Сегодня - 23.09.2019

Модно ли быть умным?

13 октября 2015
 
Ученые во все времена вели просветительскую деятельность, и сейчас эта большая и нужная работа выходит на новый уровень. По всей стране проходят фестивали и встречи с исследователями, где любой желающий может прикоснуться к миру фундаментальных знаний. О своих взглядах на популяризацию науки рассказал известный лектор, старший научный сотрудник Института проблем передачи информации РАН кандидат биологических наук Александр Панчин, приехавший в Новосибирск на EUREKA!FEST.
 
— Александр, вы много ездите по России, выступаете с докладами, вас цитируют на разных порталах. Как вы можете оценить отношение в обществе к ученым в наши дни?
 
— Я думаю, что большинство людей вообще не интересуются наукой. Есть ученые-популяризаторы и те, кто посещает их лекции, science slam'ы и другие подобные мероприятия, а также подписаны на тематические группы в социальных сетях: у нас своя тусовка. Таких энтузиастов может быть достаточно много в некоторых отдельных городах, но не в масштабах страны. Поэтому, когда встают вопросы о проблемах науки и образования, значительную часть наших граждан эти вопросы не волнуют. А зря.
 
— У нас в Академгородке популяризаторское движение сконцентрировано вокруг НГУ и технопарка, а самой популяризацией занимаются ученые институтов СО РАН и СМИ — как, например, «Наука в Сибири». В столице все работает по подобной схеме?
 
— В Москве нет подобного центрального места — может быть потому, что именно в нашем городе число тех, кому это интересно, довольно велико. Есть целый ряд площадок и проектов. Проводится много мероприятий, и собрать на хорошего лектора несколько сот человек при желании — не проблема. Однако бывает сложным привлекать на подобные мероприятия новых людей, не из «тусовки». Кто-то вообще не знает, что в городе проводятся интересные научно-популярные лекции.
 
Александр Панчин— Как же решить эту проблему? Давать больше рекламы?
 
— Не только. Было бы здорово, если бы работодатели устраивали научно-популярные лекции для своих сотрудников, приглашали известных ученых. После таких мероприятий люди бы начали интересоваться, где еще проходят подобные встречи. К тому же, это неплохое повышение квалификации, потому что дополнительные знания полезны во всех профессиях. Но популяризация не может заменить обучение. Мы пытаемся пробудить у слушателей интерес к самообразованию, чтобы они попробовали узнавать больше, когда выйдут из лекционного зала.
 
— Но ведь помимо этого нужно научить людей отличать достоверную информацию от псевдонаучной...
 
— Если бы я знал, как сделать это в широких масштабах! На мой взгляд, единственный путь — учить людей мышлению и показывать, какие при этом могут быть ошибки. Если человек будет знать о них, то задумается, можно ли доверять источнику той или иной информации. Есть надежда, что в этом случае количество заблуждений у людей сократится. Я периодически выступаю с лекциями о том, как отличить науку от лженауки.
 
— А какие темы, на ваш взгляд, могут заинтересовать публику, которая слабо интересуется наукой?
 
— Существует очень перспективное направление, которое развивается, хоть и медленно, и в России на стыке науки и искусства. Например, можно взять генетически модифицированные бактерии и ими нарисовать какую-нибудь картину на чашке Петри. Или можно сделать красивые фотографии морских обитателей, как это делает Александр Семенов из проекта Aquatilis, чтобы заинтересовать людей морской биологией. Вообще, в науке много поэтичного и красивого, и есть люди, которые одинаково интересуются и инновациями, и культурой. Поэтому имеется отличная возможность совместить две этих сферы и расширить аудитории как научно-популярных мероприятий, так и художественных выставок.
 
— Реально ли приглашать зарубежных ученых к выступлениям на научно-популярных мероприятиях?
 
— Мои знакомые пытались пригласить для выступления Ричарда Докинза — знаменитого британского биолога-эволюциониста и популяризатора науки.  Как выяснилось, это очень дорого. Нужно оплатить билеты, гостиницу и пообещать, что на лекцию придет огромная аудитория. Ради 500 человек он не поедет, а собрать крупный концертный зал практически невозможно. Этот проект был выложен в интернет, и заинтересованность высказали несколько тысяч человек, но в лучшем случае пришла бы лишь четверть из них. Кроме того, иностранный спикер будет говорить на своем языке, и здесь неизбежно возникает проблема перевода. Все это в принципе решаемо, но у большинства людей, занимающихся популяризацией науки, пока недостаточно сил и средств на организацию мероприятий международного масштаба. 
 
Александр Панчин— Возможно, телевидение сыграет положительную роль в популяризации науки? Есть же такие каналы, как Discovery или National Geographic.
 
— У них очень много околонаучных передач, что в какой-то степени хорошо: они помогают держать аудиторию. Но реальность такова, что если вы делаете узкоспециализированный научный канал, то его будут смотреть только свои — те, кто и так интересуются подобными вопросами. Совсем другое дело, если что-то хорошее про науку будут показывать по центральным каналам после вечерних новостей — тогда эти передачи смогут посмотреть много людей, и кто-то увлечется ими всерьез. А пока что телевидение используется совсем не в целях образования и просвещения, и зачастую умножает существующие у людей заблуждения. 
 
— Есть ведь и такой канал как интернет — те же научные сайты.
 
— Сеть — прекрасное изобретение, но его главный плюс можно назвать и главным минусом: там есть абсолютно все. Если вы хотите найти интересную научную передачу, то без труда ее найдете. Вопрос в том, как сделать так, чтобы человек, которому это не приходило в голову, захотел ее посмотреть. И, например, контекстная реклама — не очень помогает поиску нового: если вы интересовались жизнью поп-звезды, вам предложат купить билеты на ее концерт, а не дадут ссылку на научный материал. Нам очень помогают социальные сети, которые вполне эффективно работают. Человек подписывается на какие-то научно-популярные страницы, постит их себе в ленту, а ее читают его друзья. Сейчас идет создание моды на науку, и нам нужно как можно больше говорить, что ходить на научные мероприятия — это актуально и круто. Если ты посещаешь лекции и science slam'ы, то можешь рассказать умные вещи, с тобой всегда есть, о чем поговорить.
 
— Но ведь такие события все равно проходят только в тех городах, где есть определенная научная и инновационная база?
 
— Это не совсем так. Подобные фестивали проводятся в очень многих городах России, а не только в Москве и Новосибирске. Недавно я был в Татарстане, где состоялось мероприятие «Думай, Казань!», организованное людьми, не имеющими прямого отношения к науке. Там есть меценат, который привозит лекторов, созывает дискуссии. Есть подобные проекты в Самаре и Уфе и в других городах. 
 
Александр Панчин
 
— Можно ли сказать, что одна из важнейших целей таких фестивалей и лекций — пробудить в тех, кто заканчивает школу, интерес к науке и побудить их получить высшее образование?
 
— Конечно. Технологии развиваются очень быстро, а мозг с возрастом утрачивает пластичность. Осваивать новые методы и подходы в раннем возрасте легче. Тем кто сейчас поступает в вузы, предстоит совершать следующие великие открытия, и поэтому будет очень здорово, если мы привлечем в университеты и институты как можно больше умных людей. Сейчас становится понятным, что можно решить многие проблемы человечества, раньше казалившиеся непреодолимыми. Например, мы научились лечить наследственные заболевания с помощью генной терапии и продлевать жизнь грызунам на 30-40%, используя стволовые клетки и определенные препараты. Есть огромный прорыв в области искусственного интеллекта. И сейчас очень нужны люди, которые будут развивать эти принципиально важные новые технологии.
 
— Многие знают популяризаторов науки по именам и в лицо, но часто остается за кадром, чем они занимаются на своей основной работе.
 
— Я биоинформатик, занимаюсь математической биологией и участвую в нескольких проектах. В рамках одного из них мы изучаем, чем отличаются микробы, живущие в здоровых глазах, от тех, что появляются при бактериальном кератите (воспалении роговицы, имеющем инфекционную природу). Также мы разрабатываем некий автоматизированный подход для того, чтобы искать у живых организмов гены, которые достались им не от предков, а были привнесены с помощью горизонтального переноса. Третий проект посвящен изучению эволюции генома человека — в частности, процессам мутагенеза. Существуют эпигенетические факторы, когда у вас есть молекула ДНК, состоящая из четырех нуклеотидов — a, t, g и c, и к ним присоединяются некие химические довески. Мы пытаемся разобраться с тем, как эти довески влияют на мутационные процессы.
 
— Можете ли вы дать несколько советов начинающим популяризаторам науки, как им вести свою лекцию максимально увлекательно?
 
— Нужно уметь разбавлять сухую научную информацию какими-то шутками, забавными историями, которые привлекают внимание, чтобы народ не заснул. Необходимо быть лаконичным и помнить, что время (как лектора, так и слушателей) — это очень ценный ресурс, который не нужно тратить зря. А главное — не стоить забывать одну из важных формул хорошего популяризатора: читай свою лекцию так, чтобы ее понял слушатель даже с минимальным набором знаний.
 
Беседовал Павел Красин
 
Фото предоставлены Александром Панчиным
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus