Сегодня - 21.04.2021

«Моя работа — это моя жизнь»

09 марта 2021

Исторически Международный женский день связан с борьбой за эмансипацию. Наука — это та область, где тема равноправия на протяжении долгого времени вызывала множество дискуссий. О роли женщины-ученого мы поговорили с заведующей лабораторией биоорганической химии ферментов Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН профессором, академиком Ольгой Ивановной Лаврик.

Ольга Лаврик
Ольга Лаврик

— Ольга Ивановна, совсем недавно Вы были удостоены почетного звания «Заслуженный деятель науки Новосибирской области». Расскажите, а с чего все начиналось? Почему Вы решили избрать для себя такой путь — прийти в науку?

— Это новое звание, позиционирующее Новосибирск, в частности Академгородок, как центр российской науки. Получить его было для меня большой честью, ведь за этим стоит вся моя жизнь.

Еще в школе я интересовалась химией. У меня тогда было такое увлечение — познавать сложные химические процессы. Казалось, чем они сложнее, тем любопытнее. Постепенно я стала понимать, что больше всего мне интересно, как идут химические реакции в живой клетке. Поэтому, то, чем мы сегодня занимаемся — биохимические реакции, катализируемые ферментами в системах репарации ДНК,— это потрясающе интересная область молекулярной биологии. Репарация ДНК обеспечивает стабильность генома человека, то есть защищает от болезней и от старения.Несмотря на активный интерес к исследованию этих систем во всем мире, здесь еще много неизвестного. Поэтому очень увлекает постоянная возможность новых открытий и их безусловная важность для развития современной медицины.

Относительно выбора пути — всё случилось как-то естественно. К счастью, был организован Новосибирский государственный университет, и у меня не было никаких сомнений, что я должна поступить в НГУ, а наука — то, чему я хочу себя полностью посвятить. Конечно, всё шло из детства, во многом меня поддерживала моя мама, которая тогда специально выписывала научно-популярные журналы,а также  воспитала во мне главное — трудолюбие.

В школе был очень хороший преподаватель химии —это, конечно,было очень важно. Однако биологией я интересовалась сама, когда стала целенаправленно готовиться к поступлению в университет на факультет естественных наук.

— А в университете с Вами училось много женщин?

— Да, на нашем потоке в основном были девочки.Спрашивали нас немного жестче, чем мальчиков. Я помню свой экзамен по молекулярной физике. Тогда наш преподаватель, замечательный ученый профессор, доктор физико-математических наук Анатолий Израилевич Бурштейн, заглянув в моюзачетную книжку с одними пятерками, решил немного разнообразить наш экзамен и проверить меня на прочность. Пришлось отвечать на все вопросы, на которые не сразу ему отвечали однокурсники. Хоть всё и закончилось заслуженной пятеркой и поздравлениями Анатолия Израилевича, для меня это был один из самых трудных экзаменов, длившийся несколько часов. Ведь тогда передо мной стояла задача: получить высший балл и, безусловно, оставить возможность для получения хороших оценок моим друзьям, параллельно сдававшим экзамен.

Надо сказать, наш выпуск химиков ФЕНа в целом был школой женских научных кадров. Вместе со мной закончили университет мои коллеги, работающие до сих пор в нашем институте: профессор, доктор химических наук Валентина Филипповна Зарытова, главный научный сотрудник лаборатории ферментов репарации профессор, доктор химических наук Валентина Николаевна Бунева, а курсом младше — заведующая лабораторией структуры и функций рибосом ИХБФМ СО РАН профессор, доктор химических наук Галина Георгиевна Карпова. В нашем институте вообще большой процент женщин-ученых.


Ольга Лаврик с учениками

— Какое тогда было отношение к женщинам-ученым?

— После окончания университета я сразу поступила в аспирантуру, тогда моим руководителем был основатель Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН (тогда — Институт биоорганической химии СО РАН. — Прим. автора) академик Дмитрий Георгиевич Кнорре. Мне очень повезло, потому что созданный Дмитрием Георгиевичем коллектив состоял из совершенно блестящих ученых. Например, моим первым руководителям курсовой работы был Лев Степанович Сандахчиев, будущий академик и создатель научного центра вирусологии и биотехнологии «Вектор». Михаил Александрович Грачёв, также будущий академик, помогал мне ставить биохимические эксперименты и многие другие. Это была очень сильная научная школа, и я не помню, чтобы был такой акцент — ты девочка, потому ничего не сможешь. Даже скорее наоборот. Я очень эмоционально воспринимала какие-либо свои неудачи, а коллектив ко мне сердечно относился и всегда стремился помочь. В этой команде ученых мое увлечение наукой только усилилось: каждый день у нас возникали интересные научные дискуссии. То была особая атмосфера, которая, безусловно, очень важна для молодого ученого, и неважно, мальчик ты или девочка. Для меня было большое счастье и незабываемое время работать в этом коллективе. Все главные трудности начались гораздо позже, уже на следующих этапах жизни.

— Существует мнение, что женщинам в науке труднее, чем мужчинам…

—Я, безусловно, с этим согласна, и это обстоятельство связано не только с другими обязанностями женщины. Это очень серьезная тема со множеством оттенков. Эта тема не для короткой статьи. Поговорим о самом простом. Работа в науке не означает, что ты занимаешься ей только в рабочее время. Если ты по-настоящему занят научным исследованием, то должен работать гораздо больше, даже когда дверь института закрывается. И насколько женщина может себя этому посвятить и чем-то пожертвовать — это большой вопрос. Я всё же считаю, что по-настоящему увлеченные наукой женщины способны сделать достойную научную карьеру, при этом уделяя внимание семье. Кстати, именно для детей очень важен пример успешной матери. Конечно, поддержка семьи просто бесценна. Так показывает мой личный опыт и опыт других ученых-женщин. Например, директор Новосибирского института органической химии им. Н. Н. Ворожцова СО РАН доктор физико-математических наук Елена Григорьевна Багрянская руководит институтом и активно занимается наукой. Ее работы получили большое международное признание. Недавно она была награждена серебряной медалью Международного союза ЭПР (International ESRsociety). При этому Елены Григорьевны двое детей и пятеро внуков. Человек способен на многое, лишь бы был соответствующий вектори желание состояться в науке.

— Есть какие-то личностные качества, без которых женщине-ученому невозможно построить карьеру?

— Главные факторы — это талант и трудолюбие. Конечно, в характере должна быть настойчивость в достижении поставленной цели и вера в себя, поскольку путь в науке для женщины не усыпан розами. Нет, и шипы тоже встречаются, и еще какие. .
Хочу заметить, что коллектив нашей лаборатории биоорганической химии ферментов в основном женский. Некоторые из сотрудников старшего поколения, такие как ведущие научные сотрудники доктора наук Нина Александровна Моор, Светлана Николаевна Ходырева, — это биохимики мирового класса, есть талантливое среднее поколение. Я очень надеюсь, что и молодое поколение лаборатории будет следовать по нашим стопам и развивать нашу школу в будущем.

— Чем бы Вы могли заниматься, если не наукой?

— Сложно сказать, но профессия должна быть творческой, именно эта сторона меня привлекает в науке. С позиций общественной деятельности хочется поддерживать карьеру женщин в науке всеми  силами, которые у меня есть. Для будущего страны важно сохранить высокий уровень отечественной науки. Необходимо преодолеть опасные турбулентные течения, которые разрушают в стране как науку, так и Академию наук. Женщины-ученые, по моему мнению, могут внести в эту борьбу серьезный вклад, используя любые трибуны.

Конечно же, у меня есть и некоторые другие увлечения, такие как театр , в особенности балет. Я люблю путешествовать, но активно смогли путешествовать сравнительно недавно. Также мне нравятся бальные танцы. К ним меня приобщил мой муж, Николай Львович Лаврик, который еще с университетских времен этим увлекался. Мы занялись танцами после окончания университета , а потом у меня был многолетний перерыв, я полностью ушла в работу: защита докторской диссертации, развитие лаборатории, работа в 1990-е за рубежом. Для тренировок у меня не находилось времени. Вновь начали танцевать уже в нулевые годы, в основном в отпуске.Сейчас периодически посещаем танцевальный клуб Дома ученых, но времени по-прежнемуна это категорически не хватает…

— А есть ли примеры женщин в науке, которые Вас вдохновляют?

— Конечно, Мария Склодовская-Кюри — ученый с мировым именем, пример редкого самопожертвования ради науки. Также замечательный французский ученый Марианн Грюнберг-Манаго — выдающийся молекулярный биолог. Ее работы сыграли большую роль в расшифровке генетического кода. Марианн Грюнберг-Манаго стала первой в истории женщиной, избранной президентом Французской академии наук, руководителем Европейской федерации биохимических обществ, была организатором российско-французского сотрудничества, много лет под ее руководством проходили российско-французские симпозиумы в России и во Франции. Меня восхищал ее невероятный талант общения с людьми, огромное трудолюбие, а также постоянный интерес к российской науке и России,так как она была из семьи русских эмигрантов времен революции.

— Что бы вы хотели передать от себя молодым девушкам-ученым?

— Главное — не терять веру в себя и настойчиво идти к поставленной цели, а также хочу поздравить всех с наступившим праздником весны!

Беседовала Анастасия Федотова

Фото Екатерины Пустоляковой (1), предоставлены Ольгой Лаврик (анонс, 2)

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus