Сегодня - 13.11.2018

Осуществить нельзя провалить

29 октября 2018

Сибирские экономисты обсуждают возможности реализации задач, поставленных Указом Президента РФ от 7 мая 2018 г. «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года».

Войти в первую пятерку мировых экономик и научных держав, увеличить продолжительность жизни до 78 лет, обеспечить темпы экономического роста выше средних по планете, вдвое снизить уровень бедности, утроить затраты в цифровую экономику, сдерживать инфляцию на уровне 4 %, создать не менее 15 научно-образовательных центров мирового уровня… Во втором после 2012 года майском указе президента России Владимира Путина дан впечатляющий перечень результатов, которых требуется достигнуть к 2024 году — включая очень точные: например, доведение занимающихся спортом до 55 % населения страны или улучшение экологической обстановки в конкретных городах (больше половины перечня которых относится к Сибири). 

Предыдущий майский указ не ставил целей глобального характера, но и при выполнении его отдельных пунктов возникали проблемы — мы помним, какими мерами ФАНО добивалось такого показателя, как повышение зарплат ученым до 200 % от среднерегиональной. В документе 2018 года задачи поставлены более чем масштабные и амбициозные, пути же их решения поручено найти правительству России. Способно ли оно на такое, а главное — способна ли вся страна на очень быстрый экономический, научно-технологический и социальный рывок?

Александр БарановЗаместитель директора по научной работе Института экономики и организации промышленного производства СО РАН доктор экономических наук Александр Олегович Баранов считает, что цели, обозначенные в указе, представляются достижимыми, но при очень жестких условиях. Первое — реалистический подход к пониманию смысла обозначенных в документе показателей. «То же создание 15 научно-образовательных центров мирового уровня — это не работа с нуля, с чистого листа, тем более всего за шесть лет, а радикальное развитие уже сложившихся академических и университетских структур, особенно там, где они интегрированы между собой и питают инновационный бизнес, — считает экономист. — Проект “Академгородок 2.0” очень хорошо укладывается в такую схему. При серьезных инвестициях в НГУ и научные институты здесь и за шесть лет можно будет получить заметно более высокий уровень образования, науки и разработок, чем сейчас». 

Вхождение России в топ-5 мировых экономик, по оценке Александра Баранова, тоже осуществимо, если ориентироваться на валовый внутренний продукт (ВВП) с учетом паритета покупательной способности, то есть пересчитанный с применением коэффициентов, учитывающих разницу в ценах. В США, например, стоимость почти всех услуг в разы больше, чем у нас в стране. С учетом этого обстоятельства международными организациями и Росстатом пересчитываются все сравниваемые ВВП. «Согласно данным Мирового банка, Россия по такому показателю находится сегодня на шестом месте, уступая Германии, Японии, Индии, США и Китаю, ставшему первой экономикой планеты, — отметил эксперт. — Так что наша задача — догнать и перегнать Германию. Если же говорить о ВВП на душу населения, то здесь ситуация иная. Россия занимает примерно 40-е место, находясь в одном эшелоне с другими странами среднего уровня: Латвией, Польшей и т. д. В указе не уточнен критерий вхождения нашей экономики в первую пятерку, но если президент имел в виду подушевой ВВП, то попадание в первую пятерку нереально».

При этом в майском документе есть и другое требование: обеспечение темпов экономического роста выше среднемировых в ближайшие шесть лет. «Но сегодняшняя ситуация в этом плане пока не внушает оптимизма, — поделился А. Баранов. — По моим недавним расчетам, за последние девять лет инвестиции в основной капитал в России выросли на 4 %, а в Китае за этот же период — в четыре с лишним раза. То есть темп роста таких инвестиций в КНР стократно выше российского, а это — основной локомотив развития всей национальной экономики в целом». 

Результат налицо: Китай сменил Соединенные Штаты на первой ступеньке пьедестала в соревновании мировых экономик. «В России же темпы экономического роста остаются низкими последние 10 лет, — констатировал Александр Баранов, — и если они сохранятся в ближайшие 10—20 лет (а это можно просчитать на моделях макроэкономического развития), то наша страна не только не выйдет на пятое место, а существенно скатится вниз. Чтобы добиться, как определено майским указом, развития опережающими темпами, никак не обойтись без резкого наращивания инвестиций — для любого экономиста это аксиома». Как отметил замдиректора ИЭОПП СО РАН, пока рост российского инвестирования в основной капитал очень слабый: согласно прогнозу на 2018 год — примерно 3 %, в прошлом году — 4,4 %. А в Китае эта цифра составляет 20—25 % ежегодно. У нас были близкие темпы роста инвестиций в начале 2000-х годов, и как следствие — удвоение ВВП, в том числе и на душу населения в период 2000—2008 гг. 

По мнению экономиста, такая ситуация была следствием не столько успешной экономической политики, сколько благоприятной конъюнктуры на рынках углеводородов и использования имевшихся незагруженных производственных мощностей. «В России, в отличие от Китая, США и ведущих стран Евросоюза, опасаются использовать проверенные инструменты стимулирования экономического роста, — отметил А. Баранов. — Например, Федеральная резервная система США почти до нуля снизила учетную процентную ставку, по которой кредитуются коммерческие банки. Кроме того, практикуются и фискальные методы: администрация Дональда Трампа резко уменьшила ставку налога на прибыль и подняла государственные расходы: не только на оборону, но и на гражданские нужды». 

«Эти методы известны десятки лет, — подчеркнул Александр Баранов. — В России же принято больше всех бед опасаться инфляции (это отражено и в указе) и во главу угла ставить борьбу с ней. Это в свою очередь предопределяет политику Центробанка, который очень медленно и неохотно понижает процентные ставки. Однако мы все прекрасно понимаем, что миссией экономики, ее конечной целью является повышение уровня жизни: в том же указе эта мысль проведена красной нитью. При этом, начиная с 2014 года, реальные доходы на душу населения в России снижались, и только в 2018-м ожидается небольшой прирост».

Получается, что глава государства в стратегическом документе задает общий тренд на растущую по всем параметрам современную экономику, а органы исполнительной власти и госрегулирования ориентируются на второстепенную (и не всегда актуальную) задачу борьбы с инфляцией. В прошлом году потребительская инфляция составила 2,5 % — отлично, контрольная цифра (4%) не превышена! В 2018 году прогнозируется на процент больше — тоже неплохо, в пределах заданного президентом лимита. Да вот только и экономический рост не превысит двух процентов. «При таких темпах реализовать президентскую установку на новый экономический рывок не представляется возможным», — уверен А.О. Баранов. 

«Экономика России должна прирастать на 5—6 % в год, — считает экономист. — Для этого нужно всемерное стимулирование инвестиций и необходимое смягчение кредитно-денежной политики государства. Она должна стать стратегически ориентированной и не реагирующей на преходящие вызовы вроде американских санкций. Центробанк же в таких ситуациях невольно играет роль исполнителя воли оппонента, отвечая на экономические провокации США увеличением процентных ставок. Хотя недавно ЦБ РФ принял меру, намного более эффективную для внешнего укрепления рубля: прекратил скупать доллары на валютном рынке до конца как минимум текущего года». 

Александр Баранов настаивает на том, что для обеспечения экономического роста требуется смягчение налоговой политики: так поступала еще администрация Рональда Рейгана. «Правительство России пока делает шаги в противоположном направлении: подняло с 1 января 2019 года НДС с 18 % до 20 %, ранее повысило акцизные сборы с горючего и ряда других товаров, — отметил замдиректора ИЭОПП СО РАН. — Оправданием этому является желание правительства накопить финансовую подушку безопасности — взамен полностью израсходованного резервного фонда сейчас наполняется фонд национального благосостояния. С одной стороны, идея правильная — иметь запас, компенсирующий потери от возможного нового падения цен на энергоносители. С другой — необходимы инвестиции в инфраструктуру, в образование и науку. В России они традиционно в основном государственные. Поэтому необходимы гармоничные решения, которые бы обеспечили ускорение экономического роста».

«Если подытожить, то цели, которые поставил президент России, теоретически достижимы при намного более мягкой кредитно-денежной политике правительства и более активной практике фискального стимулирования: снижении налоговых ставок, наращивании государственных расходов, — резюмировал Александр Баранов. — Что-то в этом направлении делается, но слишком осторожно и непоследовательно. Это не только моя точка зрения, но и многих известных экономистов, в том числе составляющих Столыпинский клуб: среди них академики Абел Гезевич Аганбегян и Сергей Юрьевич Глазьев. Желательно, чтобы к их мнению прислушивались более внимательно». 

Подготовил Андрей Соболевский

Фото автора (портрет) и pixabay.com

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus