Сегодня - 12.11.2019

Избирательная наука

27 декабря 2011
Кирилл МаловСитуация с выборами в Государственную думу и последовавшая за ней волна митингов создали ощутимый общественный резонанс. Не обсуждает это только ленивый. Не остались в стороне и ученые. Однако у них свой взгляд на проблему – с точки зрения общественных наук. Объясняет механизм  электорального поведения и протестных движений научный сотрудник Института экономики и  организации промышленного производства СО РАН, преподаватель кафедры социологии НГУ Кирилл Владимирович Малов.
 
- Насколько в социологии хорошо изучено поведение людей в электоральном процессе?
 
- В электоральной социологии существует несколько основных моделей поведения и ряд подходов, объясняющих, почему человек приходит голосовать и совершает те или иные действия. Они были разработаны в США в середине прошлого века и верифицировались на выборах президента Соедененных штатов. Существует социологическая модель, которая объясняет предпочтения человека принадлежностью к различным социальным группам. Есть также социально-психологическая модель, в рамках которой утверждается, что люди подвержены влиянию партийной идентификации: у них сформировалась приверженность к определенной партии, и они целенаправленно за нее голосуют. И последняя  - модель рационального выбора, с точки зрения которой человек рассматривается как эгоистическое существо, которое действует в своих интересах и совершает выбор на основании расчета.  Существует также ряд подходов, например, коммуникативный: люди зобмируемы различными средставами массвой коммуникации, в том числе и интернетом, и голосуют под воздействием внешних факторов.
 
- В России есть исследования на эту тему?
 
- Конечно. Они начали проводиться много позже, когда социология стала активно развиваться как самостоятельная наука. Российские исследователи рассматривали все эти модели применительно к отечественной действительности и  пришли к выводу, что ни одна из них не может объяснить в полной мере ситуации, которые происходят на выборах. Это привело к созданию  симбиоза из разных подходов. По сути,  на разные группы (отличающиеся по возрасту, уровню доходов, интересам и пр.) влияют разные модели.
 
 - Применялся ли в России коммуникативный подход?
 
- Да, он был представлен на выборах 1996 года, когда с экранов телевизоров слышался лозунг, невелирующий рациональный подход: «Голосуй сердцем». Борис Ельцин набрал свой высокий рейтинг именно за счет массированной атаки в СМИ.
 
- Изменилась ли ситуация в связи с широким распространением Интернета?
 
- Мы привыкли в советское время обсуждать политику на кухне, теперь эта «кухня» переместилась  в Интернет, позволивший беседовать с людьми сходных взглядов. Когда есть возможность писать на стене «В контакте», опубликовать в «Твиттере» -  максимально распространить свое мнение, это имеет кумулятивный, накапливающий эффект, который при определенных факторах выливается в то, что мы могли наблюдать после выборов.
 
- Какие процессы привели к формированию такого протестного движения?
 
- Если подойти к этому с точки зрения уже описанных выше моделей, то нужно отметить, что они, безусловно, действуют в России. Есть своя, устойчиво голосующая за левое движение, группа; есть те, кто подходит к выбору с рациональной точки зрения, то есть у каждого есть своя сформировавшаяся система взглядов. В идеальном случае электоральное поведение соответствует убеждениям человека, его мыслям по поводу будущего развития страны: человек голосует за партию, которая имеет соответствующую его взглядам программу. Но на последних выборах у многих основная цель была в том, чтобы определенная партия набрала меньше голосов. Случилась парадоксальная вещь: человек, например,  с правыми взглядами голосует за КПРФ. По сути, левые набрали больше голосов именно из-за того, что, когда люди осмысляли происходящее (работала социологическая, социально-психологическая модель) и выбирали наиболее близкую модель развития, они уже заранее предполагали: такая партия может не пройти, и тогда их голос пропадет. И голосовали за другую партию в противоположность своим истинным убеждениям. Представьте:  человек пришел на выборы, он либерал, но, закрыв глаза, ставит «галочку» за КПРФ, а потом узнает о возможных фальсификациях! Конечно, он возмущен. В результате в обществе назревает социальное напряжение, которое находит выход в митингах протеста. Свою роль сыграл и момент провокации. В социальных сетях, сообществах есть люди, которые хорошо умеют манипулировать массовым сознанием. Я придерживаюсь точки зрения, что некоторые яркие вещи в Интернете, которые заставляют людей выходить на улицу, представляют частные интересы.
 
- Как происходит выдвижение лидера в этих протестных движениях?
 
- Толпа, в идеале, формируется стихийно, как и лидер в ней. Конечно, если это не заранее запланированная акция. Люди идут за теми, кто может ярко и достойно выразить их мнение, кто может об этом сказать, не боясь за последствия, и кто владеет информацией. 
 
- Но ведь есть большая разница: писать что-то в сообществе или выйти на митинг. Где проходит эта граница, когда посты в блогах переходят в реальные действия?
 
- Граница между тем, писать в сообщество или выйти на митинг, проходит там же, где решение пойти или не пойти на выборы. Изначально, если человек пошел голосовать, он уже готов к дальнейшим шагам. И если он на следующий день узнает, что, извините, все не так, как он думал, то он второй раз пойдет и третий, если это будет иметь эффект.  Человек существо эгоистическое, о чем еще Томас Гоббс говорил в XVII веке, и если задели его самого или его семью и друзей,  он будет действовать.
 
- По каким признакам можно понять, что протест может перерасти в вооруженное столкновение?
 
- Это зависит от провокации, причем, подчеркну, с обеих сторон. В этом, условно говоря, нарастающем конфликте, две группы: власть и оппозиция. И в том, и в другом лагере есть люди, которые хотят разного развития событий. И как показала практика, стихийный митинг на Триумфальной площади и митинг 10 декабря, когда все были аккуратны и с той, и с другой стороны - это два митинга с абсолютно разными последствиями: 5-6 декабря были арестованы суммарно 700 человек, либо 10 декабря – один. Почему? Люди изменились? Власть изменилась? Может быть, были даны другие установки. Но я считаю, что во многом изменилось ядро протестного движения. Что будет дальше? Посмотрим. Не факт, что все также мягко пройдет, как 10 декабря. С точки зрения оппозиции, это может оказаться благодатной почвой для того, чтобы «набрать очки». Как показала практика Туниса, Египта, Сирии, несколько мертвых людей на демонстрации вызывают большое негодование. К сожалению, есть такое наблюдение: чтобы был толчок к революции, нужна невинная жертва.
 
- Существует ли в мировой практике прецеденты протестного голосования? 

 
- Безусловно, особенно это актуально для стран с развивающейся партийной системой.
 
- Может ли ближайшее время появится новая партия, придерживающаяся правых взглядов?
 
- Людей, которые придерживаются либеральных взглядов не так уж и мало в нашей стране, по предварительным данным - около 20-30%. Это достаточно существенный процент,  и его хватает, чтобы какая-то партия прошла в Государственную думу. Однако «Правое дело», «Яблоко», которые существуют в настоящее время, достаточно радикальны в своих позициях и уже приелись. Так что люди, придерживающиеся этих взглядов, либо не ходят на выборы, либо голосуют за «Единую Россию», которая хоть как-то в чем-то их интересы все-таки выражает. И это очень благодатное поле для рождения новой партии. Если бы было «Правое дело» в том виде, в каком видел его Михаил Прохоров, большинства у «Единой России» не было бы точно.
 
Подготовила Юлия Позднякова
 
Фото 1 - из личного архива К. Малова, 2 - blogging.kiev.ua, 3-dron-anarchy.ru.
 
Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus