Сегодня - 06.07.2020

Наука говорить начистоту

01 июля 2015
Системные проблемы нового этапа социально-экономического развития Арктики вскрываются на примере Якутии.
 
Выездное заседание Президиума РАН в ЯкутскеВыездное заседание Президиума РАН в Якутске открылось семью тематическими круглыми столами. Интегрирующим можно назвать один из них — с громоздким, зато почти всеобъемлющим названием «Определение стратегических направлений экономической политики для совершенствования методов регулирования территории Якутии: оценка ресурсного и производственного потенциала региона, снижение уровня социального и имущественного неравенства населения, коренное улучшение демографической ситуации».
 
Колосс на сырьевых ногах
 
Якутия — классический сырьевой регион. «Ближайшие 35-40 лет стержнем развития экономики республики будет нефтегазовый комплекс, который сегодня набирает полную мощь», — сказал научный руководитель Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН академик Алексей Эмильевич Конторович. «Набор полной мощи» обеспечивают, с одной стороны, нефтепровод «Восточная Сибирь — Тихий Океан» (ВСТО) и начало строительство газопровода «Сила Сибири», с другой — освоение углеводородных месторождений разной мощности. Речь идёт о Лено-Вилюйской нефтегазоносной области и Западно-Ленском районе, где залегает, по словам А. Конторовича, самая древняя в мире нефть. Согласно прогнозу ученого, в 20-30 гг. XXI века Республика Саха станет поставлять на российский и мировой рынки 13-16 млн тонн нефти ежегодно. Максимальный уровень добычи будет достигнут в 2024-2026 годах.
 
Алексей КонторовичСегодня в работе 15 месторождений нефти разной ёмкости, крупнейшим среди них является Средне-Ботуобинское с общим запасом в 120 миллионов тонн. С 2016 года добыча на нём выйдет на рубеж 6 млн тонн ежегодно. Суммарные резервы газа в Якутии А. Конторович оценил в 14 триллионов кубометров: это приблизительно равно ресурсу Уренгойского месторождения. Правда, учёный сделал два предупреждения. Первое: «Объём добычи газа будет зависеть от спроса на него, в том числе и за рубежом». Второе: при том, что запуск «Силы Сибири» (на строительство которого «Газпром» в 2015 году намерен направить около 42 миллиардов рублей!) позволит, в перспективе, обеспечить голубым топливом Ленск, Олёкминск, Алдан, Нерюногри и другие поселения, корпорация должна подвести трубопроводы только до их границ. А вот внутренние коммуникации — обязанность муниципалитетов, у которых может не быть на это средств. Поэтому учёный призвал «…самым беспощадным образом добиваться того, чтобы максимум доходов от нефтегазового комплекса республики оставался на её территории».
 
Якутские недра содержат и алмазы, и уголь, и редкоземельные металлы. Но разведать и добыть их — ещё не значит обогатить республику и ее жителей. Кандидат экономических наук Владимир Петрович Григорьев из Отдела региональной экономики и социальных исследований ЯНЦ СО РАН показал на цифрах: добывая в России 36,9 миллионов карат в год, «АЛРОСА» является мировым лидером, обгоняя (по данным на 2013 год) международного гиганта De Beers… Но уступая ему по сбыту: в маркетинге мы традиционно отстаем. Кроме того, основную добавленную стоимость алмазу придаёт огранка, а она, в основном, производится в Нидерландах, Израиле и других странах. По якутской угледобыче Владимир Григорьев дал достаточно оптимистический прогноз: с 10 миллионов тонн в 2015 году она должна за пятилетку возрасти до 16, к 2025 году — до 20, а к 2030 году — до 22 миллионов тонн в год. На вопрос Алексея Конторовича: «Что это, анализ спроса или благие намерения?» экономист ответил: «С японскими и корейскими компаниями подписан ряд договоров». Но не уточнил, все ли контракты имеют срок действия в 15 лет…
 
Фактор времени актуален и для твердых полезных ископаемых. Взять, к примеру, тот же Томтор. «Это сырьевая база планетарного масштаба, — охарактеризовал перспективное месторождение академик А. Конторович, — ресурсов хватит на всех». Однако эксперт тут же добавил: «Мы упускаем время постоянно. Важно было успеть, пока Китай еще не монополизировал рынок редкоземельных металлов. Никакого прогресса нет, и это связано с нашей собственной, не очень умной политикой».
 
В итоге, богатейшие ресурсы — ещё не гарантия роста и благополучия. Это потенциал, на реализацию которого влияют конъюнктура мировых рынков, экономическая политика государства, качество технологий и человеческого фактора. И много что ещё.
 
Догнать и перегнать Чукотку
 
«Как нам идти? По пути экономической колонизации или социально-экономического развития?» — публично спросил коллег доцент филиала Байкальского института экономики и права Павел Иванович Васильев. Спросил риторически: понятно, что сейчас не 1930-е годы, и промышленность не может быть самоцелью. Поэтому Павел Васильев предлагает перенести акцент с необходимости развития той или иной отрасли на перспективу преобразования той или иной территории. В качестве примера он привёл посёлок Батагай, где запущена мощная солнечная электростанция, построены современные дороги и дома. Основные экономические показатели привязываются у эксперта к человеческому фактору. Валовый региональный продукт разных регионов ДВО П. Васильев  сравнивает не в абсолютных цифрах, а в пересчете на душу населения. В среднем по России получается 383 тысячи рублей (цифры округлены) в год, по округу — 450, по РС(Я) — 596. Но в лидерах — малонаселенная, зато и природными ресурсами не очень богатая, Чукотка (927) и Сахалин, где цифра перевалила за миллион.
 
Деньги на руках у граждан — вот фактор, который мы постоянно недооцениваем. Миф о «больших северных зарплатах» к Якутии относится мало: среднемесячный заработок за январь-февраль 2015 года составлял здесь 27,5 тысяч рублей, тогда как на тех же Сахалине и Чукотке — свыше 40. Республика проигрывает в привлекательности и по другим статьям: дорожная сеть слабо развита, весной и осенью доставка людей и грузов возможна только воздушным транспортом, летом прибавляются речные суда (где есть речные пути), в морозный сезон — автозимники (опять же, в основном, по рекам). Хочется ли ехать на постоянную работу в край, где заработок меньше, чем в соседних? Где уровень безработицы и так высок (7,7% — максимум по ДВО), а передвигаться проблематично?
 
Тем не менее, люди в Якутии живут и работают. В рамках проекта «Человек в Арктике» социологи обследовали население Усть-Янского района на побережье Северного ледовитого океана, откуда до Якутска по прямой тысяча километров, а наземный маршрут вдвое длиннее. Кандидат экономических наук Альбина Владимировна Трубина рассказала, в частности, о результатах опроса жителей села Казачье, где проживает 1 570 человек, из них трудоспособных — 740. Несмотря на название, напоминающее о землепроходцах, русских среди опрошенных (выборка была репрезентативной) оказалось лишь 3%, то есть пятеро. 80% жителей Казачьего составляют якуты (саха), 13% — представители коренных малых народов Севера (юкагиры, долганы). Ровно половина указала средний заработок ниже 12 тысяч рублей, еще 30% — от 12 до 25. Среди 154 респондентов здоровыми себя назвали всего 2%. Остальные жалуются на проблемы с пищеварением (38%), дыханием (26%) и прочие недуги. В трудоспособном возрасте только половина, остальные дети и старики. «Арктика стареет и продолжает терять население», — резюмировала Альбина Трубина.
 
В итоге, Арктика сама по себе заманчива только для малочисленных романтиков: морозы, гнус, тьма полярной ночи, непреодолимые расстояния… Поэтому проще всего забрасывать сюда компактные десанты хорошо оплачиваемых специалистов. А на местных жителей (пожилых, бедных и немощных) особого внимания не обращать.
 
Кадры решают всё — 2
 
Павел Васильев сравнивал цифры. Чаяндинский гелиевый комплекс требует инвестиций в 444 миллиарда рублей. Строительство нового автомобильного моста через Лену в районе Якутска может обойтись в 56 миллиардов, шахты «Чульмаканская» — в четыре. А стоимость республиканского кардиологического диспансера весьма скромной мощности (100 посещений в день и 80 коек стационара) оценена в полтора миллиарда. Конечно, республике нужны новые мосты и рудные разработки, а промышленное освоение гелиевого потенциала академик А. Конторович назвал задачей национальной важности. Но вложения в человека — тем более, не столь масштабные — не должны отставать и забываться. «Получаем крошки, как воробышки»,— вздохнул П. Васильев.
 
Да, рабочих рук в Якутии не хватает. «Если продолжится сегодняшняя демографическая тенденция, трудовые ресурсы всё равно придётся ввозить», — считает профессор Александр Андреевич Кугаевский, директор Финансово-экономического института Северо-Восточного федерального университета. Он привёл цифру: среди профессиональных строителей в Якутске доля местных кадров — только 2%, а в советское время было 12%. Шестикратное снижение говорит о покидании коренными жителями целых отраслей.
 
«Есть крупные компании, предприятия добывающей промышленности, на которых работает очень мало коренного населения», — отметил Алексей Конторович. Он считает, что подготовка и вовлечение в трудовые процессы якутских специалистов вместе с коренной реконструкцией социальной инфраструктуры — это ключевой выход из целого клубка проблем: от безработицы до межнациональных отношений. «Пока не решен вопрос, как будет устроено местное население, кочевое и оседлое, продвижения не будет»,— уверен учёный. Предлагать конкретные меры, считает А. Конторович, следует по итогам «мощного мозгового штурма», но некоторые решения уже наработаны практикой. «Надо ставить условия компаниям — открывать центры подготовки и постепенно замещать местными специалистами свои вахты, которые приезжают из Центральной России», — предложил академик. Он сослался на опыт Татарстана и Башкортостана, которые из потребителей кадров нефтяной промышленности стали их поставщиками в другие регионы страны.
 
При этом учёные далеки от уверенности в том, что готовы предложить правительству РС(Я) и её главе готовые рецепты. «Понимания того, как гармонично развивать все категории населения, у нас нет, — признал Алексей Конторович — А это вопрос громадной государственной важности». «Экономическая наука Республики Саха (Якутия), возможно, вместе с Институтом экономики и организации промышленного производства СО РАН, должна выработать некоторую концепцию, — уверен эксперт. — Президент, будь он семи пядей во лбу, теории не построит».
 
В итоге, участники круглого стола предложили внести в Программу комплексных научных исследований в Якутии четыре проекта: по комплексному изучению пространственной организации экономики и социума; по обоснованию государственной политики обеспечения комфортного жилья; по совершенствованию системы расселения и по развитию экономической зоны федеральной трассы «Вилюй».
 
Андрей Соболевский
 
Фото автора
Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 

Система Orphus