Сегодня - 19.11.2019

Два полюса нефтедобычи

02 ноября 2012

Федор ЖимулевМаксим Житный – выпускник ГГФ НГУ. Он геолог в нефтяных компаниях и  работал в разных частях света: в Северном море, на Сахалине, на cевере России, а сейчас – в Ираке. На неформальную геологическую встречу  его пригласил Федор Жимулев, сотрудник Института геологии и минералогии им. В.С.Соболева кандидат геолого-минералогических наук, который и сам рассказывал о нефтедобыче в Норвегии, предложив студентам подумать о том, как «черное золото» влияет на жизнь людей.

«Для одних стран – это источник всеобщего благополучия, для других - невзгод и разорения, - рассказывает Федор. - Норвегия и Ирак – два наиболее ярких полюса. Наша страна далеко от Ирака, но, к сожалению, еще дальше от Норвегии.

В презентации ученого фотографии: аккуратные норвежские деревянные домики, северный лес и светлый дымок из нефтяных труб. Здесь на шельфе около 25 тысяч человек разрабатывают несколько десятков месторождений нефти. Если посмотреть на карту, то можно увидеть: Северное море плотно напичкано светлыми и темными треугольничками, это месторождения. Несмотря на то, что при разделении акватории между странами, бОльшую часть получила Британия, самым богатым на «черное золото» оказался все же норвежский сектор.


«В университете почти нет неформальных мероприятий, где могли бы встречаться студенты, выпускники и преподаватели. В основном такое общение происходит на базе научных институтов СО РАН: геологии и минералогии, нефтегазовой геологии и геофизики. Мы же хотим сделать такой обмен опытом традицией НГУ» - отмечает Федор Жимулев.


Максим ЖитныйНа карте Ирака, которую показывает Максим Житный, тоже много соответствующих значков, но вряд ли это помогает стране развиваться. «Больше всего мне запомнился город Басра. Это нефтяная столица Ирака, и, казалось бы, экономика региона должна быть на высоте. Однако повсюду беднота, неустроенность, отсутствие электроэнергии… Нас привозили на работу исключительно в бронированных автомобилях», –  вспоминает геолог, отмечая, что там есть две категории людей: экспаты и местные. Первые – это специалисты из разных стран, приезжающие, на разработку месторождений. Их хорошо охраняют. Все базы для сотрудников нефтяных компаний и буровые обнесены высоким забором с колючей проволокой, за периметром внимательно следят. «Такие меры безопасности не прихоть, экспатов часто крадут местные бандиты, чтобы получить выкуп», - говорит Максим.

Он объясняет, что Ирак находится еще только в самом начале своей нефтяной эпопеи. На его территории сталкиваются Аравийская и Евразийская тектонические плиты. На их стыке – рог изобилия, прогиб, наполненный нефтью. Одно только месторождение Западная Курна, где работает Максим Житный, содержит около трех с половиной миллиардов тонн. Это примерно треть объема нашего Обского моря. «Южный Ирак похож на пустыню, среди которой торчат частые вышки. Круглосуточно горят факелы. Попутный газ просто сжигается, а иногда горит и сама нефть. Я сам видел там целые озера разлитой нефти. За такое во многих странах просто лишили бы лицензии» - говорит геолог.

По его словам, «черное золото» в Ираке добывают уже лет десять, но принципиально ничего не меняется: «Пришли крупные добывающие компании со своими стандартами и принципом «не навреди», но и это не помогло. В уставах и других бумагах они социально ответственны, вкладывают деньги в развитие региона, создают проекты постройки детских садов, ведут строгий контроль собственной деятельности, чтобы отрицательно не повлиять на окружающую среду. На деле же я ничего этого не заметил».

Вера Манохина, Ирина Павлова, студентки ФЖ НГУ

Фото: анонс - forexaw.com, 1 - Н. Матушкин , 2 - Веры Манохиной.

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus