Сегодня - 24.10.2020

Контуры научной дипломатии определяются в новосибирском Академгородке

25 сентября 2020

В Выставочном центре СО РАН прошла экспертно-стратегическая сессия «Потенциальный барьер академической дипломатии», организованная Сибирским отделением РАН и Ассоциацией выпускников «Союз НГУ» при поддержке Фонда Горчакова и Фонда президентских грантов.

Пленарные и групповые форматы стратегической сессии охватывали широкий круг проблем в контексте научной дипломатии, научных коммуникаций, формирования концептов трансформации и продвижения научно-образовательных комплексов — таких, как создаваемый под Новосибирском «Академгородок 2.0». В качестве спикеров и экспертов сессии выступили академики Валентин Николаевич Пармон и Николай Петрович Похиленко, заместитель президента РАН член-корреспондент РАН Владимир Викторович Иванов, профессора Владимир Дмитриевич Шильцев (США) и Петр Эдуардович Подалко (Япония), президент Союза дизайнеров России Виталий Викторович Ставицкий и президент Союза НГУ Ирина Аманжоловна Травина, помощник главного ученого секретаря СО РАН Сергей Вадимович Ти, методологи, научные журналисты и блогеры, общественный актив новосибирского Академгородка.
 
 
Открывая работу сессии, Валентин Пармон акцентировал внимание на трех основных формах межакадемических взаимодействий: коллаборативных публикациях в международных научных журналах, конференциях (симпозиумах, семинарах и так далее) и совместных исследовательских проектах. «Даже в условиях противоэпидемических ограничений, не пересекая границ, ученые в дистанционном режиме работают на общий результат, — подчеркнул председатель СО РАН. — Мы продолжаем оставаться единым сообществом специалистов… Безусловно, есть зоны, в которые вовлекать иностранных партнеров нежелательно. Но нет никаких препятствий к научному сотрудничеству в сферах медицины, фармацевтики, сельского хозяйства, экологии и многих других».
 
«За Академией наук в сфере международной деятельности должны сохраняться функции интегрирующей организации, — считает глава Сибирского отделения. — В России на сегодня это единственная структура, способная адекватно оценить компетенции в науке и сформулировать задачи. Мы пошли на то, что первыми в рамках РАН создали собственное структурное подразделение — Международный научный центр по проблемам трансграничных взаимодействий в Северной и Северо-Восточной Азии. Этот шаг был очень непростым, но он сделан». 
 
«Научная дипломатия отличается от обычной тем, что дипломаты говорят на разных языках, а ученые на одном, — заметил Владимир Иванов. — Они всегда могут понять друг друга, и классическим примером служит история расчета “ядерной зимы”. Исследователи разных стран, у нас группа под руководством академика Никиты Николаевича Моисеева и в США команда Карла Сагана, промоделировали последствия для всей планеты подрыва того или иного количества атомных боеприпасов на территории только двух государств. Именно совместный научный результат послужил стартовой позицией для начала ограничения гонки стратегических вооружений в 1970-е годы». Внутри России В. Иванов считает именно науку и научные коммуникации важнейшим фактором связанности регионов и макрорегионов, поэтому предложил направить энергию участников мероприятия на проблемы развития территорий с высокой концентрацией исследований и разработок. 
 
Развитие особых территорий, инновационных научно-технологических центров, закрытых территориальных образований, наукоградов, академгородков — эту тематику и накопленный в Сибири конкретный опыт предложила внести в повестку обсуждения вице-губернатор Новосибирской области Ирина Викторовна Мануйлова. По ее мнению, при обсуждении проблематики наукоемких территорий необходим понятный и прозрачный диалог науки и общества, научной элиты и руководства страны, науки и бизнеса. В контексте программы «Академгородок 2.0» предложениями по ее совершенствованию поделились доктор философских наук Сергей Алевтинович Смирнов из Института философии и права СО РАН и заместитель главного ученого секретаря СО РАН кандидат технических наук Юрий Александрович Аникин.
 
Тема научной (шире — академической) дипломатии раскрывалась некоторыми экспертами «от противного». Профессор Московского государственного института международных отношений МИД России доктор исторических наук Евгений Михайлович Кожокин назвал главное отличие недипломата от дипломата: последний, вступая в переговоры, имеет всегда запросную позицию — видение результата, которого ему необходимо добиться. «Научные контакты в рамках профессии ученого всё же лучше называть сотрудничеством», — считает Е. Кожокин. При этом он рассказал о некоторых эпизодах, когда ученые выступали в роли настоящих дипломатов и добивались успехов. Так, известный российский арабист доктор исторических наук Виталий Вячеславович Наумкин благодаря глубокому знанию Корана и восточных обычаев смог стать переговорщиком между враждующими кланами во время гражданской войны в Таджикистане (1992—1997 гг.) и в значительной степени способствовал прекращению вооруженных действий.
 
Заведующий отделом науки и инноваций Московского института международных отношений и мировой экономики РАН кандидат политических наук Иван Владимирович Данилин назвал научную дипломатию «новым инструментом со старым названием» — еще в 1723 году при британском Королевском обществе (де-факто Академии наук) появилась должность секретаря по иностранным делам. «Сегодня смыслы и задачи научной дипломатии распространяются на сферу не только внешней политики, торговли и или традиционной межакадемической коммуникации (совместные программы/проекты, мероприятия и прочее), но становятся и значимым фактором развития инновационной системы», — считает политолог. 
 
Чтобы достичь максимальной эффективности, по его мнению, академическая дипломатия должна вырастать в систему мероприятий и опираться на опыт успешных практик — например, в Германии эта деятельность структурирована, курируется МИДом и имеет четкую цель превращения германской науки в глобальную платформу сбора информации. Иван Данилин подчеркнул, что российским научным организациям необходимо в своей международной деятельности следовать новым трендам (регионализации, укреплению связей «Юг-Юг» и другим) и отказаться от некоторых традиций — таких, например, как стремление к заключению бессодержательных «рамочных» соглашений о сотрудничестве. «Когда наша делегация предлагала таким образом оформить отношения в Сингапуре, там просто не могли понять, чего добивается российская сторона, — рассказал Иван Данилин. — Там был четкий настрой на конкретику».
 
 
Проблему систематизации международных академических контактов затронула и директор Французского центра НГУ Мишель Дебренн. С одной стороны, сибирско-французские научные коммуникации ведут историю с 1966 года, когда перед визитом Шарля де Голля Новосибирск сделали открытым для посещения иностранцами, в том числе учеными. Совместные мероприятия с тех пор обновляли формат: например, осенью прошлого года в Париже прошел сибирско-французский Салон высшего образования, на котором в особом порядке было представлено и Сибирское отделение РАН. С другой стороны, российские университеты и научные институты ведут эту работу нескоординировано — вплоть до того, что одни и те же документы используются в разных переводах. «2021 год объявлен годом Франции и России, — напомнила М. Дебренн, — и это является дополнительным стимулом к выстраиванию целостной информационной системы: ассоциации, лиги, платформы, как минимум — единой базы контактов и договоров, налаживанию мониторинга». 
 
«Встречи учёных онлайн — это не научная дипломатия, а ее суррогат. Надо, чтобы люди пообщались, особенно неформально, потому что персональное общение — это лучше всего», — таково мнение профессора Владимира Шильцева — физика, выпускника НГУ, длительное время работающего в национальной ускорительной лаборатории США (Фермилаб). В межнаучных контактах, на его взгляд, принципиально важен равно высокий уровень науки контактирующих сторон и максимальное использование конкурентных преимуществ каждой из них. Для новосибирского Академгородка, считает ученый, таковым является наличие мощной научной диаспоры: «Но она разобщена и требует единой среды, посредством которой, без преувеличения, можно через два рукопожатия дотянуться до нобелевского лауреата». 
 
Владимир Шильцев тоже не обошел вниманием тему устоявшихся традиций и привычек, мешающих продуктивным международным контактам: «Главный российский минус — необязательность. Может, конечно, это продолжение некоторых достоинств, но выходит за пределы того, что считается на Западе нормой. Не получить ответа на обращение в течение двух и более суток — там это неприемлемо».
 
«Если мы будем пассивны, если будем медлить, то потеряем свое влияние навсегда», — обратился к соотечественникам Петр Подалко, профессор токийского университета Аояма Гакуин и тоже выпускник НГУ. Гуманитарий видит важным инструментом «мягкой силы» русский язык и культуру, их популяризацию за рубежом, прежде всего — в бывших советских республиках. Для Новосибирска в этом плане актуальны Казахстан, Таджикистан и Киргизия, а каналом влияния могут стать студенты и аспиранты, молодые ученые из этих стран. Говоря о сотрудничестве с азиатскими странами дальнего зарубежья, П. Подалко сделал акцент на некоторых «особенностях национальной науки». Так, в Японии непонятен сам термин «академическая дипломатия», поскольку там нет Академии наук, и все до единого исследователи до ухода на покой преподают в университетах. «Азиатской спецификой является особая роль печатной продукции, — напомнил ученый. — Мы уже привыкли к цифровым носителям, тогда как даже в Японии по-прежнему принято обмениваться альбомами, буклетами, проспектами и пристально изучать их».
 
«Сибирское отделение является в структуре РАН наиболее активным на международной арене, во много благодаря геополитической и экономической роли Сибири»— констатировал начальник отдела внешних связей СО РАН Сергей Прокопьевич Заковряшин. Он считает эту деятельность одним из инструментов «мягкой силы»: «Любое государство использует высокий авторитет своей науки в интересах дипломатии». По основным количественным показателям ключевыми партнерами СО РАН на сегодняшний день являются Китай, Германия, Франция, Италия, Монголия, Япония, Южная Корея, Тайвань, Беларусь и Казахстан. С. Заковряшин считает, что фокус академических международных контактов необходимо смещать в сторону регионов — «Не всё хорошо видится из Москвы», — а ресурсная поддержка со стороны государства должна кардинально возрасти: «Научная дипломатия не бывает бесплатной».
 
Одной из форм научной дипломатии участники стратсессии называли успешную работу российских ученых за рубежом как фактор роста авторитета отечественной науки в целом. Академик Николай Петрович Похиленко рассказал об истории открытия алмазных месторождений в Канаде, ранее не обнаруженных геологами этой страны, а также Англии, США и Южной Африки. Формула «успех—авторитет—влияние» распространяется и на другие интеллектуальные сферы деятельности. Президент Союза дизайнеров России Виталий Ставицкий напомнил, что российские авторы создавали и создают облик продукции ведущих мировых брендов: в частности, ими разработан интерьер салона последней версии культового итальянского автомобиля «Фиат-500».
 
Проведение международных научно-дизайнерских биеннале в Сибири стало одной из многих идей, предложенных участниками стратегической сессии. Самой масштабной из них можно считать инициативу организации крупных междисциплинарных конгрессов в новосибирском Академгородке с глобальной научной повесткой: климатические процессы, Арктика, водные ресурсы, противодействие новым инфекциям, моделирование природных и социальных процессов и так далее. 
 
«Стратегическая сессия готовилась более года. Идея ее проведения родилась в мае 2019 года на дипломатическом семинаре Фонда Горчакова в Новосибирске и развита в декабре прошлого года на встрече выпускников НГУ в Москве с участием главного ученого секретаря СО РАН академика Дмитрия Марковича Марковича. А уже в феврале 2020 года был подготовлен и получен грант Фонда Горчакова на проведение мероприятия в новом экспериментальном формате дизайн-сессии. — рассказал о предыстории события один из его организаторов Сергей Ти. — Мы интенсивно и плодотворно проработали три дня при хорошей поддержке коллектива Выставочного центра СО РАН. Итоги прошедшей в Академгородке экспертно-стратегической сессии будут подведены в декабре на площадке Президиума РАН с участием Россотрудничества, Минобрнауки России, Московского государственного института международных отношений, Института мировой экономики и международных отношений РАН и представительства Новосибирской области в Москве».
 
«Наука в Сибири»
 
Фото Андрея Соболевского
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (6 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus