К. Борескова СО РАН академика Валентина Николаевича Пармона, после этого пройдет всего 2-3 месяца — и производства встанут.

Валентин ПармонКатализаторы обеспечивают выпуск всей линейки нефтепродуктов, полимеров…И не только. 95% химических производств так или иначе связаны с катализом, который академик В. Пармон называет «сердцем химпрома». Каталитические технологии по сложности близки к космическим и атомным. «Наука о катализе, — определил Валентин Николаевич, — это сплав неорганической, органической, физической химии, материаловедения и того, что называют молекулярным инжинирингом».

Не случайно список стран-экспортеров катализаторов едва ли не короче перечня ядерных держав. Россия присутствует в обоих, но, в отличие от атомной промышленности, не обладает стопроцентным «каталитическим суверенитетом». В условиях обострения политических и экономических взаимоотношений в мире задача самообеспечения обостряется. Поэтому на недавнем заседании Госсовета России, посвященном импортозамещению, министр экономического развития Алексей Валентинович Улюкаев назвал «промышленность катализаторов для  химии и нефтехимии» одним из четырех критических направлений. «Если мы обеспечим эти позиции, значит, мы сбережём огромные объёмы национального внутреннего продукта», — сказал министр.

Валентин Пармон представил членам Президиума Сибирского отделения РАН проект федеральной исследовательской программы «Энерго- и ресурсоэффективные катализаторы», сразу отметив, что она «…находится на стадии доработки». Но основные цели, задачи, пути  и инструменты их решения понятны. К 2020 году химическая индустрия России должна будет получить около 10 новых катализаторов, к 2025 — ещё 10-15, причём полностью прошедших промышленные испытания. Для чего, в свою очередь, планируется создание опытных технологических линий: не только в интересах топливно-энергетического комплекса и  нефтехимии,  но и базовых процессов, включая азотное производство, а также защиты окружающей среды (очистки газов промышленных предприятий и автотранспорта).

Впрочем, измерять эффект от программы в количестве новых катализаторов и полученных с их применением эффектов было бы не вполне корректно, поскольку проект включает и фундаментальные, и поисковые исследования.  Они позволят, к примеру, создать новые поколения синтетических материалов для экстремальных условий, включая Арктику, подготовить их производство и применение, что, в свою очередь, откроет  несколько тысяч новых рабочих мест в Сибири и на Дальнем Востоке. Север, как рассказал академик В. Пармон, может стать полигоном для испытания новых идей: таких, как беспламенный разогрев труб или подземный крекинг тяжелых нефтей. И то, и другое, по словам учёного, «нигде, никогда и никем не было сделано». Решаемой видится и проблема возврата к углю как исходному сырью: «Здесь, вероятно, придётся работать через ацетилен».

Институт катализа им. Г. К. Борескова СО РАНВ целом, по прогнозу Валентина Пармона, реализация программы обеспечит базис для дополнительного производства продукции в нефтегазовом секторе экономики России только за 2020-2025 годы  в объеме до 200 млрд. рублей, а также вовлечение в топливно-энергетический баланс России до 50 млн. тонн условного топлива за счет использования нетрадиционных видов энергоносителей. При этом Валентин Николаевич предполагает, что  бюджетное финансированное покроет приблизительно треть всех затрат по программе, а ещё две трети (особенно в технологической части) ожидаются от потенциальных партнёров: крупнейших нефтегазовых компаний и госкорпораций. «Если программа пойдёт — это будет прорыв!» — уверен академик. Попутно он отметил, что новый масштабный проект увязан с действующими академическими программами исследований: в него включены госзадания до 2016 года, сохраняется научно-методическое руководство со стороны СО РАН.

Для реализации программы «Энерго- и ресурсоэффективные катализаторы» предлагается сформировать (вероятно, одноименный) Федеральный исследовательский центр — ФИЦ. Во-первых, это «хорошо забытое старое». Валентин Пармон напомнил, что в Советском Союзе с 1986 по 1991 годы функционировал МНТК «Катализатор», «…настоящее мини-министерство, которое контролировало 25 НИИ и заводов, и, входя в него, мы каждый квартал были обязаны делать доклад на уровне зампредседателя Совмина». Во-вторых, ФИЦ — одна из форм укрупнения научных учреждений, предусмотренная сегодняшним проектом структуризации сети академических институтов.

Новый ФИЦ видится проектантам в форме консорциума, каждый из участников которого сохраняет юридическое лицо и хозяйственную самостоятельность. «Требования к ФИЦ — это требования, прежде всего, к компетенциям его головной организации», — сказал В. Пармон, представляя в качестве таковой Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН с его третьим местом в российском индексе научного цитирования и филиалами в Волгограде и Санкт-Петербурге. Немаловажен и опыт ИК СО РАН в организационной сфере. На нём лежала координация всей катализаторной подотрасли СССР в 1986–1991 годах (в рамках «мини-министерства» МНТК «Катализатор»), а затем —  исследований по катализу в рамках технологической платформы «Глубокая переработка углеводородных ресурсов», а также рабочей группы по промышленным катализаторам Минэнерго.

В ФИЦ, кроме Института катализа, предполагается включить в качестве соисполнителей Институт проблем переработки углеводородов СО РАН (Омск), Институт химии нефти СО РАН (Томск), а также создать новую организацию — Федеральное автономное учреждение «Инжиниринговый центр по каталитическим технологиям» с передачей в ФАНО. Устав РАН не предполагает учреждения подобных структур, к тому же кооллаборантам ФИЦ будет легче работать в едином подведомстве. При этом, по словам В.Н. Пармона, в создании инжинирингового центра проявляет заинтересованность крупнейшая нефтеперерабатывающая компания России — «Газпромнефть».

Институт катализа им. Г. К. Борескова СО РАННа старте проекта «каталитический консорциум» (он же ФИЦ) будет управляться единым координационным и научно-экспертным советами. Возможно и создание наблюдательного органа с привлечением экспертов из промышленности. ФИЦ консолидирует солидный ресурсный и кадровый потенциал. Это 3 крупных опытных производства в промзонах Волгограда и Омска общей площадью в 45 гектаров. Это свыше 1 400 работников организаций-участников, включая более 500 научных сотрудников. Их средний возраст — 45 лет, при этом 40% исследователей составляет молодёжь до 35 лет.
 
Но проект рассчитан на десятилетия вперед. Поэтому Валентин Пармон считает, что в его рамках «…необходима дополнительная поддержка подготовки кадров через магистратуру и аспирантуру по приоритетным направлениям исследований».  Тогда в 2025-м году на трибуне Президиума СО РАН вполне представим молодой успешный докладчик, который расскажет своим коллегам об итогах работы, контуры которой были очерчены в этом же зале осенью 2014-го…

Андрей Соболевский

Фото: Юлия Позднякова

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus