Сегодня - 21.09.2020

Гражданин страны оптимистов

28 ноября 2011
 
На встрече с руководством СО РАН и общественностью Академгородка нобелевский лауреат Жорес Алфёров говорил о Сколково, образовании, создании новых институций, управленческом профессионализме, и не вёл никакой политической агитации.
 
Жорес АлферовАкадемик Жорес Иванович Алфёров – вице-президент РАН, председатель президиума  Санкт-Петербургского научного центра Российской Академии, основатель и ректор входящего в его состав Академического университета (научно-образовательного центра нанотехнологий РАН), инициатор премии «Глобальная Энергия», а также депутат Госдумы от КПРФ, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством»… Среди титулов российского  нобелиата  - Doctor Honoris Causa (почётный доктор) НГУ и «почетный председатель учёного совета Института физики полупроводников им. А.В.Ржанова СО РАН». И это далеко не полный перечень.
 
Впрочем, знаменитый учёный сначала не говорил, а слушал. Председатель СО РАН академик Александр Леонидович Асеев выступил с беглым, но всё равно обстоятельным обзором событий за 4  года, прошедшие  с  предыдущего посещения Алфёровым Сибирского отделения. Это «самое замечательное открытие» новой ветви предка человека в Денисовой пещере, участие Института ядерной физики им. Г.И.Будкера в создании и работе Большого адронного коллайдера, разработки в интересах обороны и безопасности, новые материалы и устройства… А также запуск SPF-вивария, формирование новых институтов в Новосибирске, Кемерове, Иркутске и Улан-Удэ, возведение новой исследовательской станции на острове Самойловский в дельте Лены, совместные программы с руководством сибирских регионов и крупнейших корпораций… Точкой в сообщении Александра Леонидовича стал проект малоэтажного строительства «Камышевка», рассчитанный на льготное участие молодых учёных. Жорес Иванович тут же спросил, какова доля молодёжи в СО РАН. А.Л.Асеев ответил, что около трети, если учитывать институтских и университетских аспирантов. Присмотревшись к залу, председатель Сибирского отделения заметил, что видит не очень много молодых лиц. «Они все работают!» – откликнулось несколько голосов (встреча на самом деле проходила в рабочее время и вдобавок мало анонсировалась).
 
Жорес Алфёров задал еще несколько вопросов - о структуре финансирования СО РАН, о «неразменных пятаках» (см. интервью академика Михаила Ивановича Эпова), затем откликнулся на просьбу «рассказать о Сколково» как сопредседатель консультативного научного совета (КНС) создаваемого центра инноваций. Алфёров сказал, что без колебаний согласился занять этот пост: «У страны нет более важной задачи, чем возрождение промышленности высоких технологий. Советская система отраслевых министерств была гениальной системой. Знаменитая «десятка» (министерства, решавшие стратегические и оборонные задачи – COPAH.Info) производила 60% высокотехнологичной гражданской продукции. Каждое такое министерство имело научно-техническое управление, собственные институты и КБ, перспективное планирование. При нормальном ходе реформ эти структуры могли бы стать транснациональными корпорациями, конкурентоспособными в мировом масштабе». Нобелевский лауреат не ностальгировал и не предлагал повернуть историю вспять – скорее, рассуждал вслух о том, как правильно конструировать новые «институты развития». Алфёров не противопоставлял их традиционным (разговоры о переносе исследований в вузы и превращение Академии наук в «клуб» он назвал «маскирующей болтовнёй») и на историческом опыте показал сложность процесса: «Лаборатория №2, созданная в 1943-м году,  далеко не сразу стала Курчатовским институтом, хотя получала от государства всё необходимое. На становление нового института уходит минимум 5-6 лет».
 
К Сколково как таковому у нобелиата отношение двойственное. С одной стороны, он признает необходимость и полезность создания такого центра. Но дьявол, как говорится, в мелочах. Жорес Алфёров считает ошибкой то, что КНС не влияет на процедуру получения статуса резидента Сколково. Про некоторые проекты, продвигаемые под сколковской эгидой, он сказал прямо: «Народ просто хочет получить деньги». Петербургский академик отметил неравномерность развития отраслевых  кластеров Сколково, выделив два наиболее успешных: биомедицинский, под руководством профессора Эдинбургского университета Игоря Игоревича Горянина, и космического, который возглавляет «нелетавший космонавт» Сергей Александрович Жуков. Разговор о сколковском университете (теперь уже, со слов Жореса Ивановича, «Институте науки и технологии») вылился в русло обсуждения всей системы высшего и научного образования в России. 
«За последние 10 лет мы потеряли образовательную компоненту в аспирантуре,» – констатировал учёный. По его мнению, научному руководителю важны прежде всего конкретные результаты, а не общий уровень развития своих подопечных. Последнее достигалось системой жёстких аспирантских экзаменов.
Ж.Алфёров вспомнил одного экзаменатора, говорившего: «На пятёрку физику знает Господь Бог, на четвёрку – я, а аспирант или соискатель – максимум на тройку». Критически смотрит нобелевский лауреат и на двухступенчатую систему высшего образования: «Бакалавр – это еще не специалист. У системы «4+2» есть единственное преимущество: возможность смены направления. Но при этом магистратура должна быть обязательной. А в инженерном образовании двухступенчатая система вообще непригодна». Идею сколковского университета, состоящего только из магистратуры и аспирантуры, Жорес Алфёров изначально поддержал. Но, вместе с коллегами из КНС, воспротивился копированию модели Массачусетского технологического института (MIT) и настаивал на концепции, разработанной Московским физико-технологическим институтом (МИФИ, «физтех»). «На последнем заседании, - дополнил нобелиат, - КНС единодушно поддержал кандидатуру Игоря Игоревича Горянина на пост президента (ректора) Института науки и технологии в Сколково, но руководство Фонда назначило профессора MIT Эдварда Кроули и подписало соглашение с MIT».
 
Таким образом, разговор с нобелевским лауреатом вышел на тему принятия управленческих решений в сфере науки и образования. «Руководить наукой может только большой учёный, - считает Ж.Алфёров, - так, Президент Академии наук СССР Мстислав Львович Келдыш был учёным высочайшего класса, способным оценить работы в разных отраслях. В организации науки должны работать профессионалы». Гость Академгородка резко отозвался об отставке руководителя МНТК «Микрохирургия глаза» им. С.Фёдорова Христо Тахчиди.  «Это яркий пример, когда для того, чтобы провести нужного человека, неизвестно 

почему меняют прекрасного профессионала и пишут про него всякие гадости», - убежден Алферов. Он завершил выступление своим кратким  кредо: «Мне не нравится, совсем не нравится страна, в которой я живу.  Но мы должны делать всё, чтобы и отечественные разработки, и лучший зарубежный опыт получали у нас развитие». Учёный привёл слова другого нобелевского лауреата, британца Джорджа Портера: «Вся наука – прикладная. Разница лишь в том, что одни результаты находят применение очень быстро, а другие – спустя столетия».
 
Впрочем, Жорес Алфёров попрощался с залом собственным афоризмом: «Россия – страна оптимистов. Все пессимисты уже уехали». Никакой партийной агитации учёный не вёл – хотя, видимо, из-за подобных опасений  некоторые редакции не прислали в Дом учёных своих репортёров (телекамера в зале была всего одна), а администрация НГУ неуклюже колебалась с предоставлением  своему доктору Honoris Causa  большой физической аудитории для лекции студентам. 
 
К счастью, она все же  состоялась.
 
Андрей Соболевский
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus