Сегодня - 27.01.2020

О космосе в миниатюрах и миниатюрах в космосе

13 февраля 2015

В Выставочном Центре СО РАН открылась экспозиция микроминиатюр работы старшего научного сотрудника Института теоретической и прикладной механики им. С. А. Христиановича СО РАН Владимира Михайловича Анискина. Его миниатюры уже широко известны публике, а последняя работа «Космический музей» в скором времени побывает на МКС.

Потрет Сергея Королева, выполненный на срезе яблочной косточки Владимир Анискин не только ведет научную деятельность, но и пишет картины, а также ваяет скульптуры, увидеть которые можно только под микроскопом. Интерес к этому жанру появился у исследователя совершенно случайно: в его руки попала книга о работах советских микроминиатюристов.

— Пойдя в библиотеку  своего университета, я начал поиск современной литературы по пайке металлов для того,  чтобы иметь теоретическую базу. В картотеке мне попалась книга «Тайна невидимых шедевров». Подумал тогда,  что шедевры могут относиться к ювелирному искусству,  что всегда было мне интересно, а эпитет «невидимые» подчеркивает особую тонкость их изготовления, это меня привлекало,  —  рассказывает Владимир Михайлович.

Владимиру Анискину удалось тогда достать детский микроскоп, переворачивающий изображение, поэтому для выполнения самых первых миниатюр ученому пришлось научиться писать снизу вверх и слева направо. Когда же он смог достать хороший бинокулярный оптический прибор, то несколько дней пришлось переучиваться, так как мышечная память уже была довольно сильна.

Первой работой, которая уже имела вполне серьезный статус, стала надпись на рисовом зернышке. Это был фрагмент из рассказа Лескова «Левша». На отполированном срезе  уместилось 2 027 букв в 22 строчки. Постепенно сложность работ новосибирского микроминиатюриста все возрастала.

Ни один из мастеров не раскрывает собственных секретов выполнения  работ.  Только благодаря огромному желанию, усидчивости и настойчивости можно найти способ реализации какой-либо задумки.

— На выполнение миниатюры может уйти от недели до полугода, — рассказывает Владимир Анискин, — а вот на поиски технологии — несколько лет.

Так, например, для создания трехмерных объектов Владимир Михайлович придумал специальный материал из красителя, который обработан особым образом. Фигурка собирается из отдельных цветных элементов. Здесь возникает еще одна сложность – соблюдение пропорций.

— Элементы изготавливаются отдельно, и когда ты работаешь, например, над рукой, у тебя нет перед глазами тела, чтобы сопоставлять масштабы, — поясняет Владимир Михайлович. — Изготовление начинается с головы. Очень сложно передать какую-либо эмоцию, и если это получилось, то считай, что большая часть работы уже удалась.

Владимир АнискинНе одно препятствие возникает на пути к воплощению шедевра. Многие материалы в тех объемах, которые необходимы для миниатюры, теряют цвет. Так, например, стаканчик, выполненный из темно-зеленого оргстекла, оказался в итоге прозрачным, а бутылку вина пришлось наполнять масляной краской, так как иначе напиток выглядел бы бесцветным. Однако, несмотря на это, мастер продолжает поиски технологий и, наконец, находит решение.

Последние несколько лет Владимир Анискин работал над «Космическим музеем». Это 10 работ, выполненных на соответствующую тематику.

— Сейчас они планируются к передаче на МКС, — рассказывает Владимир Михайлович,  — во-первых, это будет самый маленький музей в мире, а во-вторых, первый, оказавшийся вне пределов Земли.

Микроминиатюры этой коллекции выполнены на зернышках, побывавших в космосе, с использованием краски с аппарата, трижды покидавшего пределы нашей планеты, а автографы космонавтов Лазуткина и Сереброва выложены из ниточек с их реальных наград.

Кураторы проекта намерены отправить на МКС и почтовую открытку величиной 20Х30 мм, на обратной стороне которой расположены все необходимые элементы:  почтовая карточка,  «издана», «куда», «откуда», а также марка из золота с формулой Циолковского. Под микроскопом можно будет разглядеть даже цену — 3 копейки.

— В космос отправятся несколько штук, — рассказывает Владимир Анискин. —  Каждому космонавту подпишу и  попрошу, чтобы  и они подписали обратные почтовые карточки и поставили штамп станции.

Весь музей умещается на ладони,  однако ценность его от этого только увеличивается.

Несмотря на то, что свое творчество в жанре микроминиатюры исследователь воспринимает только как хобби, сам он признается: это повлияло и на характер его научной деятельности.

— Со временем работ становилось все больше. Я увлекся микроминиатюрой настолько сильно, что руководство, заметив мои умения манипулировать с мелкими вещами, переориентировало меня на все «микро», что  в нашем институте есть. И сейчас я занимаюсь микротечением жидкостей и газа сквозь маленькие каналы, или истечением газа из микросопел, — объясняет Владимир Анискин.

«Космический музей»Размер отверстия канала 10 микрон, что в 6 раз меньше человеческого волоса. С помощью  трубочки в 12 микрон измеряются параметры газового потока, который вытекает из микросопла.

— Научный результат таков:  относительная длина сверхзвукового участка существенно больше  характерной для обычных струй, — рассказывает Владимир Михайлович.

Также  Владимир Анискин работал над созданием микрошприца, с помощью которого можно делать  инъекции живым клеткам. Иногда ученый помогает с ремонтом и наладкой мельчайших инструментов в различных областях науки, что невозможно без особых навыков и умения работать с такими масштабами.

Владимир Михайлович подчеркивает: особенность и сложность любой подобной работы заключается в том, что человеку мешает его собственное сердцебиение:

— В  микроскоп видно, как инструмент начинает трепыхаться, даже когда ты абсолютно спокоен. Это импульсное колебание. Есть всего полсекунды, чтобы успеть сделать какой-то штрих. Поистине тонкие работы выполняются между ударами сердца.

Анна Терехова

Фото: 2 — автора, 1,3 — предоставлены Владимиром Анискиным
 

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 

Система Orphus