Сегодня - 04.12.2020

Тотальные объятия филологов

14 апреля 2016

Никто из тех, кто в школе получал «5» по рисованию, не считает себя профессиональным художником. Но многие, у кого было «отлично» по русскому, твердо уверены, что всё знают о предмете, а в обществе процветают многочисленные мифологические представления, самое живучее из которых — русский язык деградирует, засоряется и даже умирает. На конференции «Тотального диктанта» ведущие лингвисты обсудили, как филологи, вовлеченные в этот проект, и журналисты, его освещающие, могут помочь распространять правдивую информацию о русском языке.

Участники круглого стола «Русский язык в СМИ: между правдой и вымыслом»: Алексей Шмелёв, Ирина Левонтина, Светлана Друговейко-Должанская, Мария Ровинская, Юлия Сафонова
 
Как бороться с мифами о языке?
 
«В СМИ можно встретить любую информацию о русском языке, далеко не всегда правдивую. К сожалению, сейчас крайне распространены лженаучные суждения, которые транслируются весьма охотно и на телевидении, и на радио, — говорит Владимир Пахомов, кандидат филологических наук, главный редактор портала Грамота.ру. — Я не буду называть фамилии, все прекрасно знают, кто занимается распространением таких суждений: слово «работа» восходит к имени древнеегипетского бога солнца Ра и так далее».
 

Самые популярные мифы о языке:

— в публичной речи засилье нецензурных и жаргонных слов;

— вал заимствований портит русский язык;

— интернет исключительно негативно влияет на грамотность;

— грамотность населения неуклонно снижается.

 
«Миф о поголовной неграмотности во многом провоцируется журналистами», — подчеркивает Светлана Друговейко-Должанская, научный руководитель портала «Культура письменной речи». — По новостям об итогах «Тотального диктанта» это очень заметно: как эксперты и организаторы ни стараются, рассказывая о прошедшем диктанте, акцентировать внимание на том, сколько было «пятерок», большая часть публикаций начинается словами «Жители такого-то города получили двойки за «Тотальный диктант». Таким образом поддерживается и другой миф — знание орфографии и пунктуации равно знанию о русском языке — что связано с тем, что школьное обучение этому предмету во многом подменяется обучением грамотности».
 
Лингвисты, конечно же, опровергают лженаучные теории, читают лекции и издают научно-популярные книги о языке. Но, несмотря на их усилия, мифы необыкновенно живучи. И казалось, что у ученых нет мощного инструмента воздействия, способного преломить данную ситуацию. Но вот появился «Тотальный диктант». 
 

«В чем суть этой акции? Раз в год десятки тысяч людей приходят в объятия к филологам. Пресса охотно распространяет информацию о проекте. Например, новость о том, что ТД—2016 состоится 16 апреля. В тексте этого сообщения нет слов «Путин», «Крым», «Донбасс», но её перепечатали множество СМИ. Я глубоко убежден — «Тотальный диктант» уже вышел за рамки простой проверки знания орфографии и пунктуации и превратился в мощнейший просветительский инструмент, который может и должен решать важнейшую задачу по пропаганде научных знаний о русском языке, по противодействию распространения лженаучных сведений и по просвещению». Владимир Пахомов.

 
Владимир Пахомов
 
Участники круглого стола обсудили, как огромная популярность этой акции может помочь в деле продвижения научных лингвистических знаний, и сформулировали несколько практических советов и рекомендаций для организаторов «Тотального диктанта».
 
Во-первых, в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске и других крупных городах после окончания диктовки стоит проводить научно-популярные лекции выдающихся российских лингвистов. «Я думаю, на площадку придет огромное количество народу, если объявить, что после диктанта можно будет послушать, к примеру, академика Андрея Анатольевича Зализняка», — уверен Владимир Пахомов.
 
Во-вторых, лингвисты предложили включать небольшие просветительские «врезки» в курс занятий «Русский по пятницам», который проводится в рамках подготовки к «ТД».
 
В-третьих, вместе с бланком «ТД» можно раздавать участникам акции списки научно-популярной литературы, интернет-порталов, где можно найти достоверную информацию, и рекомендуемых лингвистами словарей, поскольку продвижение правильного лексикографического продукта — это тоже очень важная цель.
 
Как популяризировать русский язык?
 
«Когда мы говорим о научно-популярной работе, важно представлять себе, чего ждет от нас адресат, — считает Юлия Сафонова, лингвист-эксперт и ведущая передачи «Русский устный» на радиостанции «Спутник». — Моя многолетняя практика ведения этой и других передач, посвященных русскому языку, показала следующее: во-первых, людям они интересны. Во-вторых, к сожалению, нашему слушателю хочется узнать, как правильно, без вариантов. И лингвисты должны потихоньку исправлять ситуацию и говорить, что язык, подобно нашей жизни, сложен и многообразен, и в этом — его богатство. В-третьих, в России до сих пор есть негласные авторитеты — учителя русского языка — и эту позицию терять нельзя. Другое дело, преподаватели не должны быть диктаторами: им необходима гибкость и в самом высоком смысле толерантность, потому что язык, в конце концов, нам дан для понимания друг друга. Многолетнее общение со слушателями убедило меня в том, что языковая рефлексия не утихает. И на ней, мне кажется, должен быть построен научпоп. И да, не могу не согласиться с коллегами: журналисты навязывают нам одинаковые — их любимые — темы. Задача же лингвистов в том, чтобы донести мысль: людям интересно другое — как устроен язык, как меняется окраска слов — например, смена коннотации у слова «тотальный» с негативной (тотальный, поголовный) на положительную — во многом благодаря появлению «Тотального диктанта». Тематику нужно задавать лингвистам».
 
«Мне кажется, существует иллюзия: мы журналистам всё расскажем, а дальше пусть они несут это в массы и доносят до каждого дома, каждого ума, — рассуждает известный лингвист Ирина Левонтина. — Действительно, очень важно привлекать внимание СМИ к нашей деятельности по популяризации русского языка, но я уверена, что ученые должны сами участвовать в том, чтобы распространить знания о своей науке. Сегодня филологов-популяризаторов мало: есть несколько человек, которые активно занимаются этой деятельностью и выступают с лекциями на ТВ, на «Постнауке» и так далее. Лингвистами написано чуть более полусотни книг за полвека — этого очень мало! Сейчас, к счастью, есть интерес к популяризации, стали издаваться научно-популярные книжки — во многом благодаря фонду «Династия». К сожалению, он закрылся, но появился другой — фонд «Эволюция», который также будет поддерживать издание подобных книг, в частности, и по лингвистике.
 
Ирина Левонтина
 

«Очень многие из моих коллег считают, что ученый не должен говорить с профанами. Он свое научное знание получает, а кто-то другой пусть донесет, упростив, его до неспециалистов. Это неправильно. Наша звезда, всеми нами любимый академик А.А. Зализняк, к примеру, не считает для себя зазорным объяснять, почему то, что он деликатно называет «любительской лингвистикой», является ерундой. Я считаю, что и у остальных филологов, как говорится, корона с головы не упадет, если они попытаются научиться объяснять широкой публике понятным языком то, чем занимаются». Ирина Левонтина.

 
Алексей Шмелёв, заведующий отделом культуры русской речи Института русского языка имени В.В. Виноградова РАН считает: небольшой пул лингвистов-популяризаторов объясняется тем, что, как правило, в СМИ есть как ограниченный список людей, к которым принято обращаться по разным поводам, так и устоявшийся круг вопросов: «Можно ли употреблять матерные слова?», «Как вы относитесь к наплыву заимствований в русский язык?» и так далее. Ирина Левонтина же убеждена: «И то и другое лечится. Например, мне звонят и приглашают на передачу. Я спрашиваю: «Почему опять я? Есть прекрасный молодой лингвист Борис Иомдин, пусть приходит он». И его действительно стали звать. Или, например, задают какие-то вопросы, я говорю — они не самые интересные, и журналисты спрашивают, что могу посоветовать я».
 
«Наверняка у многих возникает вопрос — почему на телевидении так мало передач о русском языке, — отмечает Юлия Сафонова.— Мне кажется, такую передачу очень трудно сделать. ТВ нужна картинка, яркий визуальный образ. Два последних выпуска своей передачи я делала о двух выражениях: «задать лататы» (трусливо и поспешно убегать. — Прим. ред.) и «задать стрекача» (стремительно убежать. — Прим. ред.). Как можно визуализировать, что такое стрекач? Рассказать об этом интересно можно, но показать это — достаточно трудоемкая работа для телевидения. Поэтому мы вряд ли сможем рассчитывать на появление какой-то яркой передачи о русском языке на ТВ. И журналистам надо понимать, когда они берутся за подобное, что, как ни прискорбно, телевидение не создано для популяризации русского языка». 
 
С этой точкой зрения не согласна Ирина Левонтина: «Юрий Михайлович Лотман, который просто сидел перед камерой и рассказывал о русской культуре, делал это так, что оторваться от передачи было невозможно, хотя никакого видеоряда, кроме шевеления его усов, в кадре не было. Точно так же можно было бы записывать прекрасные лекции лингвистов». Ее поддерживает и Алексей Шмелёв: «Во Франции трансляция Dictée Nationale, аналогом которой является «Тотальный диктант», одно время была самой популярной телепередачей». 
 
Юлия Сафонова
 
Как навести порядок на книжной полке?
 
«Лингвисты пишут замечательные научно-популярные книги о языке: «О чем речь» И. Левонтиной, «Почему языки такие разные» В. Плунгяна, «Русский язык на грани нервного срыва» М. Кронгауза, — перечисляет Владимир Пахомов. — Но нередко в больших книжных магазинах мы видим, как эти издания делят место на одной полке с книгами, в которых рассказывается, например, что все слова русского языка коррелируют с молекулами ДНК. Как рядовому читателю, не обладающему лингвистическим образованием, в этом разобраться? Как понять, какую книгу брать можно, а какую не стоит?»
 
«После того как Максим Кронгауз обмолвился, что ему страшно неловко соседствовать на книжных полках с книгами «того, кого мы решили не называть», я поговорила с генеральным менеджером книжной сети «Буквоед», — отвечает Светлана Друговейко-Должанская. — И мы договорились о том, чтобы располагать на разных полках литературу научно-популярную и сомнительную. И здесь, конечно, самое сложное — как последнюю называть. Мне нравится тот «мягкий» вариант, что предложил А. Зализняк — «любительская лингвистика»: такое название вполне уместно на книжной полке и уже о чем-то предупредит покупателя».
 
«Мы оказываемся в условиях конкуренции с условным Задорновым, которого сегодня хотели не называть. Конечно, если человек не связан рамками доказательности, несет всякую ахинею, и делает это действительно увлекательно, многим его книги очень нравятся», — дополняет Ирина Левонтина.
 

«Автор путешествовал по миру, вслушивался в речь нашу и других народов. Проводил исследования, сидел в архивах, заглядывал в суть слов и она раскрылась, как цветок на утреннем солнце… Воспевая Славу Роду, Михаил Николаевич рассказывает удивительно интересные вещи. <…> Вы получите захватывающе интересное толкование сюжетов русских сказок, прочтете много нового о календаре, услышите, что прошепчут буквы алфавита и испытаете гордость за родную речь, узнав, что английский язык — испорченный русский!». Из аннотации к книге М. Задорнова «Слава роду!»

 
«Способ тут только один — попытаться тоже писать интересно, чтобы постепенно воспитать в людях вкус и понимание — как отличить научное знание от чистой фантазии. Я читаю научно-популярные лекции 15 лет и вижу, что определенная динамика есть. Если раньше обязательным на каждой лекции был вопрос «А как вы относитесь к теории, что все языки произошли от русского 40 тысяч лет назад?», то сейчас обычно такого нет, и, более того, последнее время даже перестали спрашивать: «Русский язык гибнет, что мы можем сделать для его спасения?». У тех лингвистов, которые стараются общаться с широкой публикой, уже получается донести до этой самой публики мысль: язык, в общем-то, не гибнет. Конечно, нет способа враз переключить людей с «милорда глупого» на Белинского и Гоголя, это возможно только естественным путем», — убеждена Ирина Левонтина.
 
Алексей Шмелев
 
На вопрос слушателя о том, следует ли как-то жестче бороться с засильем лженаучных книг и явно ложных теорий приверженцев «любительской лингвистики», Юлия Сафонова отвечает категорично: «С моей точки зрения, надо клеймить и честно писать, это — лженаука. Очевидно, что эстетическое хулиганство — а издание подобной литературы я отношу именно к этой категории — требует наказания, поскольку авторы не только делают это с определенным злым умыслом — заработать деньги, но, что важнее, вводят общество в заблуждение».
 
«К сожалению, нельзя в книжном магазине рядом с книгой поставить табличку «Это — лженаука», — считает Ирина Левонтина. — Нужно увеличивать количество лекций и придумывать новые форматы научно-популярных мероприятий. В научпопе есть жанр — развенчание мифов. Например, в недавно вышедшей книге одного из членов фонда «Эволюция» Александра Соколова «Мифы об эволюции» по пунктам перечислены самые распространенные заблуждения и объяснения, в чем подвох. Если бы кто-то из лингвистов взялся и написал подобную книгу о языке и разоблачил наиболее злостные выдумки, это было бы очень интересно». 
 
Алексей Шмелёв высказал опасение, что книги из серии «Мифы о …» только на первых порах будут писать специалисты, а потом главные мифотворцы начнут сами сочинять подобное — вспомнить хотя бы недавно вышедшую из под пера нынешнего министра культуры В. Мединского книгу «Мифы о России». 
 
«Я не была бы столь пессимистична: люди все-таки могут отличить правду от неправды, и желание знать правду в них сильно, — считает Ирина Левонтина. — Недавно на лекции Александра Панчина пришлось открыть все аудитории и принести все дополнительные стулья, потому что народу было очень много. Конечно, есть определенный сорт людей, которых не переубедишь, но есть и те — в том числе среди ученых-не гуманитариев — кто открыт для новой информации. Просто зачастую им попадается ерунда, и они начинают в нее верить, но если объяснить, как в действительности правильно, то готовы это уяснить». 
 

Очередной добровольный диктант для всех желающих состоится 16 апреля. Он пройдет на 2185 площадках в разных городах и странах, а также в прямом эфире на сайте «Тотального диктанта». В этом году автором стал детский писатель, поэт, драматург и сценарист Андрей Усачёв. Одна из его знаменитых работ — серия книг с пионерскими страшилками, написанная совместно с Эдуардом Успенским, в которой писатели собрали жуткий детский фольклор про Черную руку, Красные перчатки, Синие ногти и многие другие истории, известные не одному поколению школьников.

 
Подготовила Елена Трухина
 
Фото автора
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 4.2 (5 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus