Сегодня - 16.09.2019

Область деятельности, которая нужна человеку

09 июня 2016

«Мы живем в интересное время — время больших перемен», — начал прошедший в рамках форума «Технопром—2016» круглый стол «Наука 2035. Образ желаемого будущего» его модератор, заместитель президента Российской академии наук Владимир Викторович Иванов. «Мы находимся в точке бифуркации,— продолжил он. — От того, куда пойдем, зависит, какая будет наука».

 
Владимир Иванов
 
По мнению директора Физического института им. П. Н. Лебедева РАН члена-корреспондента РАН Николая Николаевича Колачевского, прогнозы в науке, по предыдущему опыту, работают не слишком удачно. «Предсказать, где выстрелит, практически невозможно, —  считает ученый. — Успехи будут там, где закладываются основы для новых прорывных направлений». Одним из текущих трендов в целом Николай Колачевский назвал некоторое противостояние между вузовской и академической наукой, причем, как он отметил, прикладываются усилия, чтобы такого противостояния не было. 
 
«Определенная разница между ними, безусловно, есть, — сказал директор ФИАН. —  Отличия, на мой взгляд, стартуют там, где мы начинаем искать выходы на производство. Исторически получилось, что у академических институтов тут больше возможностей — в частности, через технопарки. Здесь есть целый ряд очень удачных примеров». 
 
Если говорить о будущем, то Николай Колачевский признался, что к 2035-му году ему хотелось бы видеть развитие трех компонентов, классических точек, на которые завязана наука. В первую очередь это новые знания, затем — процент новых же технологий, и, наконец, третье — кадры. 
 
Еще один важный момент, по мнению директора ФИАН — наука должна быть способна выступать заказчиком стартапов, как это делается в других странах, в частности, в Германии и Соединенных Штатах Америки.  Однако для этого необходимы ресурсы.  «И здесь, как показывает опыт предыдущих лет, есть опасность: как только появляется финансирование, мы покупаем заграничную продукцию,  — отметил Николай Колачевский. — Можно найти способы, чтобы бОльшая часть средств с помощью неких ограничительных мер тратилась на заказы у наших внутренних, российских компаний. Если мы пойдем по такому пути, то тогда есть надежда на выстраивание нормальной структуры: стартап, некрупная фирма, потом — объединение в технопарки, затем —  производство. И здесь наука является локомотивом этого движения».
 
Николай Колачевский
 
Заместитель генерального директора, директор блока по управлению инновациями государственной корпорации «Росатом» Вячеслав Александрович Першуков акцентировал внимание на том, что жизненный цикл доведения технологии до рынка в настоящее время сократился в разы. Однако, по его мнению, наука не может торговать технологиями. «Внутрикорпоративно — наверное, да, — считает специалист. — Но когда мы сделали попытку выйти на международный рынок, сразу возник вопрос о технологической конкуренции, государственной тайне и так далее. Кроме того, без людей продать технологии практически невозможно». 
 
«Нужно переходить от центров знаний к центрам компетенций! — уверен Вячеслав Першуков. —  С одной стороны — стартапы, чтобы обеспечивать потребности рынка и потребности людей, со второй — глобальные программы, которые могут распределить сегменты рынка в целом по планете. «Росатом» поставил перед собой такую задачу, и мне кажется, что нам удается идти по этому пути». 
 
«Нам нужно понять и заставить всех понимать, что такое наука сегодня, — прокомментировал генеральный директор АО «ГНЦ РФ Физико-энергетический институт имени А. И. Лейпунского» доктор физико-математических наук Андрей Александрович Говердовский. — Наверное, это область деятельности, которая нужна не государству, не обществу, а просто человеку. Мы в «Росатоме» пошли по этому направлению — может, совсем недавно, создавая реакторы, плавая в глубинах или летая в космосе. Например, ядерная медицина. Физики, технологи, химики, радиохимики, объединившись с медиками, создают новый продукт. Не для того, чтобы познать непознанное, а для человека. Последний пример — мы создали технологию и продукт вместе с врачами и совершенно бесплатно спасли 36 жизней. И на этом ученые не останавливаются — ждут следующего результата, лечения печени, костных онкологий. В будущем — сотни, потом тысячи, десятки тысяч жизней — на основе той науки, которая была развита совместно. Идя по этому направлению, можно многого добиться, и тогда многие будут понимать, для чего нужны исследования. Когда ученые заставляют общество думать о самом себе, тогда и наука нужна».
 
Андрей Говердовский
 
«Мы все озадачены одним и тем же, и каждый имеет в виду конечные результаты для страны, для людей», — сказал в ответ научный руководитель Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А. А. Трофимука СО РАН академик Алексей Эмильевич Конторович. Он немного сузил заданную тему, рассказав об основных задачах и проблемах, которые стоят в области развития нефтегазового комплекса нашей страны и в ближайшее время будут занимать специалистов из самых разных сфер деятельности. 
 
В первую очередь академик Конторович отметил, что сегодня мы находимся в ситуации, когда добывающая углеводороды отрасль обречена менять и направление исследований, и свою научную, а в перспективе и производственную структуру. Одним из направлений развития сырьевой базы России Алексей Эмильевич назвал шельфы арктических морей, однако далее он сообщил, что ни мы, ни другие страны к освоению этих мест  технологически не готовы. «В Арктике мы начнем работать не раньше середины нашего века, но готовиться к этому нужно уже сейчас, — сказал академик. — Если мы станем рассчитывать только на покупку технологий, то всегда будем обречены жить в мире санкций». 
 
Еще один уникальный проект — нетрадиционный коллектор нефти баженовская свита. «Признано, что это самый богатый источник такого типа углеводородов, — прокомментировал Алексей Конторович. — Но для их извлечения тоже необходимы хорошие наука и технологии. Сегодня их практически нет, но если мы не будем ими заниматься, то наше будущее не видится радужным».   
 
Для этого, как сказал академик, нужно объединение геологов, геофизиков, физиков, химиков, горных механиков, математиков, IT-специалистов. «Американцы на создание своей технологии сланцевой нефти потратили тридцать лет. В чистых деньгах — 30 миллиардов долларов.  Она окупилась после начала добычи в течение 5—6 лет, — сообщил Алексей Конторович. — У нас нет ни денег, ни времени, добыча «черного золота» в стране будет падать слишком быстро. На решение этой проблемы нам отпущено 10—12 лет максимум. Должна быть создана мощная госпрограмма с привлечением бизнеса — и тогда Россия будет обеспечена энергетическим сырьем до конца 21 века, может быть, и дольше».  Академик Конторович подчеркнул,  что большая часть стоящих перед профильным сообществом проблем может быть решена при интегрировании усилий институтов СО РАН при надежном взаимодействии с государством и бизнесом. «Однако мы не должны замыкаться новосибирскими границами, — заметил Алексей Эмильевич, —  есть прекрасные специалисты и  в других местах, нужно сотрудничество. Контуры такой программы очевидны. С точки зрения устойчивого энергетического комплекса страны нам отступать некуда». 
 
Алексей Конторович
 

Директор научного направления «Высокопроизводительные многопроцессорные вычислительные системы с реконфигурируемой архитектурой» Южного федерального университета член-корреспондент РАН Игорь Анатольевич Каляев говорил о том, без чего не может существовать и развиваться современная наука — о суперкомпьютерах. Задачи, стоящие перед исследователями, становятся более сложными и трудоемкими, соответственно, требуются сильные вычислительные средства, производительность  которых постоянно растет. Однако вместе с тем увеличивается и потребляемая мощность электроэнергии, что ограничивает дальнейший прогресс. 

 
«В настоящее время активно ведутся поиски альтернативных идей построения суперкомпьютерных систем: квантовые, оптические, биологические системы, — перечислил Игорь Каляев. — Тем не менее у них всех есть недостатки, и до уровня внедрения везде еще далеко». В Научно-исследовательском институте многопроцессорных вычислительных систем им. академика А.В. Каляева ЮФУ разрабатывается иной подход — реконфигурируемые суперкомпьютеры. «Идея следующая: создать некоторое вычислительное поле, в рамках которого пользователь мог бы выстраивать любые соответствующие структуры, меняющиеся в зависимости от задачи, — пояснил Игорь Каляев. — Эта технология у нас развивается около 10 лет, уже сделан ряд машин. Разработано специальное системное ПО, позволяющее автоматизировать участие программиста». 
 
Тему вычислений продолжил директор Института вычислительной математики и математической геофизики СО РАН член-корреспондент РАН Сергей Игоревич Кабанихин. «Наука будущего — компьютерное моделирование, — уверен он. — При этом тем не менее надо понимать, что в компьютерах числа приближенные и могут приводить к ошибкам». Ученый отметил, что в ИВМиМГ СО РАН уже создан цифровой земной шар, где можно смоделировать различные ситуации, вплоть до цунами, а сейчас разрабатывается цифровой человек. Говоря о будущем науки в целом, Сергей Кабанихин подчеркнул: «Междисциплинарность — это главное!». 
 
«Наука в Сибири»
 
Фото Юлии Поздняковой
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 4.3 (3 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus