Сегодня - 23.07.2019

Лауреат «Глобальной энергии – 2016» предвидит сокращение рынка бензина

29 апреля 2016

Академик Валентин Пармон поделился прогнозом использования источников энергии и назвал главную причину инертности отечественной промышленности.

Валентин Пармон
 
Научный руководитель Института катализа им. Г.К. Борескова СО РАН академик Валентин Николаевич Пармон считает свою награду «…второй по значимости, если смотреть по российским стандартам, после Государственной премии формата 2007 года». Лауреаты получают и ту, и другую из рук Президента России: вручение «Глобальной энергии» должно состояться на Санкт-Петербургском экономическом форуме в июне нынешнего года. Учёный рассказал о строгом отборе международным комитетом, который возглавляет лауреат Нобелевской премии Родней Джон Аллам из Великобритании, претендентов на «энергетического Нобеля»: «Экспертиза шла довольно жёсткая. Рассматривали публикации, оценивали их значимость и новизну». В результате 14 из 16 голосов (в основном, иностранных экспертов) получил известный сибирский учёный.
 
Суть его достижений, удостоенных «Глобальной энергии» — применение катализа в решении различных энергетических проблем — от утилизации отходов производства до получения новых видов биотоплива. «Слово «катализатор» — это не метафора («катализатор прогресса»), а строгий химический термин, введенный в 1836 году шведом Йёнсом Якобом Берцелиусом, — пояснил Валентин Пармон. — Для нехимика это волшебная палочка, прикосновение которой преобразует вещества». В том числе и с целью извлечения энергии из нетрадиционных источников. В Институте катализа в разные годы получали обнадёживающие результаты, например, по синтезу энергетически насыщенных веществ с использованием солнечного света. На опытной установке в крымском посёлке Кацивели в 1980-х годах был достигнут коэффициент преобразования солнечной энергии в химическую — 43%. «До сих пор этих экспериментов никто не повторил, — отметил академик. — В солнечных Израиле и Австралии для этого не было достаточно высоких компетенций в каталитический химии».
 
В начале 1990-х годов исследования пошли по новому направлению — использованию быстро возобновляемого растительного сырья для получения топлив и специальных химических соединений. Сейчас в ИК СО РАН этой проблематикой занимается отдел из нескольких лабораторий.  Биотопливо может соединять четыре преимущества: высокую энергоэффективность, дешевизну, экологическую чистоту и избавление от отходов. В Таиланде и Вьетнаме, по словам В.Н. Пармона, накапливаются миллионы тонн рисовой шелухи, которая считается несгораемой  из-за высокого содержания минеральных составляющих. Тем не менее, ее можно сжигать в каталитических генераторах тепла  и использовать, таким образом, для отопления. А получаемая при этом зола, кстати, является превосходным сорбентом, например, для очистки жидкостей — в рисоводческих районах, как известно, есть проблемы как раз с питьевой водой. Сибирские учёные нашли способы утилизировать и лигнин. «Прежде всего мы умеем его сжигать, — поделился лауреат «Глобальной энергии», — в том числе и сульфолигнин, в гигантских количествах накопившийся на целлюлозно-бумажных комбинатах. Второй путь — его переработка в полезные продукты, в том числе и в октаноповышающие добавки для бензина».
 
Правда, он в ближайшее время может перестать быть моторным топливом номер один. Академик Валентин Пармон прогнозирует сильные изменения в структуре потребления нефти и нефтепродуктов: «Может исчезнуть или сильно сократиться сам рынок бензина, поскольку с хорошими результатами пошло производство гибридных и электрических автомобилей. Последние, с достигнутым запасом хода до 300 километров, становятся идеальным транспортом для городских агломераций».  «Чистых» электромобилей в 2015 году было продано до 60 тысяч. Гибридную тягу учёный назвал «компромиссным» вариантом для перевозок на дистанции различной дальности, при этом он предполагает скорую замену аккумуляторов на суперконденсаторы, которые при одинаковой ёмкости могут давать большую мощность. «Рынок дизельных топлив, — считает В.Н. Пармон, —не приблизится к быстрому спаду, равно как и керосина, поскольку им не предвидится принципиальных альтернатив».
 
Установка для тестирования катализаторов
 
При этом введение всё более и более жестких экологических стандартов, по мнению академика, буквально в ближайшие годы приведет к увеличению доли на рынке биодизельного топлива и авиабиокеросина: их сжигание дает меньше выбросов СО2 в атмосферу. Если же выйти за рамки транспортной проблематики, то на первое место Валентин Пармон ставит солнечную энергетику: «Её источник — даровой и почти всегда в нужном количестве». Правда, в этой подотрасли параллельно с удешевлением солнечных батарей выдвигаются новые требования к накопителям энергии — аккумуляторам или тем же суперконденсаторам. На второе место академик ставит атомную энергетику: «Она по-прежнему будет играть огромную роль». Что же касается биоресурсов, то их, по мнению В.Н. Пармона, следует «…использовать более квалифицированно — для получения не только топлив, но и других продуктов. У нас в институте, кстати, разработан метод получения полимеров из биоэтанола». «Это намного полезнее, чем простое самогоноварение», — пошутил учёный.
 
Но ситуацию с внедрением в нашей стране инноваций в топливно-энергетической сфере  он рассматривает безо всякого юмора и видит ее серьезно запущенной: «Россия спит». Да, ставка на использование углеводородов, ГЭС и АЭС в ближайшие десятилетие останется фундаментом энергетики, но «…уже сегодня есть зоны, где желательны другие источники». Переход на них Валентин Пармон назвал «политическим вопросом»: Россия подписала Киотский протокол и Парижское соглашение по выбросам двуокиси углерода, в странах Запада буквально в ближайшие годы может быть введен новый стандарт авиатоплив, предполагающий переход на биокеросин. Неготовность к такой перемене может привести к большим потерям для российских авиакомпаний и аэропортов. При этом учёный привел такой пример: в Северо-Западном федеральном округе десятки тысяч гектаров заняты посевами рыжика полевого. Но урожай этой культуры полностью вывозится в Финляндию, где предусмотрительные соседи уже производят из него авиакеросин. Да и в Белоруссии, откуда родом академик В. Пармон, в последние годы получают до 4,5 миллионов тонн биодизеля из рапса.
 

«Мы действуем в условиях настоящей рыночной экономики и знаем её гримасы. Задача академического института — сформировать заделы и показать, что они работают».

 
В Омской области на одном из промыслов «Газпромнефти» работает полупромышленная установка по преобразованию попутного газа в метан, используемый как топливо для местной энергоустановки. Идея проработана в Институте катализа, «железо» изготовлено на его дочернем инновационном предприятии. «Всё готово к широкому внедрению, вопрос только в деньгах», — поделился академик В. Пармон. В большинстве других ситуаций возникает два других препятствия общего порядка. Первым из них учёный назвал отсутствие единой государственной научно-технической политики и координации работ на высшем уровне: «В СССР был Госкомитет по науке и технике, сейчас всё разбросано».
 
Второй тормоз, со слов Валентина Николаевича, таков: «Проблема российской промышленности даже не в том, что она сама по себе инертна, а в том, что почти повсеместно управляется не инженерами, а экономистами. Они труднее идут на риск, чем технические специалисты».
 
Подготовил Андрей Соболевский
 
Фото Юлии Поздняковой
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 4.7 (3 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus