Сегодня - 24.04.2019

Картина мира: взгляд историка на женскую журналистику прошлого

01 сентября 2014

В августе в Институте истории СО РАН прошла Международная молодежная научная конференция «Актуальные проблемы исторических исследований: взгляд молодых учёных». Автор одного из докладов — студентка IV курса исторического факультета НГПУ Анастасия Старышкина — в своей работе под названием «Образ власти в картине мира российских журналисток рубежа XIX–ХХ вв» рассмотрела свойственное последним отношение к существующему государственному устройству. Исследователь пришла к выводу, что официальные структуры часто воспринимались как враждебные, «чужие», и в их образе превалировали негативные характеристики. Кроме того, в представлениях представительниц прессы о власти был выявлен существенный гендерный компонент (что видно по названию доклада).

Любовь Яковлевна ГуревичСпецифика конференции не позволила автору рассказать о многих аспектах деятельности работниц пера того времени более детально, но после заседания секция она ответила на несколько вопросов.

— Тема доклада была заявлена, как «Образ власти в картине мира российских журналисток рубежа XIX–ХХ вв». Какую роль власть занимает в их мировоззрении? Это основной лейтмотив журналистского творчества этих женщин или возможность заработать известность, написав об актуальной проблеме? Или же они обслуживали определённый круг лиц?

— Во-первых, журналистки, мемуары которых я исследовала (Любовь Яковлевна Гуревич, Эмилия Кирилловна Пименова, Ариадна Владимировна Тыркова-Вильямс, Варвара Николаевна Цеховская), не писали на заказ. Их нельзя судить по современным категориям, они работали за идею и говорили то, что считали важным обсудить. Конечно, приходилось трудиться в проправительственных изданиях, чья политика противоречила их взглядам — та же Эмилия Пименова испытывала муки совести, когда работала в газете «Гражданин».
Они не обслуживали какую-либо партию, а высказывали свою точку зрения. На рубеже веков после правления Александра Третьего актуальным было пробудить общество. Журналисты боролись с тем, что их не устраивало. Они писали о власти, потому что было очень сильное столкновение с цензурой, особенно в период правления вышеуказанного монарха.

— В то время, да и сейчас тоже, при каждой партии создаётся печатный орган. Могли журналистки примкнуть к такой организации, идеи которой разделяли, и в соответствии с ее политикой писать свои тексты? Они относили себя к какой-то политической группе?

— Я рассматривала их воспоминания до 1905 года, и большинство мемуаров описывают более ранние годы или вообще не затрагивают революцию. Все исследуемые мной дамы состояли в партиях. Насчет Варвары Цеховской не известно, к какой из них она относилась; Ариадна Тыркова-Вильямс состояла в кадетах. Безусловно, их представления о власти совпадали с представлениями «своей» ассоциации. Тем не менее, они писали отталкиваясь от собственных взглядов, а не от ее мнения. Всё-таки, в тот период было ещё интересно мнение конкретного человека, в отличие от советского времени.

— В мемуарах Эмили Пименовой содержится воспоминание об «усмирителях» бунтовщиков (Польское восстание 1863 г.), в котором образ власти как «чужой» закреплялся в сознании журналистки действиями ее представителей. А как представительницы прессы оценивали действия народовольцев, которые устраивали теракты?

— Ариадна Тыркова-Вильямс упоминает о народниках, у неё брат к ним относился; потом его сослали в Сибирь. Из её дневников понятно, что она не поддерживала идею терактов, относилась к ним негативно. 1905 год — это время разгулявшегося террора. Либералы вынуждены были поддерживать проведение подобных акций, так как выступали в качестве оппозиции. В то время возникла сложная ситуация, когда власть и общество не могли прийти к диалогу. Эльвира Пименова писала только о временах СССР. Но она состояла в партии октябристов, и, понятно, не могла полностью разделять взгляды большевиков на исторические события. Рассказывая о своём детстве, она затрагивает Польское восстание, потому что оно коснулось непосредственно её семьи.

— Могли журналистки стать неким рупором революции? Или стать революционерками?

— Конечно. В определенном смысле они и были революционерками: они боролись за права женщин. Как началась Февральская революция? Именно с 8 марта. Например, Ариадна Тыркова-Вильямс привозила из-за границы революционный журнал «Освобождение», а когда попалась — ее арестовали, собирались посадить в тюрьму, но она сбежала за границу.

— Каким у них был образ идеальной власти?

— Я не встречала у них ссылок на конкретные страны с указанием, что там политическая ситуация лучше. Правда, пока исследование касалось только мемуаров, а есть еще и статьи, где, как я знаю, Англия представляется неким идеалом политического устройства. Журналистки анализировали разные государства. Например, когда Ариадна Тыркова-Вильямс была в Турции, у нее вызвало негодование и удивление то, что женщинам там нельзя выходить на улицу одним, гулять с открытым лицом. Идеальная же власть для работников прессы — та, которая давала свободу мысли и допускала диалог с собой.

Ариадна Владимировна Тыркова-Вильямс— Цели, которые ставили перед собой журналисты и журналистки в конце XIX – начале XX веков, во многом достигнуты — если говорить о равноправии полов, о перестройке государственной системы. Без этих людей, которые писали, агитировали и постоянно говорили о насущных проблемах, возможно, такого не было бы. Но сейчас куда двигаться современным журналистам и в каком направлении двигать за собой массы? За что бороться?

— Быть независимым от власти, не быть заложником ее мнения, я так считаю. Это не значит находиться априори в оппозиции (как это имело место в Российской Империи). Иногда мнение журналистского общества будет совпадать с мнением представителей государства, а в другой раз — нет.

— Как Вы считаете, в современном мире какая журналистика задаёт моду? Что даёт движение обществу?

— Нынешняя ситуация показывает, что власти уходят от внутренних проблем в стране. Если судить по тому, что освещают на телевидении, сейчас общество больше волнуют вопросы внешнего характера.

— Интересно получается: в прошлом журналистов и остальных неравнодушных больше волновали вопросы внутренней организации государства и общества, а теперь, когда пришли к какой-то внутренней стабильности, взялись за проблемы внешней политики…

— Не совсем так. Например, гендерная проблема сейчас так же остро стоит в обществе, как и во времена Ариадны Тырковой-Вилльямс, Любови Гуревич, Эмили Пименовой. В своём исследовании я как раз акцентировала внимание на этом вопросе. К сожалению, у нас нет институтов, которые бы занимались профильными исследованиями по такой тематике. В стране сложился стереотипный образ феминистки, не бреющей ноги и подмышки, грубой и внешне похожей на мужчину. Но на самом деле эти женщины другие.

— Сейчас возникают неясности в неправильном освещении темы, скажем, того же феминизма, как направления?

— У нас в стране освещаются крайние степени феминизма. Нет объективности.

— Здесь как раз встаёт вопрос, важный для нынешнего журналиста — как определяются этические и моральные нормы, которыми он руководствуется при написании материала? Например, в тот период, который Вы изучали, большое или маленькое, но оказывала влияние церковь, действовали на людей принципы традиционной семьи.

— Конечно, всё зависит от человека. И тогда, и сейчас журналисты писали на заказ. В прошлое время приносили доход статьи на общественные темы.

— В начале Вы сказали, что и Эмилия Пименова, и Любовь Гуревич, и Ариадна Тыркова-Вильямс были идейными журналистками...

— Да, но такими были не все. Женщины в отличие от мужчин более идейные, потому что им некуда было идти работать, им было бы, что терять.

— И всё же сейчас основное мерило, которое определяет, как журналист будет освещать заданную тему — это деньги.

— Не только сейчас. Уже в конце 1890-х развивалась коммерческая пресса, были издания, которые не имели идейной направленности, но зарабатывали деньги. Разница в том, что тогда задавали тон именно идейные журналисты. Считалось правильным, если для человека главное не деньги, а принципы.

Казалось бы, времена и люди кардинально поменялись с тех пор, а проблемы остались почти теми же самыми: власть и общество, человек и власть, мужчина и женщина. И, несмотря на большие позитивные сдвиги, вопросы, которыми задавались журналистки позапрошлого века, не выглядят устаревшими для современности. Как тут не вспомнить добрым словом «декабристов, которые разбудили Герцена»?

Полина Гостева, студентка ФЖ НГУ

Фото: 1 — wikipedia.org (public domain), 2 — свободный источник

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus