Сегодня - 17.07.2019

Что думают красноярские ученые о популяризации науки?

17 мая 2019

Больше ста ученых ФИЦ «Красноярский научный центр СО РАН» выразили свое отношение к популяризации науки и научной коммуникации в анонимном опросе, проведенном группой научных коммуникаций Центра. Выяснилось, что большинство не поддерживает идею включения популяризации науки в государственное задание институтов. При этом половина опрошенных считают, что общение со СМИ входит в число профессиональных обязанностей ученого. Опрос также выявил возрастные особенности в отношении ученых к различным инструментам научной коммуникации.

В последнее время привычный еще с советских времен термин «популяризация науки» стала теснить более современная «научная коммуникация». Можно было бы считать это данью моде, если бы сфера быстро не стала профессиональной. Несколько лет назад открылась первая в России одноименная магистратура (в Европе и США их десятки). В университетах и научных организациях появляются специализированные группы или центры. Научный коммуникатор — это, если угодно, профессиональный популяризатор науки, человек, которые совмещает умения специалиста по связям с общественностью, журналиста, медиатора взаимоотношений между разными людьми. При этом не всегда в этой роли выступает ученый.
 
Несколько лет назад в Красноярском научном центре также была создана группа научных коммуникаций. Обязанности ее сотрудников традиционные: подготовка новостей о результатах работы красноярских ученых, организация научно-популярных мероприятий, регулярное размещение информации о Центре в социальных сетях. Однако даже специально обученные люди не смогут ничего сделать, если с ними на контакт не будут идти носители научной информации. 
 
«Чтобы лучше понять, что думают ученые центра о нашей работе, мы решили провести анонимный опрос. Думаю, его результаты будут интересны многим. В конце концов, ученый — это основная “боевая единица” научной коммуникации. Если планировать усиление активности в этой сфере, знать мнение научного сообщества необходимо», — поделился своей точкой зрения руководитель группы научных коммуникаций КНЦ СО РАН член комиссии РАН по популяризации науки, кандидат биологических наук Егор Сергеевич Задереев. 
 
 
Отношение к научной коммуникации
 
Основная цель опроса — выяснить, как ученые относятся к популяризации науки, насколько они уже вовлечены в этот процесс, есть ли перспективы для развития научной коммуникации в научном центре.
 
Половина опрошенных согласились с утверждением, что популяризация науки и общение со СМИ входят в число профессиональных обязанностей ученого. Эта точка зрения была определяющей для ответов на многие последующие вопросы.
 
При оценке уровня доверия ученых к СМИ и социальным сетям выяснилось, что примерно треть опрошенных не используют СМИ и почти половина — социальные сети в качестве источников научной информации. Оставшиеся находят в них что-то полезное из далеких от своей деятельности или своих научных интересов сфер. При этом чаще доверяют СМИ и социальным сетям как раз те, кто считает популяризацию науки одной из обязанностей ученых. 
 
Опрос показал, что ученые, которые относят популяризацию науки к своим обязанностям, чаще вовлечены в сферу научных коммуникаций. Около трети респондентов регулярно используют в деятельности хотя бы один из инструментов научной коммуникации. Лишь 8 % ответивших никогда не занимались популяризацией науки. На вовлеченность в научную коммуникацию не влияли возраст, должность или количество научных статей ученого. 
 
Исследователи отметили, что из различных форматов коммуникации чаще всего им приходится общаться с журналистами. Такой опыт есть более чем у половины опрошенных. Чуть реже те, кто занимается популяризацией науки, пишут научно-популярные тексты, проводят экскурсии и читают лекции. Самый невостребованный канал коммуникации — использование социальных сетей для распространения научной информации. 
 
В качестве основного стимула для занятия популяризацией науки ученые считают «привлечение талантливой молодежи в науку» (81 %). На втором месте — «повышение имиджа ученого и науки» (79 %). Далее с большим отрывом идут «внутренняя потребность рассказать о том, чем занимаешься» и «привлечение дополнительных средств» (45—46 %). 
 
Практически все опрошенные сталкивались со случаями искажения научной информации в СМИ. В качестве главных причин таких искажений половина ученых выделяют желание пресс-служб приукрасить действительность, треть — ошибки журналистов. Оставшиеся считают, что в этом виновата неготовность ученых доступно рассказывать о том, чем они занимаются. 
 
Более того, треть опрошенных считают, что научные коммуникации представляют опасность для науки. Это был открытый вопрос — ученые могли сформулировать источники такой опасности. Чаще всего в качестве причин называют искажение информации, создание у публики завышенных ожиданий от науки, траты времени и ресурсов на коммуникацию взамен научной деятельности, возможность раскрытия секретной информации. 
 
Следующий открытый вопрос оценивал отношение ученых к идее включения популяризации науки в государственное задание академических институтов и центров. Лишь треть опрошенных поддерживают эту идею. В качестве негативной аргументации ученые чаще всего ссылались на опасность формального подхода к популяризации, а значит, неэффективность, рост бюрократической загруженности и отчетности, недостаток средств и времени для выполнения основного научного государственного задания. Важно отметить, что чаще всего соглашались с этим предложением как раз те, кто считают популяризацию науки одной из обязанностей ученого. 
 
Подавляющее большинство прошедших опрос готовы заниматься популяризацией науки пару раз в год (40 %) или несколько часов в месяц (38 %). Лишь 14 % ответивших могут уделить научной коммуникации несколько часов в неделю или небольшое время каждый день. Готовность исследователей выделить часть своего времени на научную коммуникацию также была тесно связана с убеждением, что популяризация науки входит в число профессиональных обязанностей ученого. 
 
Интересным оказалось распределение ответов на вопрос о влиянии гонораров на готовность заниматься популяризацией науки. Почти половина выбрала вариант ответа «в любом случае это не моя основная деятельность, поэтому гонорары непринципиальны». Для 43 % ответивших гонорары будут приятным бонусом, под действием которого, возможно, они смогут выделить на популяризацию чуть больше времени. 13 % ученых в случае финансирования готовы активно заниматься популяризацией науки. Авторам опроса не удалось найти какого-либо общего признака для тех, кто готов заниматься популяризацией в случае финансирования. Ни один из доступных для анализа критериев (возраст, должность, число публикаций, область науки, вопросы об отношении к научной коммуникации) не работал.
 
Также ученых попросили выбрать наиболее важные направления деятельности научного центра в области внешних коммуникаций. Чаще всего в ответах фигурировала опция «подготовка научных новостей для СМИ». Чуть меньше опрошенных, примерно половина, поместили в число важных «организацию научно-популярных мероприятий с участием ученых Центра на сторонних площадках» и «обеспечение присутствия ученых в качестве экспертов в СМИ». Лишь треть респондентов посчитали нужным отметить такие активности, как «регулярное обновление сайта» и «ведение социальных сетей». 
 
При ответе на этот вопрос ожидаемо проявились возрастные отличия. Для молодых ученых в возрасте до 35 лет социальные сети сравнимы по важности с другими активностями. Ученые после 45 лет не придают этой деятельности большого значения, зато считают, что обязательно следует продвигать ученых в качестве экспертов в СМИ. 
 
В конце опроса ученые выбирали предпочтительную форму научной коммуникации. Лидируют традиционные подходы: подготовка научно-популярных текстов (27 %) и лекций (26 %). Гораздо меньшее количество ученых готовы общаться с журналистами (около 13 %) и уж тем более вести блоги или страницы в социальных сетях (чуть больше 6 %). Ответ на этот вопрос сильно зависел от возраста. Молодежь до 35 лет предпочитает проводить экскурсии, писать научно-популярные тексты, читать лекции и вести страницы в социальных сетях. Чего они точно не хотят делать, так это общаться с журналистами. С возрастом готовность заниматься экскурсиями и коммуникациями в интернете падает, зато возрастает важность общения с журналистами. Для сотрудников старше 65 лет на первое место по важности выходят научно-популярные лекции.
 
Радует, что лишь 12 % опрошенных не заинтересованы в получении дополнительных навыков в области научной коммуникации. Большинство из тех, кого интересует личное развитие в этой сфере, отметили, что хотели бы улучшить свои навыки написания научно-популярных текстов (43 %), дизайна и разработки инфографики (34 %), подготовки презентаций (29 %), научной фотографии (28 %). Последнее место в списке навыков занял SMM — общение и распространение информации в социальных сетях (около 15 %). 
 
 
Сухой остаток
 
Всего в опросе приняли участие 157 человек. Неплохой охват для Центра, в котором работают чуть больше 600 научных сотрудников. Усредненный портрет участника опроса выглядит так. Это научный сотрудник с кандидатской степенью в области естественных наук в возрасте 30—40 лет. Самым востребованным источником научно-популярной информации для него является издание «Наука в Сибири». У него или у нее (количество ответов от женщин и мужчин примерно одинаковое) около 30 публикаций в базе данных Web of Science и индекс Хирша равный 5. При этом у одной десятой ответивших больше 80 публикаций в WoS и индекс Хирша выше 15. 
 
Если же говорить о наиболее частых или типичных ответах, то усредненное мнение будет следующим. Наш ученый не уверен, входит ли популяризация науки в число профессиональных обязанностей ученого. Иногда использует СМИ и социальные сети в качестве источников научной информации. Самый частый формат научной коммуникации — общение с журналистами. Популяризацией науки занимается, чтобы привлечь талантливую молодежь. Сталкивался с искажениями научной информации в СМИ и чаще всего винит в этом пресс-службы. Не считает, что популяризация науки должна быть частью государственного задания, потому что боится формализма и бюрократии. Несколько раз в месяц готов уделить время популяризации науки. При этом не считает гонорар обязательным стимулом. Предпочтительная форма коммуникаций — научно-популярные тексты и лекции. Как раз написанию текстов и инфографике усредненный респондент и хотел бы поучиться.
 
P.S. Выражаем благодарность старшему научному сотруднику лаборатории сравнительных социальных исследований Высшей школы экономики кандидату социологических наук Анне Валентинове Немировской за помощь в разработке опроса.
 
Егор Задереев, группа научных коммуникаций ФИЦ КНЦ СО РАН
 
Для коллажей использованы изображения из свободных источников
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 4.5 (8 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus