Сегодня - 13.11.2019

Не все ученые одинаково полезны

27 октября 2015

Загадочные внеземные цивилизации, страшные тайны прошлого, строительство древнеегипетских пирамид атлантами и происхождение человека от мысли ведического божества Ра — обо всем этом вы не узнаете из нашей статьи. Зато получите практически исчерпывающее руководство, как отличить настоящего ученого от суррогата. Готовую инструкцию дал на фестивале EUREKA!FEST-2015 создатель и редактор портала АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ Александр Соколов.

 
Немного об истоках
 
«Собственно, возникает вопрос: почему в наш век торжества технического прогресса и исследований лженаука не только не исчезает, но цветет и пахнет?» —  говорит специалист. Он называет несколько причин. В первую очередь, сама наука усложнилась, причем, весьма и весьма. Пропасть между ней и широкими массами огромна, и этот промежуток необходимо чем-то заполнять.  «Здесь есть несколько сценариев, — комментирует Александр. — Один — более сложный — отдельный человек занимается образованием: то есть, много лет учится и ступенька за ступенькой по большой сложной лестнице поднимается к вершине знаний. Второй —  наука начинает спускаться, что называется популяризацией или просвещением, когда сложные, многомерные идеи и концепции превращаются в короткие, легко усваиваемые символы». 
 
Александр Соколов
 

Александр Соколов: «Любая модель — упрощение, и мы знаем: электроны не являются синими блестящими шариками, но дабы понять, как устроен атом, подобные наглядные иллюстрации приемлемы. Мы в курсе, что наши предки не ходили друг за другом гуськом, однако картинка «Марш прогресса» очень успешна — ее легко усвоить и воспроизвести, и обилие коллажей это подтверждают. На самом деле, в представлении обывателя вся теория эволюции сворачивается в одну фразу: «Человек произошел от обезьяны» — легко запоминается, да, но, естественно, из нее нельзя сделать никаких особых выводов, и деталей процесса мы извлечь не можем».

 
У самих ученых никакого иммунитета к лженауке не существует. Точнее, есть, но только в пределах той узкой исследовательской области, в которой человек разбирается досконально. Однако те времена, когда Чарльз Дарвин мог заниматься коралловыми рифами, усоногими раками, орхидеями, голубями, палеонтологией и психологией одновременно, прошли. Сейчас специалист по усоногим ракам всю жизнь посвящает именно им и никаким другим. «Как только он выходит за пределы своей предметной сферы, его уровень знаний падает, и этот ученый, будь он хоть трижды кандидат или доктор, может оказаться во власти предрассудков, заблуждений и стереотипов», — говорит Александр Соколов. 
 
Кроме того, наукой накоплено просто огромное количество материала, и это дает лжеученым лазейку — выхватив и тенденциозно подобрав факты, они имеют возможность обосновать любое сумасбродство. Опять же, стоит недобрым словом помянуть и уровень массового образования, который, пусть не стремительно, но неуклонно снижается: чем меньше у человека знаний, тем легче его перепрошить — тот, кто не разобрался в генетике хотя бы в рамках школьного курса, намного охотнее поверит в телегонию, чем давший себе труд проштудировать учебник. 
 

«Есть целый пантеон личностей, очень «любимых» лжеучеными в России: Иосиф Сталин, Адольф Гитлер, Альберт Эйнштейн, Никола Тесла», — говорит лектор. Действительно, можно встретить множество книг, где авторы подозревают у вышеозначенных персоналий мистические способности и вампирское происхождение — на этом фоне даже предполагаемые контакты Иосифа Виссарионовича с инопланетянами выглядят бледновато.

 
«Лженауке подвержены различные области, но особенно «любимы» ей те, что обращены в прошлое, — рассказывает Александр Соколов. — Отчасти потому, что в такого рода сферах затруднена непосредственная эмпирическая проверка, а также по следующей причине: история того или иного народа очень крепко сцеплена с мировоззрением, и подобные вещи сильно эмоционально заряжены». 
 
Защищайтесь!
 
Для того, чтобы защитить лженауку от скептиков, выстроены целые бастионы словесных конструкций, которые буквально по камешку разбирает перед зрителями Александр. «Существует некий набор оправданий, — говорит он. — В частности, можно услышать такой довод: «Пусть этот человек пишет странные вещи, может быть, безграмотные, но оно цепляет и само по себе хорошо». Это типовая отмазка для телевизионных халтурщиков. Допустим, случился выход некой передачи, возмущенные ученые начинают писать: «Что за бред?», а им в ответ: «Наша программа вызвала дискуссию и никого не оставила равнодушным». Возникает вопрос: а к чему привлекается внимание, если речь идет о большом количестве ошибок или намеренной фальсификации и введении в заблуждение?» 
 
Кроме того, тут возникает опасность, что для ребенка или подростка этот источник станет первым, откуда будет подчерпнута та или иная информация. «Классический случай, — приводит пример Александр, — когда еще в шестидесятые годы прошлого века в СССР была издана книга Тура Хейердала про остров Пасхи. Миллионы советских граждан узнали о доселе им неизвестной точке на карте и огромных статуях, воздвигнутых там, и впитали ту гипотезу, которую проповедовал Тур. Попробуйте потом переубедить: он прекрасный путешественник, увлекательно пишущий рассказчик, но не очень хороший исследователь».
 
Кадр из фильма "Путешествие на Кон-Тики"
 
Еще один довод в защиту: «А он не ученый! Чего вы к нему прицепились?» «Очень удобно, — комментирует Александр Соколов. — На самом деле, большое лукавство, потому что эти господа-суррогаты в своих текстах, кто-то хуже, кто-то лучше, имитируют некую научность, выдвигают вполне наукообразные идеи, пытаются всерьез, свысока полемизировать с настоящими специалистами, то есть, изображают из себя самых что ни на есть исследователей. Однако у них есть очень удобная отговорка, когда их припирают к стенке».
 
Следующая защитная форма: «Настоящие открытия всегда делались дилетантами, чудаками, вопреки официальным догмам». Такие примеры действительно есть (основатель генетики Грегор Иоганн Мендель, который был монахом). Однако даже подобный подход не дает карт-бланш любому, кто не прочел по теме ничего, кроме, допустим, Эрнста Мулдашева, делать поистине революционные заявления, ниспровергая, «низводя» и «курощая». Тем не менее, как отмечает лектор, это интересная тема: при каких условиях может случиться, что некий человек, не имеющий специализации в некой области науки, способен сказать в ней веское слово. 
 
Кроме того, очень любят говорить: «А судьи кто? Кто дал вам право? Только потому, что у вас есть диплом, вы можете затыкать мне рот?» Александр Соколов приводит цитату одного высокопоставленного чиновника: «Я знаю даже, что в Академии наук есть отдел по лженауке. Меня этот факт очень удивляет: как они могут брать на себя ответственность и говорить, что является лженаукой, а что нет. Это мракобесие какое-то!» 
 
«Прекрасная, удобная отговорка, — отмечает Александр, — которая позволяет уйти от того, чего лжеученые, на самом деле, очень боятся — от независимой экспертизы, проверки. Именно потому суррогаты публикуются не в рецензируемых журналах, а в «желтых» изданиях и выступают не на научных конференциях, где их будут оценивать по фактической части, а в телешоу, где телезрители голосуют сердцем. Это журналистский алгоритм: «Надо дать высказаться всем», и приводит к ситуации, когда, допустим, в телешоу дискутируют на тему дарвинизма, и ее обсуждают народный артист, политик, юрист, психолог, священник и, так и быть, некий биолог, которого тут же народный артист и заткнет».
 
Академик Эдуард Кругляков, возглавлявший Комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Российской академии наук
 
Наконец, можно встретить и такое суждение, причем, главным образом, от самых настоящих исследователей: «Зачем заниматься спорами с бредом, надо заниматься наукой, и она сама прорвется». «Не прорвется, — уверяет Александр Соколов. — Многое из того, что мы наблюдаем — следствие такого отношения». В СССР, как известно, тоже были лжеученые, но в качестве крапинки, не затеняющей общей картины. Они даже публиковались, но имели репутацию чудаков, занимающихся чем-то абсолютно безумным и бессмысленным. Сравните с тем, что есть сейчас, и почувствуйте разницу: вышеупомянутые чудаки (кстати, вполне возможно, те же самые люди) сплоченным фронтом выступили против науки настоящей, подрывая к ней доверие. Эта идея явно или косвенно звучит в большинстве лженаучных статей, выступлений и книг. Так откуда же возьмутся новые поколения истинных ученых, с таким-то их имиджем?
 

Александр Соколов: «Есть случаи, когда лжеученые наносят науке и материальный ущерб. Один из наиболее одиозных примеров — знаменитая «гравицапа». В 2008-м году с космодрома Плесецк был запущен спутник «Юбилейный», и на него установили двигатель, который по мысли конструкторов должен был функционировать без потерь рабочего тела в нарушение закона сохранения импульса. В нужный момент этот закон показал, что его не отменяли». 

 
Смотришь в книгу — видишь лжеученого
 
«Проблема номер один: я не специалист в конкретной научной области, как мне понять, кто передо мной — настоящий исследователь или подделка? — говорит Александр Соколов. —Определить это весьма сложно. Здесь лучше работать с так называемыми твердыми копиями. Если человек написал книгу, то ее оценить проще». 
 
Чтобы вас не мучали подобные вопросы, Александр предлагает свой набор критериев, выработанных им несколько лет назад и постоянно модернизирующихся.
 
Во-первых, оформление. Посмотрите на обложку любого комикса — эталон того, на что внешне чаще всего похоже псевдонаучное издание. «С точки зрения дизайна это некий крикливый китч с использованием символов, которые в представлении обывателя, выросшего на телевизоре, ассоциируются с наукой или чем-то непонятным, — отмечает лектор. — Старцы с задумчивым взглядом, НЛО, часто обыгрываются глаза». Однако здесь нужно сделать важную оговорку: помимо авторской воли есть маркетинговая политика издательства, желающего продать как можно больше книг, обложка может утверждаться без учета мнения автора, и за аляповатой и несколько странной картинкой способно скрываться вполне добротное произведение. 
 
Обложка одной из книг о "новой" историиПоэтому визуальной оценкой ограничиваться не следует: смотрим на название.  Александр Соколов перечисляет лексические маркеры: сенсационная, секретная, скрытая, запрещенная, тайная, запретная, проклятие. Увидите такое в заглавии — знайте: с очень высокой вероятностью это трэш. «Кроме того, есть характерная формула “какая-то непонятная ерунда древних”, — указывает лектор, — например, “Тайны древних цивилизаций” в 115 томах. Вслушайтесь в цифру и представьте, что творится в голове у тех, кто прочел хотя бы десятую часть!» 
 
Еще один характерный симптом — когда опровергается что-то широко известное из школьного учебника. «Дорогие ребята! — обращается присутствующим в зале ученикам Александр Соколов. — Вы не зря прогуливали уроки истории, а если вам поставили «два», то потому, что учительница в мировом заговоре! Никакого ига или Киевской Руси не было!»
 
Далее следует оценить автора. Конечно, есть одиозные персонажи типа академика Николая Фоменко или юмориста (а теперь историка и филолога) Михаила Задорнова — это уже, можно сказать, бренды. Видя их фамилию на обложке, мы уже способны примерно представить содержимое самой книги.  Однако, к сожалению, лжеученых очень много, и постоянно формируются новые самородки, поэтому все их сорта и персоналии знать невозможно. Посему для любознательных имеется некое резюме на обложке: там можно посмотреть, что про этого автора пишут. В частности, следует обратить внимание на его регалии. Причем, даже если указано звание академика, то оно вовсе не гарантирует качества. «У нас в стране несколько государственных академий и огромное количество липовых, — комментирует Александр Соколов. — Любой, достигший совершеннолетия, может учредить, например, ООО «Новосибирская академия сепулек». Стать президентом и начать принимать туда людей за умеренную плату. Или взять Нью-Йоркскую академию наук — членство в ней стоит 129 долларов США. Или Всемирный археологический конгресс — там 500 баксов. Вам пришлют диплом, повесите его на стену и будете писать регалии на визитках. Посему, если у кого-то указана подобная странная структура, это говорит о том, что данный персонаж хочет пустить пыль в глаза легковерной публике. Кроме того, лжеученые любят странные самохарактеристики, например: «Исследователь древних цивилизаций». Вообще-то таковых называют археологами или историками. Если человек описывает себя похожим образом, в лучшем случае, это чудак-любитель».
 
Хороший способ несколько прояснить личность автора, тем более, если у него указана нормальная ученая степень — задать вопрос: «А в своей ли области он делает революционные открытия?» и/или банально погуглить.  Написать книгу, до этого нигде не засветившись со своими идеями, с нуля — нереально. Скорее всего, есть какие-то интервью, статьи, комментарии. «Если создавший текст о происхождении человека ранее занимался исследованиями Пушкина и древних индийских богов, то это о чем-то говорит», — отмечает Александр Соколов.
 
Аннотация к книге — краткое резюме, где часто содержится информация, для кого издание и о чем оно — тоже отличный маркер. Основной тревожный признак: автор определяет свой труд как нечто переворачивающее и опровергающее. «Лжеученые не заморачиваются частностями, они готовы решать глобальные проблемы, — комментирует лектор. — Настоящий же исследователь вообще-то скромен, причем, в жизни он может быть весьма амбициозен. Но выводы о том, насколько революционно то, что специалист сделал, должны формулировать независимые эксперты».
 
Крайне важный диагностический признак: наличие словосочетания «официальная наука», причем, как самого по себе, так, главным образом, и в уничижительной коннотации — подразумеваются некие косные, зашоренные и неспособные широко мыслить люди. «Бывает, мне приходят письма с вопросами: «Почему вымерли неандертальцы? Каков официальный взгляд на эту проблему?», — приводит пример Александр Соколов. — Я знаю нескольких ученых различных государственных организаций, и у них разные взгляды на сей счет. Вообще, понятия «официальная наука» нет, есть просто наука, но оно очень удобно, чтобы перевести разговор из мира фактов, доказательств, верибельных методов в сферу криминально-бытовых разборок. Естественно, это сопровождается многочисленными претензиями к мировому сообществу: скрывают, замалчивают, утаивают и даже уничтожают неугодные свидетельства. Такой подход бронебоен, ибо позволяет использовать довод «от отсутствия фактов». Их нет — потому что скрывают. И переспорить тут невозможно».  
 
Александр Соколов
 
Наконец, еще одна вещь,  которая есть в любой научной и хорошей научно-популярной книге: список источников. Можно посмотреть: чьи работы автор использовал. В мире настоящих ученых не бывает такого, что монография или исследование создается на пустом месте.  Были предшественники, коллеги, а также оппоненты. Поэтому в конце  дается перечень, который позволит читателю при желании найти то или иное произведение, прочесть, убедиться, что цитируемый автор действительно это говорил, и разобраться в вопросе более подробно.  «Лжеученый либо не ссылается вообще — зачем? — либо, если он наш соотечественник, использует только русскоязычные источники (по причине незнания других языков), — говорит Александр Соколов. — Наука вообще меняется быстро. Понятно, что некоторые вещи незыблемы, но постоянно делаются какие-либо открытия, и о квалификации специалиста можно судить по тому, насколько он в курсе происходящего сейчас. Опять же, внимания заслуживают только ссылки на научные издания или хороший научпоп, а не на художественную литературу, новости из Интернета, интервью или Википедию».
 
«Наука, как свеча во тьме», — так называется книга великого ученого и популяризатора Карла Сагана. Именно настоящая наука разгоняет тьму предрассудков, вымыслов и лживых спекулятивных теорий. Поэтому используйте вышеприведенные критерии, выбирайте действительно качественную литературу об исследованиях — и да пребудет с вами сила! 
 
Екатерина Пустолякова
 
Фото: (анонс) — egypethome.ucoz.ru, (1, 5) — Екатерины Пустоляковой, (2) — kinoprofi.net, (3) — Марии Роговой,  (4) — www.e-reading.club
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (5 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus