Сегодня - 22.10.2019

Сухой остаток

30 мая 2012

Юрий ВинокуровНасколько беспрецедентна безводная весна 2012 года? Что может повлечь дефицит влаги для сельского и городского хозяйства, для экологических систем? На эти вопросы отвечает директор Института водных и экологических проблем СО РАН (г. Барнаул) доктор географических наук Юрий Иванович Винокуров:

- Мы проанализировали инструментальные гидрометеорологические наблюдения за сто лет. Такая маловодная  весна, как сейчас, случилась только в 1924-м году. Тогда уровень воды в Оби в районе Барнаула был ниже минимальной  отметки  на 94  сантиметра, но не в марте, а  в ноябре. В этом году уровень воды ниже нулевой отметки  на 85 сантиметров, но к поздней осени можно ожидать нечто худшее. С учётом состояния Обского водохранилища меня больше всего беспокоит март 2013 года. Инерция экстремальных гидрологических явлений может продлиться и поставить нас в очень неприятное положение.

- А есть ли надежда, что таяние ледников Алтая смягчит эту ситуацию? Хотя бы снимет угрозу водоснабжению городов?

- Первого паводка, то есть половодья от таяния снегов, у нас, по сути дела, не было. Вода не вошла на поймы рек, не подпитались водоемы, не восполняются биологические ресурсы. А ледники  второй волны паводка не дадут: вода не выйдет на пойму, вряд ли пополнит  грунтовые горизонты. Ледниковое таяние может дать в этом году  ориентировочно процентов 60 той прибавки объёма воды, которую приносило обычно.

- Может, ситуацию начнет исправлять дождливое лето, каким его нам обещают?

-  Я думаю, что этот прогноз, мягко выражаясь, не совсем корректен. Нас ожидает настоящее засушливое лето, особенно в Кулунде и других степных районах. Лето будет сухим и жарким, а это проблематично для формирования урожая. До 50% засушливых степных территорий региона используются для зернового земледелия, а ещё 50% - для мясо-молочного животноводства. Кормов там и так недостаёт. Большинство мелиоративных систем ликвидированы, разрушены водохозяйственные организации. Раньше у нас бурили по 600 скважин в год для водоснабжения и орошения, а сейчас  30-40. Мы, конечно, не останемся вообще без зерна, но упадут  урожаи особо ценных твердых сортов пшеницы, пригодной  для мукомольной и макаронной промышленности. Но где мы возьмем корма? Раньше они заготавливались, в основном, на орошаемых участках. Их нельзя завезти в огромных количествах от соседей. Орошать нечем. Мы предлагаем властям предпринять организационные меры, в том числе и по заготовке кормов на поймах, где уровень грунтовых вод ещё достаточно высок и есть, пусть и удалённые, но хорошие сенокосы. Если мы здесь не подстрахуемся, то можем многое потерять.

Что касается городов, то вопрос не только в объёме водоснабжения. Хотя было очень напряженно, когда уровень воды над  оголовками водозаборов в Новосибирске и Барнауле достигли критического минимума… Но есть и экологический аспект.  Когда воды в реке меньше, то её состав хуже – за счет тех сбросов, которые всё-таки туда попадают. Важен такой фактор, как разбавляющая способность, а она-то как раз резко падает. Воды для технического и питьевого Новосибирская ГЭСводоснабжения становится меньше, а качество её ухудшается до  грани допустимого. Достаточно критичен и вопрос с заполнением водохранилищ, особенно Новосибирского.

- Насколько отличается ситуация в Западной и Восточной Сибири?

- На Востоке ситуация не столь остра. Там всё же лесная зона, она лучше сохраняет влагу в целом.  Правда, в таёжных массивах сухая весна и лето отзываются иссушением болот, масштабными пожарами.  В бассейнах всех сибирских рек ситуация достаточно сложная. Водные системы Сибири требуют особого внимания, причем на федеральном уровне – это и природные системы жизнеобеспечения, и транспортные артерии, и источники энергии, и, в целом,  национальное достояние всей России.

Подготовил: Андрей Соболевский

Фото: 1 - Андрей Соболевский, 2 - Слава Степанов (gelio-nsk.livejournal.com)

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus