Сегодня - 13.11.2018

Нужны ли современному студенту «Декады» Тита Ливия?

25 октября 2009

Евгений АфонасинАнтиковедение в университете: исследовательские центры и проблема междисциплинарности

Евгений Афонасин
Ведущий научный сотрудник Института философии и права СО РАН, преподаватель НГУ, профессор, доктор философских наук, магистр искусств по специальности «медиевистика»

«Ученые наших дней начинают меньше заботиться о “трудных вопросах” и больше – о литературе и жизни. Мы начали осуществлять переводы, которые являются не только удобочитаемыми подстрочниками, но и попытками переноса художественных произведений из одного языка в другой близкими по силе выразительными средствами… В тоже время основы античной жизни становятся все яснее благодаря таким относительно молодым наукам, как археология, антропология, сравнительное религиоведение и социология. Но для того, чтобы антиковедение смогло сохраниться, должна произойти радикальная реформа в отношении программы изучения этого предмета в наших школах и университетах, направленная на сближение изучения Античности с живой мыслью и жизненными интересами» (Доддс 2007, 302). 

Принято считать, что «классические дисциплины» – это одна из необходимых составляющих университетского образования. Однако наивно полагать в настоящее время, что какие-нибудь «Институции» Гая или, скажем, «Декады» Тита Ливия действительно учат праву и международной политике, как думали, скажем, Томас Гоббс или Никколо Макиавелли. Современные люди лучше римлян знают, как организовать внутреннюю жизнь в стране и вести международную политику, да и право с политикой сильно изменились, так что у римских историков и правоведов нам учиться, по-видимому, нечему! Каждая наука заслуживает того, чтобы ею занимались специалисты, однако, по странной иронии судьбы в России «классические дисциплины» и «философию» изучают все студенты, и не только гуманитарии: так что большинство современных преподавателей этих дисциплин занимаются просветительской деятельностью, и не более того. Этакие лекции общества «Знание». Все эти семестровые курсы философии, римского права, латыни и бог знает чего еще, из-за своей краткости и при этом – общеобязательности, носят характер театра абсурда. Туда студентов загоняют палкой, и никто не относится и не собирается относиться к этому всерьез.

Как преподаватель римского права, я отношусь к нему более или менее серьезно, но именно как к исторической дисциплине, а не юридической. На юридических отделениях изучение римского права важно не потому, что оно якобы помогает усвоить современное гражданское право и другие предметы, изучение которых действительно необходимо для профессиональной подготовки будущих юристов. В отличие от исторических факультетов, где «классические дисциплины» соотнесены с конкретными исследованиями, и студенты занимаются именно историей, на юридических отделениях студенты совершенно иначе мотивированы и не видят резона изучать дисциплины, связанные с прошлым. Все те слова, которые можно встретить в каждом учебнике в оправдание изучения истории права – о важности знания истоков гражданского права, о знании происхождения терминологии – это лукавство и элементарная подмена причины следствием: напротив, понять римское право можно, освоив сначала современное право, хотя бы в общих чертах; а те два десятка латинских слов, сохранившихся в современном юридическом языке, можно выучить и не тратя времени на изучение римского права, к тому же они все равно в современном контексте употребляются в ином смысле. Так что «римское» право современного юриста может даже ввести в заблуждение: польза, как говорят, сомнительна, а вред – возможен.

Время учебы ограничено, поэтому в ситуации выбора между римским правом, философией или историей права и, скажем, дополнительным спецкурсом по европейскому или международному праву, современный студент выбирает второе и правильно делает! Так же должны поступить и те, кто составляет учебные планы. Мы, антиковеды, не останемся без работы: всегда найдется несколько человек, которых интересует древняя философия, история или литература. Вот им-то и нужно преподавать предметы подобного рода, а не всем подряд в обязательном порядке. То же самое касается и классических языков – их изучение имеет смысл лишь для будущих антиковедов. Семестр греческого или латыни не даёт никакого операционального знания языка, выученные крохи сразу же забываются, так что это пустая трата времени.

Поэтому я думаю, что так называемые «классические предметы» и «философия» в современном российском вузе – это трудно изживаемый пережиток прошлого и пустая трата учебного времени. Студенты вправе сами решать, что им нужно и интересно изучать, а организаторы учебного процесса (мы с вами) должны беспокоиться скорее о качестве образования, а не о выполнении мифического «госстандарта» и связанного с ним «учебного плана».

Что действительно имело бы смысл – так это создание специализированных исследовательских центров, и в Российских университетах эта организационная форма пока очень мало распространёна: наука и образование живут каждая своей жизнью. Традиционно, преподаватель работает в вузе на предметной кафедре. За редким исключением специалисты по античности скорее всего будут принадлежать кафедре всеобщей истории. Потому что ключевым словом в их специальности является «история». И будут они там прозябать среди историков Сибири (при всем моем к ним уважении), историков международных отношений и так далее. Им очень трудно будет найти общий язык с «коллегами», потому что они занимаются слишком уж разными предметами, и антиковед всегда будет этаким чудаком-одиночкой в этой среде. То же самое можно сказать про специалистов, скажем, по истории античной литературы: они окажутся на кафедре истории и теории литературы, или историков античной философии, которые окажутся на кафедре истории философии, а может и просто, философии. В западных университетах, где исследования организованы более рационально и эффективно (и результаты налицо), ключевым словом в определении специальности такого историка будет «античность». Преподавая свои (нередко уникальные) курсы на различных факультетах, он может присоединиться к исследовательскому антиковедческому центру, в состав которого, кроме «чистых» историков и филологов, обычно входят историки религии, археологи, философы, науковеды, правоведы и т. д. Объединенные предметом исследования, а не учебной дисциплиной, они гораздо проще найдут общий язык. Историк античной философии, скажем, специалист по стоикам, лучше поймет исследователя римского права эпохи принципата, нежели профессиональный юрист, даже теоретически ориентированный (каковых меньшинство).  В такой центр придут студенты с особым интересом именно к античности, может быть, всего несколько человек, но, при определенных условиях, они имеют шанс получить  разностороннюю и качественную подготовку в такой области знания, в которой массовая подготовка не нужна, да и едва ли возможна.

В общем, нужны специализированные научные центры при вузах, и мы пытаемся создать нечто подобное. Выглядит это так: есть сайт, на котором собраны новые материалы по теме, которыми люди, насколько я знаю, охотно пользуются. С 2007 г. выходит журнал «ΣΧΟΛΗ. Философское антиковедение и классическая традиция», небольшим бумажным тиражом и в электронном виде. Этот журнал не включен и не будет включен в бюрократический «список ВАКа», что делает его непривлекательным для людей, которым нужна публикация ради публикации. Это значит, что редакция не связана сроками, не обязана публиковать «проходные» статьи и т. д., так что специалисты, которым он адресован, могут рассчитывать на то, что в очередном выпуске будут интересные и качественные исследования и переводы, а редакционный совет должен позаботиться о том, чтобы их ожидания оправдались.

Благодаря поддержке Института «Открытое общество» (Будапешт) мы получили возможность время от времени собирать заинтересованных людей из различных городов России и ближнего зарубежья на летнюю и зимнюю школы по антиковедению и приглашать известных специалистов, таких как Джон Диллон, Доминик О'Мара, Люк Бриссон, Джон Рист, Теун Тильман, Дэвид Констан, Леонид Жмудь и др. (подробнее см. Афонасин 2007). Однако основная наша работа – это изучение греческих и латинских авторов и подготовка переводов. В промежутках между школами крепнут виртуальные связи, пополняется библиотека, активно используются новые знания по античной истории, философии, науке, литературе, полученные благодаря общению друг с другом и нашими знаменитыми гостями и т. д.

Конечно, настоящие объединения не создаются за год или несколько лет, поэтому интересно, что из этого всего поучится, не улетучится ли энтузиазм, который не подкреплен и не может быть в современных условиях подкреплен «солидной базой». Но одно ясно уже теперь: мы осваиваем достаточно эффективную форму совместной работы, к которой можно постепенно подключать и студентов. 

Библиографические ссылки

Афонасин Е. В. (2008) «Платонизм и мировой кризис», Наука из первых рук 20, 6–9.
Доддс Э. Р. (2007) «Переоткрытие Антиковедения», ΣΧΟΛΗ 1, 299–303.

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus