Сегодня - 13.12.2019

Сергей Нетесов: «Вирус удалось побороть»

27 ноября 2015

В прошлом году о заболевании, распространившемся среди жителей стран Гвинея, Сьерра-Леоне и Либерия, узнал весь мир. Лихорадка, вызванная вирусом Эбола, была завезена из региона, где она унесла тысячи жизней, в другие государства: единичные пострадавшие были в Европе и США. За это время медики и учёные сдерживали распространение эпидемии и разрабатывали лекарства и вакцины от такого недуга.

 
Оценку сегодняшней ситуации со вспышкой, результаты борьбы с ней и данные о том, почему не удалось сразу погасить очаг болезни дал член-корреспондент РАН, проректор по научной работе Новосибирского государственного университета, один из ведущих вирусологов страны Сергей Викторович Нетёсов.  
 

Вирус Эбола впервые обнаружили и охарактеризовали в 1976 году во время неожиданного и весьма масштабного распространения этой тяжелой инфекции в Центральной Африке. Некоторые специалисты считают, что тогда и было «первое пришествие» болезни, однако, европейские путешественники и исследователи описывали схожие симптомы у некоторых жителей чёрного континента еще в XIX веке. Данное заболевание приводит к смерти до 80% инфицированных, передаваясь через микротравмы на коже, многократное, без дезинфекции, использование медицинских инструментов и другие способы. Признаки недуга долгое время вводили в заблуждение: поначалу они напоминают дизентерию (на ранней стадии — боли в животе, понос) или ОРВИ (позднее — боли в мышцах, фарингит, воспалённое горло). Уже практически закончившаяся эпидемия Эболы 2014-2015 годов теперь по праву считается самой крупной вспышкой геморрагической лихорадки в истории человечества: более 28 тысяч больных и 11 тысяч умерших. 

 
Многие помнят картинку  нашумевшего вируса (он несколько напоминает очковую змею), полученную с помощью электронного микроскопа. Это изображение сопровождало сводки новостей о ходе борьбы с эпидемией. Для наглядности Сергей Нетёсов на своё выступление надел галстук с рисунком вируса.
 
— Подобные сувениры продают в США, собирая средства на ликвидацию вспышки, — пояснил исследователь. 
 
Сергей Нетесов
 
Многие детали стали яснее учёным после проведения ретроспективных исследований. Но тогда — в конце 2013-начале 2014 года, когда от непонятной болезни, которой не придали поначалу особого значения, умер двухлетний мальчик Эмиль из гвинейской деревни Мелианду — никто не мог предугадать, что вслед за гибелью африканского ребёнка начнется целая вереница смертей. 
 
— Эта история теперь известна всему миру. Малыш заболел и спустя четыре дня скончался. Через какое-то время ушли из жизни его мать, сестра, няня и бабушка. На похоронах последней заразились жители этой и соседних деревень. Оттуда смертоносная лихорадка распространилась на другие районы, города… так и началась эпидемия, — рассказывает Сергей Нетёсов. — Сейчас после расследования «вычислены» почти все первые заболевшие, от большинства из которых пошли новые цепочки заражённых. 
 
Из-за недостаточных знаний некоторых местных медиков на расползавшуюся болезнь не сразу обратили внимание. Только 10 марта 2014 года в столицу Гвинеи была отправлена информация о страшной лихорадке. На тот момент погибли уже десятки человек. 
 
— Кроме известных погребальных обрядов (омовение умершего, прощание с ним через объятия и поцелуи на похоронах), в которых обязательно должен участвовать каждый родственник, осложняли ситуацию с болезнью и другие факторы. Например, во многих развивающихся странах нет представления о больничной гигиене: отсутствуют изолированные палаты, иногда, к сожалению,  даже не имеется очищенной воды, но есть большие перебои с электричеством, — рассказывает ученый. 
 
 
Уже в апреле вирусологам стало ясно, что вспышка становится беспрецедентной:
 
— Один не очень грамотный врач решил не создавать паники и объявил, якобы болезнь находится под контролем — это расслабило правительство. Кроме того, в мае 2014 года известная знахарка пыталась лечить лихорадку Эбола народными средствами, потом заразилась сама и умерла. Поскольку целительница была весьма уважаемая, на её похороны прибыло несколько сотен жителей, из которых многие заболели. 
 
Усугубило ситуацию и то, что специалисты министерства здравоохранения одной из стран очага эпидемии заявили про невозможность исправить происходящее. Из-за этого люди перестали обращаться в больницы вообще и пытались лечиться только у народных целителей. Также мешало борьбе с болезнью множество мифов, ходивших вокруг африканского вируса. Например, прошел слух, что его применяют в целях политической борьбы.             
 
К сентябрю 2014 года уже стало ясно: лихорадка может стать пандемией, то есть, инфекция способна охватить всю планету. Только тогда международным сообществом были выделены действительно большие ресурсы, чтобы ликвидировать проблему.
 
— Осенью и зимой 2014 года в Африку завезли самые последние достижения науки и техники: компактные и надежные приборы для быстрого секвенирования ДНК и проведения диагностики методом полимеразной цепной реакции (ПЦР), — рассказывает Сергей Викторович. — Хотя к моменту распространения болезни из Всемирной организации здравоохранения из-за сокращения финансирования (вследствие редкости подобных вспышек) ушли почти все специалисты по геморрагическим лихорадкам, к концу того года удалось наладить хорошую организацию диагностики этого недуга. 
 
 
С августа 2014 года участвует в борьбе с лихорадкой Эбола и Россия. Она поставила в Гвинею мобильные полевые госпитали и диагностические лаборатории, там работают вахтовым методом российские специалисты: совместно с коллегами из других стран анализируют пробы, обучают местных медиков, расследуют эпидемиологические цепочки, разрабатывают и внедряют инструкции и правила биологической безопасности. Кроме того, в нашей стране в прошлом году аттестованы две диагностические тест-системы на базе ОТ-ПЦР (метод полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией) для выявления РНК вируса Эбола. Один из наборов создан в Государственном научном центре  «Вектор» в Кольцово, а второй — в ЦНИИ эпидемиологии в Москве. 
 
— Эти аппараты очень пригодились, их было использовано за время работы в Африке несколько тысяч штук. Также в мире разработаны три типа вакцин, два из которых  уже испытываются на черном континенте, — говорит эксперт. 
 
1 сентября этого года генеральный директор ВОЗ Маргарет Чен выступила с докладом об итогах борьбы с глобальной проблемой. Она заявила: среди прочих причин лихорадка Эбола получила широкое распространение из-за того, что в африканских странах было очень мало врачей по отношению к численности населения. Тем не менее, усилиями мирового сообщества сейчас вспышка почти ликвидирована: осталось считанное число больных в Сьерра-Леоне и Гвинее. 
 
— Они лежат в хороших клиниках, их лечат самыми новейшими препаратами, а контакты отслеживаются, чтобы не допустить новых эпидемических цепочек. Ведь даже если челочек выживает после этого заболевания, то у него вирус может продолжать циркулировать в скрытой форме, и таких случаев было выявлено немало, — отмечает Нетёсов.
 
Опыт с Эболой показал — крайне важно изучать даже те инфекции, которые в наши дни редко встречаются или кажутся незначимыми. Вместе с тем, учёный отмечает, что, в целом, мировому сообществу удалось избавиться от масштабной смертельной угрозы. Правда, несмотря на успех в «укрощении» вируса, его исходный источник (природный резервуар, как говорят эпидемиологи) пока точно не определён. 
 
 
— Подозрения в первую очередь падают на фруктоядных летучих мышей — они могут быть хроническими носителями заболевания (то есть сами здоровы, без признаков недуга, а вирус в них циркулирует). Если свидетельства, которые говорят, что самый первый заболевший — тот самый двухлетний мальчик — перед болезнью играл рядом с деревом, где обитали сотни представителей отряда рукокрылых, — объясняет Нетёсов. — Стоит отметить, что летучие мыши там не такие маленькие, как у нас: в Африке они размером почти с лисицу. Местные жители питаются их мясом.  
 
Также у исследователей есть подозрения в отношении и других животных, в пробах от  которых ранее были найдены фрагменты генома вируса Эбола: обезьяны-крабоеды, западноафриканские шимпанзе и другие. Но окончательных данных об истинном природном резервуаре пока так и не было получено. Это означает, что хотя эпидемия и завершается, загадки ещё остаются. 
 
Марина Москаленко
 
Фото: (1) —  пресс-службы НГУ, (2-4) — из открытых источников
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (3 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus