Сегодня - 26.02.2020

Миф о бесплодных недрах

17 октября 2011

Принято считать, что Новосибирская область бедна полезными ископаемыми. Некоторые политики и маркетологи даже пытаются представить это конкурентным преимуществом региона: наука, инновации и логистика развиваются здесь будто бы из-за отсутствия «сырьевого проклятия». Но так ли это? Об этом мы спросили директора Института геологии и минералогии им. В.С. Соболева СО РАН и депутата Законодательного собрания Новосибирской области член-корреспондента РАН Николая Петровича Похиленко.

Николай Похиленко- Такая постановка в принципе не верна. И я стараюсь доказать это в общении и с губернатором Новосибирской области Василием Алексеевичем Юрченко, и со спикером областного Заксобрания Иваном Григорьевичем Морозом. На мой взгляд, самое ценное, что у нас есть – это сапропелевые илы. Запад Новосибирской области и восток Омской буквально испещрены  мелководными озерами, пресноводными и солёными. И в тех,  и в других водятся мельчайшие ракообразные, чьи хитиновые оболочки после смерти организмов создают мощные донные отложения.  Образующиеся таким образом сапропелевые илы богаты микроэлементами и гуминовыми кислотами. Это очень ценное удобрение для зерновых культур и овощей, а также натуральная, экологически чистая,  кормовая  добавка в животноводстве и птицеводстве. И для растений, и для животных сапропели являются естественными стимуляторами роста. Продуктивность в растениеводстве возрастает в полтора раза! С точки зрения экономической стратегии, использование сапропелей означает получение огромных объемов экологически чистой сельхозпродукции - совсем не по тем завышенным ценам, которые мы сегодня платим за нее. Установленный объем прогнозных ресурсов сапропелевых илов Юго-Западной Сибири – 17 миллиардов тонн, это колоссальная цифра. Поэтому можно смело говорить и об экспортных перспективах, поскольку конкретный интерес к нашим сапропелям проявляют сегодня в Китае, Корее, Малайзии, Индии и других странах.

У сапропелевой проблематики есть своя история. В 1980-х годах она была обозначена в программе «Сибирь», ряд хозяйств Новосибирской и Омской области начали работу и получили хорошие результаты…Но начались «лихие 90-е» и всё провалилось…Кстати, председатель нашего Заксобрания Иван Мороз был директором совхоза в Доволенском районе, где сапропелевые удобрения использовались на опытных делянках и были получены очень обнадёживающие результаты. И когда год назад, во время избирательной кампании Мороз посетил это хозяйство, то увидел, что сорняки на тех делянках, давно заброшенных, всё равно  вымахали в человеческий рост.  Грустное, но доказательство. А ведь сапропелевые илы ценны еще и тем, что могут использоваться буквально на месте добычи. Они не требуют сложной обработки и обогащения: вычерпал, высушил, гранулировал – и всё. Конечно, это мнимая простота. Илы пресных и соленых озёр следует тщательно изучить и классифицировать: какие больше подходят в качестве удобрений, а какие – для животноводства и птицефабрик, а какие  могут применяться  в бальнеологических целях. Думаю, что в Сибирском отделении РАН следует открыть междисциплинарный проект с привлечением наших биологов, медиков, почвоведов, а также специалистов Россельхозакадемии.

- А как у нас с более известными полезными ископаемыми? Ведь на территории Новосибирской области добываются в ограниченном объеме чистейший антрацит и легкие нефти, но, насколько известно, и запасы их невелики, и себестоимость весьма высока?

- Так оно и есть. И ничего особенного не ожидается: новый Самотлор в Кыштовке непредставим. Но запасы природного сырья Новосибирской области не ограничиваются нефтью и углём. В Ордынском районе обнаружено интересное месторождение, которое разведано и поставлено на баланс. На глубине около 100 метров залегают богатейшие титан-циркониевые россыпи. Цирконий, в частности, используется для изготовления ТВЭЛов: в трубки из этого крайне тугоплавкого материала закладываются урановые таблетки, и большую потребность в цирконии испытывает Новосибирский завод химконцентратов. Он как раз производит ТВЭЛы для атомных реакторов, в том числе на быстрых нейтронах,  но вынужден завозить это сырье со стороны. Запасы Ордынского месторождения по цирконию – 16% общероссийских, это очень перспективно.

Важно и то, что россыпи состоят из трех компонентов, и все три очень востребованы именно в Новосибирской области. Про цирконий я уже сказал. Затем – титаномагнетит и ильменит, из которых извлекается используемый в авиастроении титан. Наконец, это чистейший кварцевый песок. Новосибирский завод «Экран» – крупнейший за Уралом производитель стеклотары, и, оказывается, запасы сырья для него есть буквально в 100 километрах. К тому же существуют  простые и высокоэффективные методы разделения этих полезных ископаемых. Титановые  минералы отделяются магнитами, а цирконийсодержащие - вдвое тяжелее кварцевого песка и сепарируются гравитационным способом.

- Ордынский район – это еще и большая рекреационная зона. Насколько близко месторождение расположено к Обскому морю, к прибрежным борам?

- Во-первых, оно находится в глубине территории, в обычной лесостепи. Во-вторых, его освоение не требует больших вскрытий земной поверхности, это уже установлено. Есть технологии вымывания руд и песка гидромониторами. Обогащения на месте, зачастую довольно «грязного», на этом месторождении тоже не требуется.

- В своё время в Маслянинском районе были золотые прииски, но затем они были истощены и заброшены. Есть ли перспективы по обнаружению новых запасов драгметаллов в Новосибирской области?

- Все аллювиальные отложения  Верхнего Приобья засорены тонкодисперсным золотом…

- Парадоксально звучит – «засорены золотом»!

- Да. Это крошечные частицы, от нескольких микрон до, в лучшем случае, 10-20 микрон. К тому же эти частицы очень рассеяны в породе. Но выявлена перспективная зона, идущая из Маслянинского района в Искитимский, затем через Колывань в Томскую область,  на которой можно локализовать участки с промышленными концентрациями золота. В этой зоне вполне вероятно выявление участков с  содержанием тонкодисперсного золота от 1-2  до 10 грамм на тонну. И есть достаточно лёгкие технологии его извлечения из породы, так называемое кучное выщелачивание. Разумеется, вскрышных работ не миновать, но сегодня есть достаточно эффективные  технологии рекультивации, в том числе и разработанные в СО РАН. Но до этого следует всерьез исследовать этот подземный «Млечный путь» золотых частичек, чтобы чётко оконтурить участки их наивысшей концентрации. Тут еще работы непочатый край.

- Как вы представляете организацию промышленного освоения месторождений Новосибирской области? Потребуют ли они крупных инвестиций, прихода в область федеральных добывающих компаний?

- Крупных инвестиций не избежать в случаях с Ордынским месторождением и добычей тонкодисперсного золота. Но инвестировать могут не  обязательно «варяги». Не вдаваясь в подробности, скажу, что серьезный местный бизнес и представители исполнительной власти проявили внимание  к этим запасам.  Что же касается сапропелевых илов, то ко мне уже обратился предприниматель из Барабинска, который за счет собственных средств готов налаживать сначала опытное производство сапропеля, а затем использовать его в своих хозяйствах. Есть интерес и со стороны других производителей сельхозпродукции – с представителями этой отрасти я планирую инициировать специальное совещание.

- То, что вы рассказали, Николай Петрович, вряд ли вызовет восторг у идеологов продвижения Новосибирской области как «умной по бедности». Вы, известный специалист прежде всего по алмазам, не опасаетесь упрёков в том, что  касаетесь других полезных ископаемых?

- В науках о Земле традиционна  междисциплинарная прозрачность. Когда мы учились в университете, то получали широкий диапазон базовых знаний: например, по общим условиям формирования угольных и нефтяных месторождений, если говорить о полезных ископаемых. Затем, естественно, началась более узкая специализация. Но когда надо, геолог способен достаточно быстро включиться в смежную проблему – как, например, в случае с редкоземельными элементами. Я знаю, что такое карбонатиты, как они образовались, почему в них много «редких земель» и тому подобное. Еще большей междисциплинарности требует такая работа, как прогнозирование и оценка запасов полезных ископаемых – здесь подключаются и геофизика, и математическое моделирование, и другие методы.

Беседовал Андрей Соболевский

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus