Сегодня - 26.01.2021

Не золотите ручку!

19 мая 2016
Сложно быть гадалкой в современном мире. Все меньше людей покупается на антураж в виде черных одежд и котов, хрустальных шаров и тяжелых перстней. В век новых информационных технологий и научных достижений палатки с чучелами крокодилов и котлами с зельями органично выглядят лишь в соответствующих книгах и сериалах. Поэтому возник новый тренд — теперь для предсказания будущего используются компьютеры, приборы для сканирования отпечатков пальцев и, конечно, псевдоисследовательская основа. Называется это дерматоглифика (тестирование по кожным узорам рук) и рассчитано на тех, кто краем уха слышал (но толком не представляет) о геноме.
 
«Отпечатки пальцев индивидуальны, но их можно классифицировать и систематизировать:  дуги завитки, их форма, количество гребней, распределение по пальцам, — поясняет доктор биологических наук и член Комиссии по борьбе с лженаукой, на днях выпустившей меморандум по поводу дерматоглифики, Павел Михайлович Бородин. —  На таком подходе базируется дактилоскопия — способ опознания людей по отпечаткам пальцев. Опознать человека можно, но описать его характер, способности, да хотя бы пол определить — нельзя».  
 
Одна из компаний, предлагающих погадать по руке, базируется в Новосибирском Технопарке и называется Genetic-Test. У них отличные глянцевые буклеты, не менее красивые отчеты, отзывы знаменитостей и простых людей, которые открыли для себя буквально новый мир. «Как знала, что не стоит отдавать двухлетнюю дочь на танцы!», — примерно в таком ключе комментируют результаты тестирования молодые мамы. Кстати, очень благодарная аудитория — ведь хочется ни в коем случае не упустить возможность развития врожденных способностей своего ребенка. Правда, не очень понятно, почему связь «отпечатки пальцев — геном — таланты» не кажется клиентам несколько странной. Впрочем, тут приходит на помощь наукообразие.
 
Павел Бородин
 
«Меня в этой ситуации больше всего удручает, что в этих компаниях есть, в общем-то, неглупые ребята, — признается Павел Бородин. — Например, один из бывших наших студентов. У меня вообще сложилось ощущение, что  там, в подобных фирмах, потихоньку складывается нечто, напоминающее секты. Идеология осажденного лагеря — все против нас, но мы правы». 
 
Ученый рассказывает: «Компания прислала мне публикации, якобы подтверждающие ценность метода. Я беру первую работу, на которую они ссылаются как на доказательство дерматоглифики. Статья индийская, напечатана в «мусорном» журнале. Содержание: измеряли отпечатки пальцев у студентов медицинского института и медицинского же колледжа. При этом интеллект у них не оценивался, но молчаливо допускалось, что в колледже он поменьше. Дальше — большие таблицы, никакой статистики, но сказано: разницы не обнаружено. Я прочитал и пишу своему бывшему студенту: “Вам не стыдно показывать ЭТО как доказательство? Это наука?” Дальше мне задают вопрос: “А где пролегает грань между наукой и лженаукой?”, после чего я отвечаю —“Идите тролльте кого-нибудь другого!”». 
 

«Приемы, используемые для рыночного продвижения дерматоглифического тестирования, несут целый ряд признаков лженауки. Здесь можно отметить претензии на чрезвычайно широкий спектр тестируемых свойств, использование в описании тестов псевдонаучной и неоднозначной терминологии, ссылки на патенты и отзывы клиентов в качестве научного обоснования тестов, непроверяемость качества услуг и отсутствие ответственности за ошибки. При этом нет никакой гарантии, что человек, ознакомившись с результатами дерматоглифического теста и восприняв предложенные рекомендации как руководство к действию, поверив в его научность, не нанесет вред своему физическому и психическому здоровью. Комиссия РАН по борьбе с лженаукой заявляет, что практика оказания услуг дерматогли-фического тестирования и применение их результатов не имеют научного обоснования. Преподносимое в качестве научно обоснованного метода определения индивидуальных особенностей тестируемого и выполняемое на коммерческой основе дерматоглифическое тестирование является лженаучной деятельностью. Это значит, что лица и компании, осуществляющие дерматоглифическое тестирование, используют внешнее наукоподобие, чтобы вводить в заблуждение своих клиентов и контрагентов». Отрывок из меморандума Комиссии по лженауке РАН

 
«Началось все с нас, — говорит Павел Бородин. — На фэйсбуке в одной из групп Академгородка кто-то в очередной раз вспомнил про Genetic-Test и выложил информацию о них. Там был задан вопрос: что думает по этому поводу Комиссия по лженауке? Я ответил, что я, ее член, считаю дерматоглифику применительно к психологии чистой лженаукой. Тогда от меня стали требовать, чтоб комиссия приняла меры. А какие меры у комиссии — написать фельетон в свой бюллетень, который выпускается тиражом в 100 экземпляров и бесплатно раздаётся академикам на Общем собрании. Однако тогда в комиссии уже шли разговоры о том, чтобы печатать меморандумы, то есть краткие официальные заявления от ее имени, с четким обозначением проблемы и ясными рекомендациями. Я обратился к биологу Александру Панчину, чтобы он создал первый вариант  такого меморандума. Он сделал и, по-моему, сделал отлично.  Параллельно с ним еще несколько человек начали исследовать эту тему, анализировать все публикации по дерматоглифике, диссертации. Известный специалист по биологический  статистике  кандидат биологических наук Никита Хромов-Борисов проделал огромную работу, прочитал множество статей, проанализировал их. Результаты его деятельности стали основой  экспертного заключения и вошли целиком в приложения к нему». 
 
По словам Павла Бородина, весь процесс занял около четырех месяцев, после чего Никита Хромов-Борисов,  Александр Панчин и Александр Сергеев сделали финальный текст экспертного заключения —  его после подробного обсуждения  подписали известные ученые, в том числе, разумеется, биологи — и меморандума, который вышел за подписью академика Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой. 
 
«Работа над меморандумом и экспертным заключением была именно общей, комиссионной, — отмечает Павел Бородин. — Теперь же, мне кажется, создан очень приличный прецедент, который будет работать и тиражироваться дальше.  Здесь необходимо действительно выбирать серьезные и определенные цели. Думаю, следующей должна стать гомеопатия и другие медицинские лженауки, лжепрепараты и  лжеприборы — медицина, все же, самая значимая вещь, где ущерб от лженаучных теорий больше всего. Потом, возможно, антипрививочные и антиГМОшные заблуждения». 
 
Подготовила Екатерина Пустолякова
 
Фото Юлии Поздняковой
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (12 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus