Сегодня - 23.09.2019

Многополярный Академгородок

04 июля 2014

Что представлял из себя новосибирский научный центр до начала реформы РАН, и что с ним происходит теперь? Какие риски и даже угрозы можно предусмотреть, проработать, предотвратить? Об этом с нашим корреспондентом беседует член президиума Сибирского отделения РАН, депутат Совета депутатов г. Новосибирска академик Николай Захарович Ляхов.

Николай Ляхов— Для начала замечу, что внешне никакой радикальной ломки сложившегося баланса у нас не наблюдается. С начала 2014 года добавился ещё один субъект, управляющий федеральной собственностью — ФАНО (кстати, это агентство до сих пор не сформировало в Новосибирске свой территориальный орган). Формальность? Казалось бы, да. Научные институты продолжают принадлежать Российской Федерации, технопарк — Новосибирской области (де-факто, хотя это открытое акционерное общество). Федеральными являются и университет в подведомстве Минобрнауки, и военное училище Минобороны. Сибирское отделение РАН также остается распорядителем части имущества и земель РФ. Не будем забывать про достаточно заметное присутствие в районе частного бизнеса, не только торгово-сервисного, но и таких крупных игроков, как, например, Центр финансовых технологий (ЦФТ). Ну и, конечно, вся территория Академгородка «пронизана» муниципальным управлением (школы, детские сады и так далее). На первый взгляд, по общей принадлежности земель и объектов картина не изменилась.

— Вы всё время акцентируете: перемены несущественны внешне, на первый взгляд…

— Именно так. Только на первый взгляд. Вернёмся к Сибирскому отделению. В его ведении остались активы как профильные (например, Выставочный центр СО РАН, ориентированный на пропаганду науки, общежития, служебные квартиры и прочее), так и непрофильные ( яркий пример — здание Торгового центра по улице Ильича). Но СО РАН потеряло градообразующую функцию. До 2014 года оно было мажоритарием, и все деловые люди понимали, что по властным вопросам надо обращаться в администрацию Советского района, а по всем хозяйственным, инфраструктурным — в Сибирское отделение. И наличие единого управлящего — единственная гарантия целостности Академгородка, сохранение его таким, какой он есть. Территория научного центра административно никак не обозначена. И если субъекты, управляющие здесь федеральными (или муниципальными) землями и объектами, начнут распоряжаться ими на своё усмотрение, без согласования друг с другом, то можно ожидать любого развития событий.

Многое будет зависеть от личностного фактора: что за человек возглавит Сибирский территориальный орган ФАНО, как он будет контактировать с руководством СО РАН, когда и каким будет соглашение между этими субъектами. Недавно прошло вручение ключей от служебных квартир: как сотрудникам институтов, попавших в ведение ФАНО, так и работникам непосредственно Сибирского отделения РАН. Жильё было приобретено на средства СО РАН, полученные в рамках целевой программы,  и находится в его распоряжении (точнее, в оперативном управлении, как и другое федеральное имущество). И что же? К нам пришло письмо от одного из заместителей главы ФАНО  Алексея Медведева, в котором чёрным по белому написано, что «... действующее законодательство не предусматривает возможность... заключать договора найма служебного жилого помещения с работниками организаций, подведомственных ФАНО». Эта проблема касается и общежитий, и коттеджей: они остались в ведении СО РАН, но в них теперь проживают сотрудники институтов, перешедших в ведение федерального агентства. Под большим вопросом оказались «жилищные цепочки», по которым, например, человек переезжал в служебную квартиру, освобождая комнату или «койкоместо» для молодого коллеги.  По большому счету, это искусственные барьеры, появившиеся в результате непродуманных реформ Академии наук.

— В масс-медиа по этому поводу появляются скороспелые комментарии и прогнозы: мол, произошел переворот, и в Академгородок пришёл другой хозяин — ФАНО.

— Федеральное агентство не может стать определяющим игроком на нашей территории, хотя бы потому, что около её четверти по-прежнему находится в бессрочном пользовании СО РАН. Появление новой  структуры привносит, как я показал, дополнительные сложности, но никак не единовластие. Если использовать геополитический термин, то Академгородок становится многополярным. Один полюс — ФАНО, другой — СО РАН, кроме них есть достаточно мощный, но при этом разрозненный конгломерат: НГУ, технопарк, частные компании, клиника Мешалкина…

И все они, повторюсь, действуют на территории, которая никак не конституирована административно. В охранную зону объекта культурного наследия удалось включить не весь Академгородок — за её рамками осталась практически вся нижняя зона, Ельцовка, Шлюз. Да, основная часть земель принадлежит Российской Федерации. Но это сегодня. Завтра же вполне представима передача каких-либо участков в муниципалитет. Вы же знаете, как это происходит у нас в стране — достаточно одной просьбы. И что дальше? Точечная застройка крайне рентабельными жилыми высотками, как по всему Новосибирску? Личность мэра, уверяю вас, в этом вопросе особого значения не имеет: экономические интересы важнее всего прочего.

— Об угрозе передачи застройщикам каких-то земель в Академгородке говорили немало, подчас весьма нервозно. Но ведь ничего подобного так и не случилось?

— Напомню, что по сей день научные институты, все их строения, установки, вспомогательные сооружения, техническое службы и всё прочее расположены на едином земельном участке, находящемся в пользовании СО РАН. До сих пор оно выступало единым плательщиком налога на землю, который компенсировался из федерального бюджета. С приходом ФАНО эта схема, очевидно, уйдёт в прошлое, и участки для каждого института будут отмежёваны отдельно. Хотим мы этого или не хотим, в Академгородке произойдёт дробление территории на ареалы разноведомственных субъектов, принимающих разные решения в пределах своей компетенции. Попробуйте удержать весь этот конгломерат от центробежных проявлений!

Больше всего меня беспокоит, что осталось каких-то полгода до завершения предложенного Президентом РФ  Путиным моратория на отчуждение активов, ранее находившихся в управлении РАН. Что дальше? В условиях, когда Академгородок стал многополярным (повторюсь, одним из полюсов остаётся Сибирское отделение), надо крепко задуматься о том, что нам снова требуется «самый главный», чтобы уникальное территориально-экологическое образование не растащили по кусочкам.

— На одном из круглых столов «Технопрома-2014» председатель СО РАН академик Александр Асеев говорил, что в организации науки и инноватики от дисперсии, от дробления фондов и грантов, от малых предприятий и лабораторий надо возвращаться к интеграции, к созданию мощных надведомственных консорциумов. Может ли пойти по такому пути Академгородок, как территория науки, образования и инноваций?

— Прежде всего, к концу 2014 года должно быть подготовлено хорошо проработанное, сбалансированное по интересам, единое соглашение между, как минимум, ФАНО (головным или территориальным органом в зависимости от полномочий), СО РАН, мэрией Новосибирска с участием, возможно, НГУ и Технопарка. Как только будет утверждён Устав РАН и появится соглашение Академии и федерального агентства, надо будет быстро браться за эту работу.

— А что должно стать основной договорённостью?

— Нужна управляющая компания (условно) федерального уровня. Созданная по инициативе «подписантов» вышеупомянутого соглашения на основании специального правительственного документа. Для уникального места нужны уникальные решения. Возможно, в ведение этой структуры не попадёт всё множество субъектов Академгородка (те же частные компании), но всё равно она займёт важнейшее место «главного игрока», которое полстолетия принадлежало Сибирскому отделению.

— Но ведь идея особого управляющего органа для Академгородка уже высказывалась неоднократно: общественный совет, самоуправление… Теперь ожидаются поправки в федеральный Закон, которые позволят избирать депутатов районного уровня…

— Поймите, все такие собрания, самой разной легитимности и состава, имеют одно общее свойство. Это отсутствие каких-либо ресурсов, кроме, разве что, собственной зарплаты и денег на канцелярию. Академгородку нужен не парламент, а распорядитель. Орган, который будет сохранять и развивать научно-инновационный, инфраструктурный, жилищный, экологический комплекс не на словах, а на деле.

— Насколько высока вероятность реализации вашего предложения? Сначала соглашение очень разных по своей природе субъектов, затем продвижение правительственного решения об управляющей компании…

— Политика есть искусство возможного. Для начала надо искать и убеждать потенциальных союзников. Новый мэр Новосибирска Анатолий Локоть в прямом смысле «повернулся лицом к науке», буквально через несколько дней после вступления в должность посетил Академгородок и выступил на заседании Президиума СО РАН с программным заявлением. С руководством НГУ у Сибирского отделения налажено, по понятным причинам, хорошее взаимопонимание. Многое будет зависеть от местного органа ФАНО: не только и не столько от личности руководителя, сколько от уровня его полномочий. Но если ничего не предпринимать, то в итоге мы и получим Ничто.

Беседовал: Андрей Соболевский

Фото: Юлия Позднякова
 

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus